Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Сайт КУЛЬТУРОЛОГ приглашает читателей и авторов

Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

День отцов

Борис Неменский - Отец и дочь, 1963

4 октября 2021 г. Президент РФ В.В. Путин подписал Указ об установлении Дня отца.

В современном календаре – каждый день какой-нибудь праздник. Новообретенный День отца будет отмечаться в третье воскресенье октября. В этом году это 17-е. Дата эта уже была задействована. 17-е октября – День яркой одежды. Отмотаем на день назад (будет 16-е октября) – получим День шефа (босса) или День бездомной кошки. Прокрутим вперёд (18-е октября) – выйдет День без бороды. Вот в каком ряду оказывается новый праздник.

С Днём без бороды понятно: всем бородатым предлагается побриться. В День бездомной кошки можно сделать доброе дело – найти животному дом или просто покормить. Есть люди, заботящиеся о братьях наших меньших круглогодично, а прочим полезно хотя бы раз в год вспомнить о существовании бездомных животных. А какая логика в существовании Дня отца? Раз в год будем вспоминать? Таковы все профессиональные праздники: День строителя (2-е воскресенье августа) или День работников скорой помощи (28 апреля). Мы чествуем в определённый день людей определённой профессии, потому что профессий много. Один день посвящается одной специальности, прочие дни оставляются другим. А выделяя День отца, кому мы оставляем прочие дни? Матери? Но существует специальный День матери (последнее воскресенье ноября).

Есть у нас в календаре ещё и такой праздник – День дурака (1 апреля). Один раз в год можно и подурачиться. Предполагается, что весь остальной год следует быть серьёзным и вести себя прилично. Если к Дню отца приложить эту логику, получается, что только день в году надо быть отцом, а всё остальное время на отцовство внимания можно и не обращать.

На самом деле, День отца – это не столько вменение обязанности отцовства, сколько борьба за права. Своеобразная проекция гендерной парадигмы. Если выделен специальный праздник для матерей, то отцы чем хуже? Чем-то это напоминает установку не пропускать женщин вперёд и не уступать им место в транспорте. Равные права – для женщин носить штаны, для мужчин – юбку? Отцы по-мужски могли бы радоваться на празднике матерей и не требовать к себе особого внимания.

Самое интересное, что День отца и так существовал. Его отмечали в третье воскресенье июня. Первыми его ввели США, где он является национальным праздником аж с 1966 года. В прошлом году эту дату отмечали уже более 30 стран. В России тоже вспоминали про отцов – но не официально. Получается, что мы взяли американскую идею, но отказались от американской даты. Октябрь вместо июня – это же совсем другое дело!

А ведь есть же ещё и День семьи. Отмечается 8 июля, в день памяти святых Петра и Февронии, которые издревле на Руси считались покровителями брака. Полное название праздника – День семьи, любви и верности. День семейных пар. Муж и жена предполагаются, а дети как-то отходят на второй план.

В итоге выстраивается довольно странная семейная геометрия. День семьи – он и она, без детей. День матери: мать и ребёнок (без ребёнка матери не бывает). Отцы стоят в сторонке. В принципе, ведь возможны неполные семьи. Мать у ребёнка есть, а отца нет. Праздник охватывает и таких матерей тоже. Симметрично выстраивается День отца: отец и ребёнок. Матери пусть ждут ноября, своей даты. Да и бывают семьи, где нет матерей. Таких отцов с детьми немного, но они есть. Что же, праздник распространяется и на них.

Вот и порезали семью на части. Это вполне в духе времени, который предполагает, что к каждому человеку адресуются персонально, как к автономной единице. Мы не замечаем, как создаём общество, состоящее из самодостаточных единиц, объединение которых в семью вторично – оно возможно, но больше не считается обязательным. Если у нас утверждаются институты суррогатного материнства и донорства спермы, то детьми обзавестись может каждый, как и получить статус отца или матери, вовсе не вступая в семейные отношения.   

Положительная оценка нового праздника связана лишь с тем, что теперь отцовство попадает в сферу внимания государства. То, что у отцов отныне есть свой государственный праздник, вроде как, должно способствовать росту их престижа. Но на примере существования Дня матери можно представить, что учреждение Дня отца будет использоваться прежде всего как информационный повод для проведения разных мероприятий. Мероприятия будут включаться в планы, по ним будут отчитываться. Бюрократическая машина с удовольствием будет ставить новые галочки в бумагах и распределять дополнительные бюджеты. Общественно полезный выхлоп от всей этой бюрократической игры будет весьма незначительным.

19 марта отмечается Международный день клиента. Его ещё называют Днём покупателя. Многие ли из нас слышали об этой дате? Почему она пропадает в безвестности? Потому что скидки и подарки покупателям раздаются не только под этот день, но весь год. Бизнес не может забыть, что у него есть клиенты, иначе вместо прибыли он будет подсчитывать убытки. О ком постоянно помнят, тому не нужны особо выделенные праздники. Получается, что День матери и День отца – это такие памятники забвению о том, что наше общество состоит из людей, имеющих родителей. Надо специально вспоминать, что не будь матерей и отцов, не было бы и народа (а в государстве – населения).

В мире есть много хороших вещей. Например, замечательная штука – рациональное мышление. Но ещё никому не пришло в голову учредить День рационального мышления, поскольку это стало бы признанием, что обычно мышление как-то обходится без рацио. Никто ещё не ввёл День честного поступка. Иначе бы пришлось признать, что наш стандарт – поступать нечестно. А вот материнство и отцовство мы уже вполне можем сделать поводом для отдельного упоминания. Стоит задуматься и сделать выводы…

Однодневный приступ постмодернизма

Московские власти продолжают перековку доставшегося им населения на европейский манер. В преддверии Валентинова дня (так называемый «День влюблённых») они провели перформанс, переименовав на один день станцию московского метрополитена Люблино во «Влюблино».

Уже неоднократно говорилось, что Валентинов день является чужеродным для нашей национальной культуры. Тем не менее, он активно насаждается в культурном поле. Силу празднику придаёт стоящий за ним коммерческий интерес. День влюблённых – прекрасный повод делать подарки, которые перед этим надо будет купить, а значит, торговля получит дополнительный доход. Чем больше праздников в календаре, тем бизнесу лучше.

Однако в данном случае мы видим действие, которое непосредственным образом на экономику не проецируется. Организаторы мероприятия затеяли чисто семантическую игру. Вероятно, она в полной мере соответствует их внутреннему мировосприятию. Которое, как свидетельствует данный случай, полностью оторвано от отечественной культуры, пропитано культурными эманациями Запада и постмодернизмом. Впрочем, московские власти показывают своё подобное внутреннее устройство уже давно: не случайно даже в этот Новый год, пришедшийся на период коронавирусных ограничений, метро в Москве работало всю ночь (и при том бесплатно), тогда как при Собянине работа метрополитена никогда не продлевалась ни на Рождество, ни на Пасху. К светскому и европейскому московская власть, мягко говоря, расположена гораздо больше, чем к национальному и православному.

Постмодернистская игра кажется забавной, но она опасна, поскольку к ней несложно привыкнуть. Эта грязь легко налипает, и потом куда бы ни обращался человек, он везде будет оставлять разъедающие реальность следы постмодернизма. Может быть, собянинская команда не любит православные праздники как раз потому, что с ними не поиграешь. Они требуют серьёзного, правильного отношения. Они о настоящем. А настоящее человеку, привыкшему к игровой виртуальности, кажется тяжелым и скучным.

Впрочем, есть и другой возможный, более печальный сценарий. Мероприятие по «переименованию» станции метро с аллюзией на популярный европейский праздник можно расценить как умело и профессионально проведенную акцию, реализованную в рамках программы культурной трансформации населения России. Каждое такое событие в отдельности, вроде бы, просто чудной инцидент, но, складываясь одно к одному, они обладают кумулятивным эффектом. В итоге мы потихоньку теряем свой национальный код, рискуя через какое-то время полностью утратить свою национальную идентичность.


Объязычивание Рождества



Путешествие в Рождество 2018-2019. Фото с сайта ландшафтной компании Ли-Эр Ильи Васецкого

Мы усвоили себе привычку думать о России как о православной цивилизации. Мы – не Запад. Мы – альтернатива. У нас сохраняются истинные христианские ценности, духовный взгляд на вещи.

Эта точка зрения имеет серьёзную историко-литературную базу. Как цивилизация с соответствующими признаками Россия описана у Данилевского[1]. Православие является ключевой характеристикой русской цивилизации у Тойнби[2]. Более того, именно в России находили потенциал для будущего духовного обновления. Шпенглер в современном ему большевизме вдруг увидел создание новой разновидности христианства[3]. А Шубарт, очарованный русской душой, утверждал, что будущее принадлежит России[4]

Наконец, внушительным аргументом в пользу православности нашей цивилизации является сонм российских святых. Правда, две трети из них – это новомученики, пострадавшие за Христа и веру как бы уже внутри этой особой цивилизационной общности.

***

Человеческая культура имеет двухъярусное строение[5]. Верхний ярус – это уровень самопрезентации общества. Он задаётся смыслами, которые приняты в официальном дискурсе. О них говорят, на них ссылаются, по ним пишутся статьи и защищаются диссертации. Параллельно существуют и другие смыслы, в соответствии с которыми протекает повседневная жизнь. Зазор между этими двумя ярусами есть всегда, и он даже необходим, поскольку к верхнему ярусу принадлежат идеалы и цели, задающие обществу планку, к которой надо тянуться. Когда в качестве нормы утверждается то, что отсутствует в реальной жизни, это стимулирует, мобилизует, заставляет работать над собой и развивает.

Но развитие происходит лишь в том случае, когда существуют механизмы, с помощью которых "высокие" смыслы усваиваются обществом на бытовом уровне, входят в повседневную жизнь, складываясь в регулярные практики. Если такого не случается, разрыв между уровнями увеличивается, что может привести к переменам уже на верхнем ярусе. Общество вдруг осознаёт, что идеалы и принципы лишь декларируются, что это –  только слова и ничего, кроме слов. Смыслы, заключённые в этих словах, объявляются пустыми, устаревшими или ложными. И в качестве официальных смыслов утверждаются другие, заимствованные "снизу", уже находящиеся в каждодневном употреблении. Подобная семантическая революция, как правило, становится очередной ступенькой на пути духовной деградации.

И мы сегодня находимся в преддверии очередной семантической катастрофы, в которой рискуем потерять свою "православность". Конечно, само Православие не исчезнет, и Церковь Христова устоит до кончины мира, однако мы как никогда близки к тому, чтобы утратить имя православной страны. При этом каких-либо внешних потрясений может и не быть, именование отпадёт от России, как отходит от стены и осыпается старая штукатурка. Просто однажды кто-то скажет, что Россия некогда была православной, и это не вызовет больших возражений.

У нас уже и сегодня не слишком много оснований считать, что мы составляем православное общество. Наша повседневная жизнь регулируется многими правилами, но сколько из них хоть как-то соотносится с Православием? Экономика и политика строятся на принципах целесообразности и семантически с Православием не сообщаются. Бытовое поведение большинства граждан страны также не отягчено соблюдением православной традиции. Разве на Масленицу все охотно едят блины, поскольку это позволяет разнообразить стол. В то же время пост никак не сказывается на ассортименте магазинов и кафе. Снижения продаж мясной и молочной продукции не наблюдается. Аналогично и развлекательные заведения не жалуются на снижение кассы. Вечером в субботу и утром в воскресенье люди не стягиваются к храмам.  Матерщина легко срывается с губ, люди уже не ругаются, а разговаривают матом, не спотыкаясь ни языком, ни слухом о матерные слова. Женщины, даже только отстоявших службу, выходя за порог храма снимают платочки и достают помаду, чтобы подкрасить губы.

На бытовом уровне мы все, за очень малым исключением, – светские люди. Причину этого можно определить, конечно, как духовное невежество, но не следует путать невежество с незнанием. Со знанием сегодня проблем нет. В интернете несложно найти всё, что необходимо знать православному человеку. Все владеют грамотой, а интернет практически повсеместен. Тот, кто не любит или не имеет времени читать, может слушать – в сеть выложено множество проповедей разных священников, чуть ли ни на все возможные темы.

Другое дело, что параллельно с тем, что правильно и истинно, интернет полнится и другой, самой различной информацией –  от откровенно неправославной и даже антиправославной до всяческих мнений и домыслов, имеющих вполне православный вид, но восходящих лишь к личным представлениям их авторов. Всё это информационное изобилие позволяет любому человеку выбирать по своему вкусу. При желании каждый может подобрать подходящие кирпичики, чтобы сложить собственную версию православия, которая будет соотноситься с истинным Православием постольку-поскольку. Если ты не хочешь принуждать себя к духовному труду, легко найдёшь вариант, при котором заданные тобой условия православности будут соблюдены, но это не будет тебе мешать жить по тем же житейским правилам, что усвоило себе современное человечество.

Совершенно чуждое православному духу бытовое поведение вроде бы православных людей – не только их личная проблема, это серьёзнейшая угроза для нашей культуры. Само наше русское православие объязычивается, у нас идут те же процессы паганизации, что переформатировали западную цивилизацию из христианской (пусть и католической) в то, что мы видим на Западе сегодня.

Чем стало, например, Рождество для современного европейца? Поводом украсить свой быт, вкусно поесть и подарить друг другу подарки.  Но сначала эти подарки нужно купить. Праздник, предполагающий подарки, прекрасно стимулирует продажи. Глупо этим не воспользоваться, расширив ассортимент и подтолкнув покупателей с помощью скидок к ещё большим покупкам. В результате Рождество утонуло в магазинном ажиотаже. Но даже когда вспоминают, что праздник –  это нечто большее, чем еда и новые вещи, и пытаются вернуть ощущение чуда, это чудо связывают скорее со сказкой, с Сантой, а не с библейской историей и именем Христа.

Но у них имя Христа хотя бы зашито в само название праздника (Christmas), у нас же нет и этого. Двигаясь вслед за Европой, мы способны на куда большее беспамятство, утратив ответ, чьё же Рождество мы празднуем. Семантическая ампутация позволит целиком и полностью сосредоточиться на житейской стороне праздника, как в нашей истории уже произошло с воскресеньем, превратившемся в простой выходной и уже не напоминающем людям о смерти и воскресении Бога. Даже православные ходят в храм по воскресеньям потому, что такова церковная практика, а не потому, что воскресенье.

А сегодня мы наблюдаем объязычивание Рождества.

Московские власти придумали концепцию "Путешествия в Рождество". Наверное, они считают это удачной находкой. Современный официальный календарь таков, что Рождество заканчивает довольно продолжительные новогодние каникулы. Поэтому его легко назначить конечной точкой, целью путешествия. Но что в данной концепции составляет движение к цели, из чего состоит путь? Из череды чисто развлекательных мероприятий, в которых в подавляющем большинстве так или иначе обыгрывается зима, новолетие и смена времён года, что вызывает естественные отсылки к народному календарю и будит сюжеты языческого прошлого. Ничего от духа христианства в этом "Путешествии" нет. Оно побуждает к легкомыслию и веселью в самый разгар поста, когда христианину надлежит заниматься совсем другим – уборкой в своей душе, предуготовляя её к встрече со Спасителем, грядущим в наш грешный мир. Фактически Москва в полную силу, с оттяжкой, не считаясь с постом, празднует несвоевременный Новый год, но благопристойно прикрывает это действие именем Рождества.

Фото с сайта Московского правительства. Фестиваль Путешествие в Рождество 2020

Новый год, приходящийся на пост, безусловно, является культурным вызовом и духовным испытанием для русского Православия. Не каждый может устоять перед искушением отпраздновать новолетие по международному светскому канону. Однако, если назвать всё своими именами, человек будет знать, что он вступает в конфликт с православной традицией. Маскировка именем Рождества сглаживает остроту конфликта, делает его незаметным. Принимая эту игру, соглашаясь с допустимостью подобной манипуляции, мы теряем пост – один из краеугольных камней нашей веры.

И то, что "Путешествие в Рождество" прижилось и стало регулярной культурной практикой, показывает, насколько истончились духовные основы того мира, который мы пока по-прежнему называем православной цивилизацией.

На сайте:
http://culturolog.ru/content/view/3720/20/

Ёлки и мусульмане

Поступает информация об очередном приступе "толерастии" в Европе под Рождество. Как обычно, отказ в некоторых городах от рождественских ёлок и вообще сколь-нибудь заметного празднования Рождества под предлогом заботы о религиозных чувствах мусульман.

Карл Ларссон Вот и опять Рождество  
   Карл Ларссон
"Вот и опять Рождество", 1907

Естественно, это вызывает гнев против мусульман - и у христиан, и у "светских" людей. Но почему так некритично принимается информация, из которой следует, что христианские символы и праздники раздражают и оскорбляют мусульман? Ведь ОБ ОТНОШЕНИИ К ЭТОМУ САМИХ МУСУЛЬМАН - НИ СЛОВА. И никакого подтверждения этого из "первоисточника". Ни разу в этих случаях я не видел и не слышал, чтобы приводились высказывания самих мусульман по этому поводу.

Наконец, для нас мусульмане - куда меньшая экзотика, чем для Европы. У нас они составляют не меньшую долю населения, и они в России - коренные жители, а не приезжие. И никогда ничего подобного от российских мусульман тоже слышать не доводилось. Они говорят, что в Москве им не хватает мечетей. Но что им мешают христианские символы и праздники - никогда.

И сдаётся мне, что для европейских властей мусульмане - только прикрытие. Тем более, хорошо известно и совершенно очевидно, что Европа уже давно и настойчиво и, увы, успешно, "демонтирует" христианство у себя без какой-либо привязки к иммиграции из мусульманских стран.

И, тем более, вряд ли новые "интерпретации" рождественских праздников вызовут у мусульман какое-то тёплое отношение. Как пишут, в Брюсселе "традиционный Рождественский рынок в этом году носит название «Зимние удовольствия»". Что-то фривольное читается в этих удовольствиях. Между тем, Иисус Христос у мусульман почитается как пророк Иса - ну, вряд ли они будут иметь что-то против празднования дня Его рождения. Да и против ёлки. Ёлка - это такое дерево, что в нём антиисламского? А вот какая-то мутная "гигантская электронная конструкция с дисплеями" в стиле современного искусства вместо неё мало ли какой отклик может найти в сердцах традиционалистски настроенных людей?

Так что, предполагаю, ссылка на мусульман используется европейскими антихристианами для более успешного проведения своего чёрного дела. И, конечно, это провокация для сталкивания христиан и мусульман. "Разделяй и властвуй", однако.

Автор: Кирилл Дегтярев

Перейти к ленте ЗНАКИ ВРЕМЕНИ>>>

Профанация Победы

День Победы прошёл.

И Победа стала от нас ещё дальше. Зыбучие пески истории затягивают подвиг нашего народа, разрывают нашу с ним эмоциональную связь. Мы помним, что тем, что мы живы, что существует наша страна, мы обязаны павшим и выжившим в той войне. Но радоваться Победе так, как могли радоваться наши отцы и деды - до слёз, до прерывания вздоха - уже не в состоянии...

Время - не просто врач, оно - криохирург. Оно замораживает и отсекает.

А мы не можем отпустить в прошлое нашу Победу. Не можем смириться с тем, что она - лишь часть истории. Для нас важно удержать Победу в настоящем. Слишком сложное это нынешнее настоящее. Слишком мало в нём того, что  нас объединяет и поддерживает. Без Победы мы чувствуем, как уходит наша национальная идентичность, исчезает Россия.

Отсюда возникает желание вдохнуть в День Победы новые силы, свежую, живительную струю. Долгое время мостиком в настоящее были ветераны. И праздник строился вокруг них. Это было понятно и заслуженно. Но ветераны уходят...

И вот возникает идея переместить центр внимания от исчезающих стариков-ветеранов в широкие народные массы, придать празднику эмоциональный настрой, доступный всем и в любое время. Так родилась акция "Георгиевская ленточка".

Акция проводится с 2005 г. (с 60-летия Победы). Автор идеи - Наталья Лосева, сотрудник РИА "Новости". Естественно, что именно РИА "Новости" активно продвигает эту акцию.

Ленточка называется "Георгиевской" - в честь ордена св. Георгия Российской Империи. В Великую Отечественную войну она называлась "гвардейской"; использовалась в качестве орденской ленты Ордена Славы.




Цвета  (оранжевый и чёрный) - это огонь и дым (вариант - смерть и воскресение). Цвета знаменуют особое воинское мужество носителя - воина или гвардейской части.

И вот эту ленту повязывают (привязывают) в любом количестве и в любых местах... (См. об этом Сайт в защиту Георгиевской ленты). Подобное "свободное" обращение с символом характерно для настоящего времени.

Георгиевскую ленточку удалось сделать модным атрибутом праздника 9 мая. Хорошо это или плохо? На первый взгляд, вроде бы, и неплохо: люди, цепляющие себе ленточку, тем самым уже хотя бы свидетельствуют, что они знают "о чём праздник". Более того, они себя хоть как-то отождествляют с ним; хочется думать, что они дорожат Победой...

Последнее, правда, сомнительно. Тот, кто имеет уважение к павшим и выжившим героям той войны, не  будет обращаться с символом доблести столь небрежно. Ленточка не помешала войне отдалиться, уйти за пределы непосредственного сопереживания... Тяжесть кровавого  ратного труда, которым была достигнута Победа, нашим современникам уже не понять... А повязать ленточку так легко... В результате праздник становится лёгким, воздушным, ветренным  (ленточки так красиво полощутся на ветру). Почти гламурным. Память того, чем является война и Победа, выхолащивается.

На личностном уровне выхолащивается понимание героизма. Где-то в глубине подсознания мелькает мысль: "а чем я хуже. Я повязал ленточку. Я помню! Я горжусь! Я такой же. Нужно будет возьму, пойду и разгоню всех врагов". Ленточка уравнивает подлинных героев с теми, кто лишь  пользуется их славой. Создаёт иллюзию легкости подвига. Завышает самооценку. А придёт завтра нужда, "ленточкоповязанные" будут потрясены тем, что от них может потребоваться. Массовость акции - ленточки повязываются миллионами - показывает нашу неготовность к какой-либо реальной мобилизации. Если бы люди понимали значение подвига - они боялись бы прикоснуться к ленточке, не смели бы её повязать.

Никто ведь не может дать себе орден или присвоить звание гвардейца... Если бы изначально предусматривалось некий момент награждения, то это было бы правильное использование символа. А так - налицо лишь одна профанация.