Category: финансы

Сайт КУЛЬТУРОЛОГ приглашает читателей и авторов

Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

Хозяйственные системы в эпоху глобализации: конвергенция или гибридизация?

Автор: Андрей Шевчук



Концепция конвергенции появилась в 1960-х годах и первоначально подразумевала формирование «смешанного общества» на основе взаимного сближения капитализма и социализма. Подобных взглядов придерживались Я.Тинберген, Р. Арон и Дж. Гэлбрейт. Сегодня в эпоху глобализации эта концепция обретает второе дыхание, наполняется новым смыслом и становится одной из самых популярных в дискуссиях о будущем мировой экономики. Речь вновь идет о движении всех стран к некой оптимальной хозяйственной организации, но за ее образец выдается американская неолиберальная модель.

В качестве основных факторов, способствующих конвергенции как правило называются следующие:

* общие условия хозяйствования в рамках глобализированных рынков товаров и услуг;

* транснационализация фирм, их превращение в глобальных игроков на единых мировых рынках;

* ужесточение конкуренции и ускорение научно-технического прогресса, вынуждающие фирмы копировать «лучшую практику», выработанную фирмами-лидерами;

* уменьшение значения национального государства как источника регулирующего воздействия и институциональной специфики.

Однако формирования мировых рынков идет с разной скоростью. Наиболее впечатляющи успехи глобализации в сфере финансов, однако другие сектора существенно отстают, а некоторые рынки и фирмы по своей природе привязаны к определенной территории. Например, несмотря на возрастающие масштабы миграции в целом мобильность трудовых ресурсов довольно ограничена, а малый бизнес продолжает обслуживать местные нужды. По видимому, в ближайшем будущем, мировая экономика будет представлять собой скорее не глобальные рынки, а сложное переплетение глобализированных, региональных, национальных и местных рынков.

Ужесточение конкуренции и интенсификации инноваций напрямую не ведет к унификации хозяйственной практики. Как показывает история бизнеса, существуют различные пути достижения успеха на рынке. Даже в случае, когда фирмы или государства пытаются имитировать определенные технологические и организационные решения, они ложатся на другую институциональную почву и существенно видоизменяются.

Степень снижения регулирующей роли национального государства порой переоценивается. Национальное государство по-прежнему является единицей, обладающей монополией на насилие, а также инструментом интеграции обществ. Наконец, упомянем культурную специфику обществ, обладающую сильной инерцией.

Не следует представлять глобализацию исключительно как некий объективный процесс, а конвергенцию как ее автоматическое следствие. Сейчас разворачивается борьба за институциональное устройство глобализирующейся мировой экономики. В ней задействованы различные силы: транснациональные корпорации; национальные государства с разными цивилизационными основами, хозяйственными моделями и уровнем социально-экономического развития; общественные организации и т.п. Сегодня инициатива у США, которые пытаются представить либеральную модель как некое естественное устройство мировой экономики. В этом свете конвергенция предстает скорее как желаемое некоторыми политическими силами, чем как действительное.

Новый мировой порядок возникает не на пустом месте, а на базе национальных экономик и определенных хозяйственных моделей. Каждая из них ищет свои ответы на вызовы глобализации в соответствии с траекторией предшествующего развития (path dependency). Поэтому правильнее говорить не о конвергенции к единой модели, а о «гибридизации» существующих моделей и следовательно сохранении институционального разнообразия капитализма.

Полный текст работы на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3337/110

О деньгах и экономической программе

 Автор: Андрей Карпов

Мы часто жалуемся, что нам не хватает денег. Денег не хватает на всех уровнях: их недостаёт людям, предприятия постоянно ощущают нехватку инвестиционных фондов и оборотных средств, государственная власть вынуждена ограничивать расходы и урезать бюджет. Денег всегда мало, и мы ищем, откуда их взять. Иной раз кажется, что источник недостающих сумм обнаружить несложно. Например, деньги, выводимые за рубеж. Надо ограничить вывоз капитала, и денег в стране окажется больше. Ещё лучше вернуть уже вывезенный капитал в страну. Можно добавить денег государству, национализировав частные капиталы; если бы удалось перевести на государство те суммы, которые хранятся на частных счетах в зарубежных банках (а происхождение этих средств часто сомнительное), то был бы явный прибыток.

На самом деле, получить деньги ещё проще. Что такое деньги в современной экономике? Это запись на счёте. Деньги можно просто "нарисовать". Конечно, приписать кому-либо доллары государство не может это чужие деньги, но с рублями проблем нет. Ничто не может появиться из ниоткуда, поэтому итог измениться не должен. Основа бухгалтерского учёта двойная запись: на один счёт сумма записывается в плюс, на другой в минус. У субъекта экономической деятельности одновременно появляются и деньги и задолженность. Центробанк и сегодня так вбрасывает деньги в экономику, кредитуя коммерческие банки. Центробанк может так кредитовать и государство.

По этой схеме накачаны финансовые мускулы США. Государство выпускает облигации, которые покупаются Центробанком (в случае с США банками ФРС). Теоретически государство когда-нибудь должно эти деньги вернуть, но практически такой задачи не ставится. Достаточно того, что выплачивается минимальный доход на облигации. Долг же потихоньку накапливается, а чтобы проще было с ним обращаться, увеличивается доля бумаг с более отдалённым сроком погашения. Основная масса казначейских облигаций США сейчас 10-летние, но доля 30-летних растёт. Потом можно будет перейти на 50-летние, так что резерв есть. Расплату по долгам всегда можно отодвинуть в далёкое будущее. Зато деньги в кармане государства появятся прямо сегодня.

Так что, в принципе, в экономику может быть вброшено любое количество денег. Также в любой момент у государства может оказаться столько денег, сколько оно пожелает. Но станет ли оно от этого богаче?

Выражается ли богатство в деньгах? Мы привыкли оценивать имущество в пересчёте на деньги, поскольку практически у всего есть цена, выраженная в деньгах. Но цены меняются; имущество, хотя и подвержено износу, более постоянно. Подлинное богатство измеряется не суммой на счёте, а тем количеством благ, которое ей соответствует. Деньги виртуальны, богатство материально.

Если же говорить о связи между деньгами и богатством, то она существует в двух видах. Первый вид связи определяется долей денег, приходящейся на данного участника экономических отношений. Богаче тот, чья доля больше. Сама сумма (количество нулей после первой цифры) значения не имеет. Важно лишь, что из общего количества обращающихся в экономике денег, тебе принадлежит некая весомая часть. Богатеет тот, чья доля увеличивается быстрее, чем растёт совокупная масса денег. В противном случае, ты можешь беднеть, владея номинально всё возрастающей суммой.

Очевидно, что доля одного экономического субъекта может увеличиться только за счёт уменьшения доли других. Каждый пытается подтянуть денежное одеяло экономики в свою сторону. Именно поэтому экономическая жизнь рождает военные метафоры захват рынка, удержание позиций и т.д.: она по своей сути является непрерывной борьбой. Не будешь прикладывать усилий к увеличению своей доли, будешь её терять, поскольку другие-то усилия прикладывают. Агрессия и несправедливость, таким образом, заложены в саму природу товарно-денежных отношений.

Второй вид связи между деньгами и богатством определяется тем, сколько реальных благ приходится на равную долю денег. Правильнее говорить именно о равной доле, а не об одной денежной единице.  Количество благ на единицу денег неизбежно снижается,  поскольку рост денежной массы в норме должен опережать рост производства благ. Это связано с кредитным происхождением денег. Центробанк сначала перечисляет деньги (переводит на счета коммерческих банков), а уже потом они начинают обслуживать экономические операции. Таким образом, на любой, произвольно взятый момент времени денег в экономике пока ещё больше, чем благ. Побочным эффектом  такого механизма является инфляция (обесценивание денег). Небольшая инфляция - это нормальное явление.

Тут, видимо, необходим комментарий (как бы в скобках). У нас любят ссылаться  на прецедент снижения цен в послевоенное время. Как пел В.С. Высоцкий: "Было дело, и цены снижали". Но то снижение надо расценивать как аномальное. В СССР существовало два вида денег безналичные, обращающиеся среди предприятий, и наличные. В войну основная товарная масса была военного назначения и не выходила за пределы безналичного оборота. Товары для населения выпускались по остаточному принципу, их было мало, цены на них были высокими. После войны доля продукции, продаваемой исключительно за безнал, снизилась, товаров для населения стало больше. Произошло резкое перераспределение благ в сторону наличных денег, а поскольку количество последних сильно не выросло, цены упали.

Но вернёмся к основной теме. Количество благ, приходящееся на равную долю денег, является основным показателем общественного достатка. Уровень жизни в том или ином обществе определяется как раз тем, эквивалентом скольких благ является некая равная доля. Взяв конкретную долю общей денежной массы за единицу, мы можем сравнивать продуктивность экономик разных стран, а также оценивать рост экономики любой страны. В первом случае мы сопоставляем количество благ, приходящихся на одну и ту же долю денег в разных странах, а во втором - в разное время в одной стране.

В реальности такой показатель не используется, поскольку не очень понятно, что можно противопоставить деньгам. Мы пересчитываем разнообразные блага в деньги, и у нас нет иной меры для репрезентативного представления благ. Впрочем, при желании тут можно что-нибудь придумать.

Однако сейчас для нас важно другое. Мы должны чётко осознавать, что качество нашей жизни выражается не в деньгах, а в благе, соответствующем равной доле совокупной денежной массы. Если в экономику просто добавить денег, то денежная масса вырастет, а количество благ останется прежним. Уровень жизни не возрастёт.

Деньги потому и утекают из страны, что они здесь оказываются лишними. В действительности нам не хватает не денег нам не хватает благ. На деньги мы хотим подкупить благ, но где их взять? Увеличение денежной массы приведёт лишь к  удешевлению денег. Мы будем оперировать возросшими суммами и получать тот же результат.

Конечно, недостающие блага можно купить за границей. Но покупать там надо уже за чужие деньги, которые ещё необходимо как-то получить. Как? Продав за рубеж какой-нибудь товар. Но это означает, что мы не просто получаем блага из-за границы, а обмениваем одни блага на другие.

Допустим, мы продаём то, что нам не нужно. Например, оружие в мирное время. Но всё равно это оружие надо произвести. На него тратятся ресурсы материалы, человеческий труд. И то, и другое можно использовать иначе; в результате чего у нас были бы блага, которые мы теперь закупаем у иностранцев на деньги, вырученные за продажу того, что нужно не нам, а им.

Получается, что выгоднее всего торговать сырьём (если его много). На превращение сырья в товар тратится минимум сил, и в итоге мы приобретаем больше, чем теряем. Следовательно, не потому страны бедны, что торгуют сырьём, а потому торгуют сырьём, что бедны (они реализуют наиболее экономически выгодную схему). Наша пресловутая зависимость наполнения бюджета от продажи сырья, которая потихоньку снижается, есть следствие нашего скромного достатка. Достаток увеличивается и экспорт диверсифицируется.

Сырьевой экспорт позволяет снабжать страну тем, что она не может произвести сама. Но это выживание, а не развитие. Экспорт стимулирует развитие национальной экономики только в том случае, когда он привносит нечто, изначально отсутствующее: начинают использоваться ранее неведомые технологии; люди получают навыки, которыми ранее не владели; возникают технологические цепочки, которых прежде не существовало. В результате на этой базе начинают создаваться новые блага, не только на вывоз, но и для внутреннего потребления. Так с помощью экспорта Китай вышел в экономические лидеры. Но теперь Китай решает задачу развития внутреннего рынка, и это правильно. По-настоящему сильная экономика должна строиться на развитом внутреннем рынке. А что такое "развитость" рынка? Её следует интерпретировать как высокий уровень благ, приходящийся на равную долю совокупной денежной массы.

Это и должно быть конечной целью экономической политики. Не деньги, не количество нулей, тем более в долларовом измерении (т.е. в оценке на вывоз), а объём благ.  Диспропорция распределения, при которых доля одного неизмеримо больше доли другого, конечно, выглядит некрасиво, но сама по себе не является главной бедой. Беда заключается в том, что на минимальную равную долю приходится мало благ. Есть и другая беда: значительные силы уходят на присваивание себе чужой доли. Если эти силы вкладывать не в перетягивание одеяла, а в созидание, эффект был бы более впечатляющий. Но сами участники экономических отношений отказаться от борьбы не могут. Снизить, скажем так, "затраты на конкуренцию" может только государство через регулирование экономической среды.

Стимулирование производства, ориентированного на национальное потребление, и регулирование экономики, направленное на снижение остроты экономической борьбы, это самое лучшее наполнение экономической части необходимой сегодня политической программы.

На сайте:
http://culturolog.ru/content/view/3332/110/

Отечественное сельское хозяйство подсаживается "на иглу" импорта генно-модифицированных семян

На конференции «Агрохолдинги России», прошедшей в Москве 6 декабря 2013 г. была поднята тема ГМО. О ГМО заговорил начальник отдела исследования рынков компании Bunge (одного из крупнейших в мире производителей подсолнечного масла) Олег Суханов.

Оказывается ещё 29 сентября 2013 г. было принято постановление Правительства РФ № 839, которым в России разрешается сеять генно-модифицированные зерновые. Решение вступает в силу с 1 июля 2014 г.  Сначала генно-модифицированные семена надо будет зарегистрировать, поэтому первого сбора генно-модифицированной сельхозпродукции можно ожидать с 2016 и 2017 года.

Регистрация ГМО отнесена к ведению нескольких ведомств: Минздрав займется теми, что используются для изготовления лекарств, Росздравнадзор — медицинских изделий, Роспотребнадзор — продуктов питания, Россельхознадзор — кормов для животных. Готовые свидетельства будут вносить в специальный реестр ГМО и продукции, полученной с их использованием, — его будет вести Минздрав.

Дети кукурузы
   Дмитрий Васильев  "Дети кукурузы", 2008
Прежде всего, следует ожидать использование ГМО в выращивании таких культур как соя, кукуруза и сахарная свекла. ГМО позволяет получать более высокие урожаи, менее подверженные болезням и вредителям.

Генно-модифицированные семена в основном будут завозиться из-за рубежа. Следует ожидать, что основными поставщиками станут Syngenta, Monsanto, KWS и Pioneer.

В настоящее время ГМО в России можно выращивать только на опытных участках, разрешен ввоз некоторых сортов кукурузы, картофеля, сои, риса и сахарной свеклы (всего 22 линии растений). Однако крупные агрохолдинги и сегодня иногда засевали площади кормовыми генно-модифицированными культурами – для своего скота. С новым же постановлением Правительства открывается простор для рыночных действий.

Официально заявляется, что фактов, свидетельствующих о вреде ГМО, не выявлено. Но на самом глубоком семантическом уровне мы знаем: вмешательство в природу не может обойтись без последствий. То, что мы эти последствия пока не обнаружили, ещё не значит, что их действительно нет.

Есть и другой момент.  Из генно-модифицированных семян можно получить урожай, но семена для посева получить нельзя. Это означает, что наши сельхозпроизводители будут вынуждены всё время закупать семена за рубежом. Возникает продуктовая зависимость и угроза нашей продуктовой безопасности.

Сдача позиций по ГМО ожидаема (в какой-то степени она есть следствие нашего вступления в ВТО), но это – очередной знак нашей экономической зависимости от Запада, знак деградации России как цивилизационной системы.

http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1857&Itemid=20