Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Сайт КУЛЬТУРОЛОГ приглашает читателей и авторов

Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

Влияние 2020 года на судьбы мира и культуру

Ирина Сушельницкая - Сквозь эпоху времени, 2009Автор Андрей Карпов

Анализ выполнен по запросу ресурса Кавказский геополитический клуб

Из того, что произошло в 2020 году, можно выделить три вектора — событиями это не назовёшь, это цепочки событий, — которые в совокупности изменили картину реальности. Облик человеческой цивилизации «поплыл»; прямо на наших глазах происходит глобальная перестройка, захватывающая политический, экономический, культурный и семантический контуры. Сразу и не скажешь, являются ли эти перемены полноценным срезом реальности или они — только тени, отбрасываемые какими-то более фундаментальными, глубинными процессами, не выходящими в сферу публичности.

Вот эта триада. Первый вектор — пандемия.

Цепочка событий очевидно начинается за горизонтом 2020 года. Когда-то (называли ноябрь 2019, но может быть и ранее) где-то (видимо, в Китае) был «нулевой» пациент, заболевший ковидом (впрочем, допускается вариант, что «нулевых пациентов» было несколько). В этой же цепочке стоит событие, дата которого хорошо известна. Это игра «Событие 201», прошедшая 18 октября 2019 г. в Центре безопасности в области здравоохранения при Университете Джонса Хопкинса (США).

Сценарий этой игры составляла пандемия коронавируса, перешедшего с летучих мышей на людей. В игре отправной точкой были фермы Бразилии, откуда вирус воздушным путём вывозился в другие страны. В игре выделяли Португалию, Соединённые Штаты и Китай. Статус «События 201» в общей картине не очень понятен. Конспирологическая интерпретация подаёт игру как некую модельную обкатку пандемии COVID-19. Кроме Университета Джонса Хопкинса, в инициаторах «События 201» числятся Всемирный экономический форум и Фонд Билла и Мелинды Гейтс, что, наверное, подстёгивает настороженность.

Во всяком случае, влияние модельной игры на отработку реальной ситуации исключать нельзя. По игре пандемия прекращалась только после создания вакцины или после того, как переболело 80-90% населения планеты. Вакцину в игре удавалось сделать только через год. За 18 месяцев свирепствования вируса от него умерло 65 миллионов человек (для сравнения в реальности умершими от ковида считаются 1,8 миллионов человек — это цифра за 12 месяцев). Очевидно, что поначалу ковид считали более опасным, чем он был на самом деле. Ожидали более высокой смертности. Сразу же началась гонка по созданию вакцины, которую удалось создать в рекордные сроки, пожертвовав при этом принятыми процедурами проверки безопасности. В нормальных условиях вакцинацию такими препаратами никто бы не разрешил. Повсюду в мире правительства пошли на беспрецедентную практику локдаунов. До этого ни при каких условиях социально-экономическая жизнь столь жестко не замораживалась. Подобные реакции вполне могли следовать из разбора итогов «События 201».

Фонд Билла и Мелинды Гейтс активно выделял деньги различным производителям вакцин. Всемирный экономический форум также всплыл в последующей цепочке событий. Его основатель и бессменный руководитель Клаус Шваб выступил с весьма примечательным докладом, вылившимся потом в книгу «COVID-19: Великая перезагрузка» (вышла в июле 2020). В этой книге он заявил, что пандемию надо использовать для переформатирования человечества. По словам Шваба, человечество больше никогда не будет прежним. Угроза смерти от инфекции (не от ковида, так от следующих, ещё более опасных) заставит людей доверять экспертам и отказаться от ряда персональных свобод. Взамен люди получат более справедливый мир, в котором бедным будет выделяться определенная доля благ. В экономическом плане будут господствовать международные корпорации, в политическом — надмировые структуры, деньги исчезнут, всё будет контролироваться цифровым образом. Произойдёт Четвёртая промышленная революция, в результате которой любой физический или биологический объект получит цифровую составляющую. Наличие цифрового паспорта станет необходимым условием бытия. Цифровизация человека начнётся с определения его медицинского статуса — состояния его здоровья, наличия иммунных тел (сделанных прививок) и т.д.

Всё, чем грозили нам конспирологии, у Шваба проговаривается открыто. Пандемия позволила сделать этот план преобразования мира публичным. И мы видим, как он активно реализуется. Одна из последних новостей в этом ряду — создание 8 декабря 2020 года под эгидой римского папы Франциска Совета по инклюзивному капитализму с Ватиканом.

Инклюзивный капитализм не имеет четкого определения, но по своей сути представляет из себя экономику крупных высокодоходных корпораций, направляющих значительные средства на поддержание уровня жизни беднейших слоёв. Эту систему можно интерпретировать как экономический феодализм. В классическом феодализме власть предшествовала экономике; вассал подчинялся сеньору вне зависимости от уровня своего достатка. Потом деньги стали залогом свободы; человек, имеющий капитал, сделался независимым. И вот теперь простые люди попадают под цифровой контроль, их поведение будет прозрачным и управляемым, за это они получат некоторый уровень благ, необходимый для жизни, а власть будут иметь крупные корпорации, оперирующие цифровыми сервисами. Политика и экономика окончательно сливаются воедино.

Второй вектор — это приоритетное право меньшинств.

Всё началось с борьбы за права большинства. Первоначальная картинка выглядела так: бесправное большинство и небольшое количество людей, обладающих правами. Когда первый этап борьбы завершился и большинство получило свои права, оказалось, что есть меньшинства, по-прежнему лишённые тех или иных прав. Неважно, к какому множеству принадлежит человек — к большинству или к меньшинству, он должен обладать неким базовым набором прав, поскольку другое — несправедливо. Там, где большинство имеет преимущества, их следует ограничить — так, чтобы в итоге люди из большинства и меньшинства шли на равных. Такова теория.

На практике оказалось, что концепция коррекции преимуществ в пользу меньшинств делает меньшинство весьма выгодной позицией. Меньшинство получает, и получает за счёт большинства. К тому же, принцип выделения меньшинств безотносительно к их природе весьма сомнителен. Меньшинства бывают разные: возникшие как в силу обстоятельств, так и в результате собственного выбора людей, который может быть просто порочным. Пойдя этим путём, общество закономерно пришло сначала к развитию паразитизма и пороков, а теперь мы наблюдаем попытки установить диктатуру меньшинств.

Ключевым событием этого вектора в 2020 году стала смерть жителя Миннеаполиса Джорджа Флойда, погибшего 25 мая при задержании полицией. Флойд был преступным элементом, но при этом — чернокожим, поэтому из него был вылеплен образ героя, а полиция (и все силы правопорядка в целом) объявлены преступниками. Белые люди по всему миру стали преклонять колени перед чёрными — в знак признания собственной исторической неправоты.  А меньшинства стали валить статуи персонажей «белой» истории.

Волна беспорядков, прокатившаяся летом по Соединённым Штатам, через какое-то время сошла на нет, но происшедшая деформация культурного кода никуда не делась. Меньшинства ещё более закрепили свой приоритет, проявляющийся теперь уже в любых областях – в экономике, где они должны быть представлены в управляющих органах; в образовании, где к представителям меньшинств преподаватели обязаны быть более снисходительными, в науке, в культуре (тут в качестве примера можно привести изменения правил «Оскара» (опубликованы 8 сентября 2020 г.) — с 2024 года фильмы, в создании которых нет представителей меньшинств, не могут быть номинированы на эту премию).

Третий вектор — развал американской избирательной системы. Легитимность избранного в 2020 году президента Соединённых Штатов равна нулю. Никогда прежде внутри США не использовались технологии массовых подтасовок. Никогда прежде один из кандидатов не встречал такого сопротивления чуть ли не всех средств массовой информации и сетевых компаний, с каким встретился Трамп, а ведь он был действующим президентом. Его «гасили», прибегая к методам и лексике, выходящим не только за пределы обычной предвыборной полемики, но и за рамки приличий.

Казалось бы, американские выборы — это сюжет, целиком и полностью укладывающийся в 2020 год. Но на самом деле они — лишь ключевое звено в цепочке событий, связанной с борьбой глобалистских сил за мировое господство. Победа Трампа в 2016 году была реакцией консервативных сил, которые неожиданно выбили у глобалистов из рук основное орудие, с помощью которого они навязывали свою волю миру — государство США. Поэтому тем потребовалось во что бы то ни стало вернуть себе полный контроль над этой страной.

В данной точке сходятся все три вектора. Пандемия позволила протолкнуть голосование по почте (удобно для подтасовок). Беспорядки, вызванные смертью Флойда, дали возможность накалить атмосферу и мобилизовать сторонников. Наконец, контроль над СМИ и манипуляции с голосами решили дело. Трамп проиграл. По крайней мере, это так выглядит. Цель достигнута, а если в результате эпоха доминирования США закончится, то — нестрашно. Настало время переходить к господству наднациональных структур.

Таким образом, в центре 2020 года находились Соединённые Штаты. Именно в них решалась судьба мира. России это давало передышку. Как же мы ей воспользовались?

Запущена перестройка политической системы, которая призвана лишить позицию президента абсолютного доминирования. Усилит ли это наше государство или ослабит, сказать пока нельзя. Понятно, что Путин таким образом готовит цивилизованное завершение своего правления. Но дадут ли России спокойно заниматься переделкой внутренней архитектуры? Скорее всего, нет. После возвращения глобалистами контроля над США, прицел их внимания будет, по всей видимости, переведён на Россию.

Осенью 2021 года нас ждут выборы в Думу. Это прекрасный повод для того, чтобы начать раскачивать ситуацию по белорусскому сценарию. Таким образом, протесты по итогам белорусских выборов можно считать подготовкой к «майдану» в России.

Определённым образом власть к этому готовится. Принят ряд законов, предусматривающих: запрет на иностранное и анонимное финансирование протестных акций, запрет журналистам одновременно участвовать в акциях и освещать их; «очередь на пикет» признаётся публичным мероприятием; расширено понятие иноагентов и введена ответственность за уклонение от регистрации в качестве таковых; Роскомнадзор сможет блокировать сайты за дискриминацию и цензуру российских СМИ; соцсети должны самостоятельно находить и удалять противоправную информацию.

Этот ряд мер должен, во-первых, исключить враждебный перехват публичного пространства, а во-вторых, заранее лишить легитимности любую деструктивную уличную активность. То, что происходило в США, у нас не пройдёт — и потому, что наши власти сделали выводы из американской ситуации, и потому, что у нас общество в целом более консервативно, а власть — более монолитна и авторитарна. По крайней мере, так выглядит картинка, которую мы все считываем.

Допустим, у нас никто не вставал на колено перед меньшинствами. У нас нет норм, по которым меньшинства должны быть представлены в тех или иных структурах. Разве это не говорит о нашем здоровом консерватизме?

Можно было бы гордиться нашей страной как крепостью традиции, противостоящей гнилому ветру постмодернистской современности, если бы не пандемия. Пандемия показала, что мы встроены в глобальную систему как один элемент из общего ряда. Мы легко приняли общие правила игры. Вместо того, чтобы опираться на мнение отечественных ученых и собственные исследования, мы следовали рекомендациям ВОЗ и повторяли политические решения других стран. Наша традиционность была вынесена за скобки, — оказывается, она не идёт в расчёт, когда речь заходит о серьёзных вопросах, и храмы можно закрыть даже на Пасху. Богословие подстраивается под санитарию: дезинфекция лжицы после каждого причастника вводится как эпидемиологически оправданная норма. Три четверти года мы живём с этой новой нормой, и есть вероятность, что будем жить и впредь.

Ещё один сюрприз, преподнесённый пандемией, — это самоустранение центральной власти. Конечно, ситуация по заболеванию от региона к региону отличается, и действия властей должны как-то соотноситься с местной спецификой, но по факту местная администрация получила карт-бланш. На местах допускались любые меры, коррекция из центра отсутствовала напрочь. Законны ли эти меры, никого не интересовало. Конституционный суд просто не принимал жалобы от физических лиц, а единственное рассмотренное дело — запрос Протвинского суда — показывает, что с точки зрения высшего судебного органа вполне приемлемо, если закон, разрешающий нарушать конституционные права граждан, вводится уже post factum. Достаточно лишь сослаться, что вводимые ограничения оправданы стремлением сохранить жизнь людей и их здоровье.

Право на жизнь и сохранение здоровья действительно — одно из главных. Но, наверное, всё-таки каждый решает для себя сам, что для него важнее. Вполне возможно, что для кого-то что-то (например, верность Богу) важнее жизни. Между тем, в действиях ответственных за здоровье институтов всё больше проступает желание обязать людей заботиться о своём здоровье и жизни в первую очередь. Нам говорят, что всё остальное может быть принесено в жертву. А тех, кто не согласен, могут и принуждать.

Особенно много говорится о том, что наши действия должны быть безопасны для здоровья других. Таково главное обоснование введённых новых правил поведения. Однако, как показала история с запросом Протвинского суда, никто не будет всерьёз разбираться с тем, насколько меры адекватны угрозе. Достаточно простой декларации, что нечто делается во имя сохранения жизней. Желающие могут в интернете дискутировать о пользе или вреде ношения масок и перчаток, но официально места для дискуссии нет: власть распорядилась, и все должны исполнять. А почему власть так распорядилась? Скорее всего, есть какие-то рекомендации международных структур. А введение цифровых пропусков или QR-кодов для посещения тех или иных объектов вообще выглядит отработкой управленческих технологий, напрямую не связанных с проблемой передачи инфекции. Ведь с точки зрения предотвращения инфицирования важно, не сколько пропусков выдано, а сколько людей в данный момент находится в конкретной точке.

Вообще, складывается ощущение, что реальная цель запретов — приучение жить по команде. Поэтому их осмысленность большого значения не имеет. Человек в респираторе приравнивается к человеку в маске. При этом все знают, что важно отфильтровывать выдыхаемый вирус (на носителе инфекции). Маска на здоровом человеке защищает в гораздо меньшей степени. А респираторы работают по принципу фильтрации на вдохе и свободного выдоха. Но это не имеет значения, важно, чтобы человек просто что-либо надел на лицо по указке сверху. И то, что перчатки невозможно снять, не пересадив вирус них на кожу, тоже никого не интересует. Получается, что важен образ действий, а не результат. Самый яркий пример — это весенний запрет на прогулки на природе. Людей заперли в домах, лишив возможности как следует подышать кислородом и солнечных лучей, дающих нам витамин D, столь необходимый для поддержания иммунитета. Совершенно абсурдное установление, но власти требовали его соблюдения, нимало не сомневаясь.

Проговариваемые слова о важности жизни и здоровья сопровождаются действиями, лишёнными внятного смысла. В результате доверие к власти падает. За время пандемии власть прямо-таки отучила людей верить и тому, что она говорит, и тому, что делает.

Поэтому нет никакой уверенности, что картинка нашей готовности к осеннему испытанию выборами адекватно передаёт ситуацию. Как нет уверенности и в том, что Россия является оплотом традиции и консерватизма.

Получается, что мы представляем собой двухуровневую структуру. На экономико-политическом уровне мы — вполне себе суверенный субъект. Мы боремся за газовый рынок, отстаиваем национальные экономические интересы. На нас накладывают санкции, мы отвечаем тем же. В привычной для Запада картине мира мы выполняем роль врага — Россия для людей Запада виновата то в том, то в этом. С нами хотят разговаривать с позиций силы. У наших границ проводятся манёвры, у наших берегов появляются военные корабли. В свою очередь, чтобы охладить их пыл, мы демонстрируем новейшие системы вооружения, проводим запуски ракет. Вся эта фактура показывает, что мы — независимая и политически значимая держава.

Но есть и другой уровень, на котором мы интегрированы в глобальную культуру. Реакция на угрозу инфекции — это не собственно медицина, это проявление сложившейся системы ценностей и следствие расстановки приоритетов. Это культура. Когда в Москве, чуть ли не в её центре, строится квартал небоскрёбов, вне всякой связи с национальными архитектурными традициями, но зато в общем тренде застройки пафосных и дорогих городов — это знак принадлежности к современной мировой культуре. Об этом же кричат вывески на латинице, объявления на английском языке в московском метро, где уже как практически год не встречаются иностранцы.

На заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, которое проходило 10 декабря, журналистка Марина Ахмедова обратила внимание Президента на то, что эфире телеканалов отсутствуют какие бы то ни было нравственные ограничители. Отвечая, Президент признался, что его тоже иногда «оторопь берёт» от того, что там показывают. Однако вводить какое-нибудь жёсткое государственное регулирование отказался. Почему? Потому что такие ограничения не соответствуют общемировому пониманию свободы слова. Можно законодательно запретить ложь и клевету, но нельзя запретить публичную безнравственность. Культура должна быть предельно открытой областью.

Мы можем бороться за рынки для отечественной вакцины от коронавируса, — это экономическая сфера. И тут мы суверенны. Но мы переводим на дистанционное обучение школы и вузы, потому что это — образование, то есть сфера культуры. Здесь мы должны соответствовать мировому тренду, хотя, очевидно, что дистанционные формы коммуникации снижают образовательный уровень нации. Вред накапливается, но мы это терпим, поскольку такова новая культурная норма.

Мы как бы перепрыгиваем в новый мир, в новую реальность, не теряя своей экономико-политической субъектности. Но прыгаем в общем ряду, вместе со всеми. Варианта «не прыгать» как бы не предусмотрено.

Какой уровень главный? Очевидно, что руководство страны считает, что экономико-политический. Культура не создаёт ВВП, не обеспечивает обороноспособности. Но уже давно известно, что серьёзные структуры взламываются изнутри. Когда крепостные стены неприступны, подкупают кого-то из защитников.

Мы входим в мир, в котором право на участие в общей игре (на «большую политику») покупается в обмен на культурную идентичность. Россия может попытаться быть лучше Запада — это допустимая конкуренция, но она не может быть сущностно иной. Никто не позволит нам построить систему альтернативных ценностей, выстроить жизнь по своим собственным (например, православным) правилам поведения. Подобные цели и не ставятся. Если мы сегодня и отличаемся по ценностям от Запада, то не потому, что мы что-то такое строим, а лишь в силу того, что этот ценностный багаж нами пока ещё полностью не растрачен. Наше культурное ядро порядком размыто, но ещё не до конца. Однако, чем глубже мы уйдём в «новую» (постковидную) реальность, тем меньше останется.

2020-й оказался годом грустных открытий. Оказалось, что степень нашего культурного износа весьма высока. Когда-то Мао Цзэдун сравнил китайский народ с чистым листом, на котором можно нарисовать любой иероглиф. Для тех, кто хочет создать свою версию будущего, это отсутствие изначальной прорисовки крайне удобно. И складывается ощущение, что наш народ уже близок к достижению той степени пластичности, которая позволяет вылепить из него любую форму, нужную глобальным архитекторам.

Впрочем, есть более оптимистичная версия: мы просто привыкли (ещё с советских времён) жить в условиях двойных стандартов. Когда с нас что-то требуют, мы делаем вид, что принимаем навязываемую модель, и предъявляем некие знаки, символизирующие правильное поведение. Но этими необходимыми внешними признаками дело и ограничивается. Внутренне мы модель отвергаем и сохраняем собственные убеждения.

Такое глухое сопротивление позволяет на какое-то время уберечь наши ценности от повреждения. Но если ситуация затянется, деформация ценностей всё равно сделается неизбежной. Например, вопрос стоит так: сколько лет с нас должны требовать ношение маски, чтобы одевать маску, выходя в какое-либо публичное пространство, стало привычкой? Не стоит сомневаться: нас продержат в маске столько, сколько потребуется.

Существующие сегодня структуры помочь нам уберечь прежние ценности не в состоянии. То, что 2020-й год уже у нас отгрыз, — потеряно. Важно предотвратить дальнейшую деформацию. Надо сохранять те элементы традиционной культуры, которые у нас ещё есть. А главное, надо хотя бы помнить, какой должна быть правильная культура, истинные отношения между людьми. Возможно, всё сводится в формулу: хранить веру. Будем хранить веру неповреждённой — останемся православными христианами и не превратимся в переформатированных людей нового мира.

На сайте Кавказгеоклуба>>>

Тирания Big Tech

Свобода слова в США ушла в прошлое

Павел Кучинский - Твиттер, 2018

Штурм Капитолия сторонниками Трампа, произошедший 6 января, используется как повод тотального утверждения «правильной» демократической власти. Впрочем, слово «демократической» тоже следует взять в кавычки, поскольку в новой реальности права и свободы есть только у тех, кто соответствует предустановленной политической линии. В частности, мы видим, как зачищается информационное поле, на котором не должно быть альтернативы демократическим источникам информации.

Социальная сеть «Parler», предоставляющая сервис микроблогов, в последнее время стала весьма популярна. Когда цензура в Твиттере и Фейсбуке стала слишком откровенной, людям с консервативными убеждениями потребовалась площадка, где бы они могли высказываться и общаться, не вызывая санкций со стороны администрации. Очевидный переток аудитории из Твиттера в Parler не мог не вызвать реакции «демократических» цифровых компаний. После 6 января появилось обоснование для дискриминации Parler как среды, поощряющей «террористов».  Террористы – это теперь расхожий ярлык для всех истинных консерваторов, ведь они поддерживали Трампа, а сторонники Трампа ворвались в Капитолий.  Не очень логичная цепочка суждений, но логики больше не требуется, достаточно лишь возможности обвинить.

И вот сеть Parler изгоняют из сервисов Amazon, Apple и Google. Её больше нет на мобильных устройствах. Но прессинг этим не исчерпывается. Генеральный директор Parler Джон Матце в интервью Fox News сообщает, что примеру гигантов последовали и другие компании: «Все поставщики, от служб текстовых сообщений до поставщиков услуг электронной почты и наших юристов, бросили и нас в один и тот же день». Фактической целью было не просто вытеснение из информационной сферы, но уничтожение «враждебного» бизнеса. Ранее под прессинг попадала платформа Gab (тоже конкурент Твиттера), но тогда атака не была столь тотальной.

Ещё один штрих к общей картине: издательский дом Simon & Schuster отменил выпуск книги сенатора от штата Миссури Джоша Хоули после того, как он был замечен поднявшим кулак в знак солидарности со сторонниками Трампа, митинговавшими перед Капитолием. Книга называлась «Тирания Big Tech». Big Tech  (Большая Технологическая Четверка) – это Google, Amazon, Facebook, Apple, иногда к ним добавляют и Microsoft. Тирания налицо. Термин «демократический» полностью утратил свою исходную семантику. Теперь это симуляция и пустой звук.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4035/20/

Золушка (Как воспитать королеву)

Автор Андрей Добрынин

Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок.

Намек – это иносказание или то, что требует собственного усилия для осмысления услышанного. Заложены ли во всемирно известной сказке о Золушке неочевидные смыслы? Давайте разбираться вместе. Отталкиваться всё же предлагаю от прямой логики повествования, то есть от того, что сообщается в тексте непосредственно.

Светозар Остров. Иллюстрация к сказке Золушка

ОТОЛЬЮТСЯ КОШКЕ МЫШКИНЫ СЛЁЗКИ

Пока героиня сказки Золушка находилась в доме своей мачехи, она трудилась, терпела неблагодарности, проявляла покладистость, за что впоследствии чудесным образом была вознаграждена сполна. В то время как ее сестры, алчные, ленивые и злые, остались ни с чем. Мачеха, всем заправлявшая в доме, так воспитала своих родных дочек, что они не привлекли внимание принца, хотя попытки обратить на себя взор его величества предпринимали дважды. Сначала семейство отправилось на бал, но поездка оказалась напрасной, а затем дочкам не удалась подделка, фальсификация с хрустальной туфелькой: ни одна из сестер не смогла надеть ее на свою грубую ногу. Другими словами, злые сестры оказались явными неудачницами. А мачеха так и осталась с заботой, кому бы сосватать своих дочерей.

БУДЕТ И НА МОЕЙ УЛИЦЕ ПРАЗДНИК!

Отец Золушки сначала овдовел, потом неудачно женился. Вторая жена оказалась властной в отношении его самого и плохой матерью, вплоть до проявления садистских наклонностей, в отношении его дочери. Однако он все смиренно сносил, и за свое терпение был щедро вознагражден судьбой: обычный лесничий стал кумом самому королю!

* * *

Однако историю с Золушкой, а вернее с её батюшкой, можно понять и иначе. Примерно так: когда отец Золушки женился в первый раз, он выбирал жену для себя. Для кого же ещё? Но первая супруга умирает, и перед ним вновь встала проблема выбора. Вторую жену он выбирает уже для дочери. Выбирает, вкладывая в свой выбор весь имеющийся у него жизненный опыт. В результате дочь, наша Золушка, получает такое воспитание, что становится принцессой, а потом королевой, а он членом августейшей семьи. Давайте обоснуем это для сомневающихся.

КОРОЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ

С точки зрения людей, подобных мачехиным дочерям, королевский дворец представляется местом сосредоточения роскоши, богатств, развлечений, то есть безделья, а также власти, которая всё это обеспечивает. По этим причинам для людей алчных, ленивых и злых оказаться во дворце становится заветной мечтой и целью. Там, как им кажется, они наилучшим образом смогут удовлетворить свои желания, чаще всего порочные.

Однако есть и другая точка зрения, согласно которой королевский дворец является местом управления всеми основными делами королевства, а также внешними связями. А для успешного решения задач управления надо обладать высоким уровнем знаний и навыков. Самым высоким уровнем, иначе и быть не может!

Для успешного управления необходимо уметь привлекать нужных специалистов, значит разбираться в людях, чтобы отличать неучей от учёных, трудолюбивых от лентяев, верных от предателей, провокаторов от искренне желающих помочь. Надо уметь найти между разными, подчас противоположными советами наиболее подходящий. Собственные дела и решения надо согласовывать по времени, устанавливать порядок их важности. Следить за исполнительской дисциплиной. Даже во время сна или отдыха все существенное продолжать держать на контроле. Нельзя что-то забыть или упустить. Да много всего!

Другими словами, управление – это очень серьёзная умственная, интеллектуальная деятельность. А принц, обучающийся и приобретающий управленческие навыки, естественно, самым главным своим жизненным приоритетом должен ставить вопрос успешного руководства страной. Всё остальное подчинено данной цели, даже романтическое знакомство и женитьба.

Почему алчные, ленивые и злые не подпадают под критерии поиска возлюбленной для принца очевидно и так. Принцу нужно нечто совсем другое. Что? Давайте попробуем считать это с характера Золушки.

Предположим, есть такая черта как неподкупность. Противоположна ли неподкупность алчности или скупости? Очевидно, что противоположна. Что это за супруга короля, которую при удобном случае можно купить, выражаясь современным языком и исходя из современных реалий, коррумпировать?

Трудолюбие противоположно лени. Деятельной натуре чужды апатия и праздность, поэтому в общении человека активного с индифферентным и вялым возникнет диссонанс. Разные люди будут не интересны друг другу. Если будущая супруга короля станет требовать от него только развлечений и релаксации, праздников и фейерверков, то это ослабит его волю, а соответственно подорвет систему государственного управления, обессилит королевство. Супруга монарха должна быть человеком деятельным, активным, трудолюбивым.

Злость как черта характера тоже далека от привлекательности. Можно привести множество доводов в пользу того, что злость – не лучшая сторона людей, наделенных властью. Например, недоброжелатели короля могут использовать эту черту характера в своих целях. Злого человека легко спровоцировать и, таким образом, направить по заданному пути. Осторожность, приветливость и незлобивость – свойства человека сильного и самостоятельного. Что и требуется для отправления властных полномочий.

Отец Золушки так или иначе разобрался в этих вопросах. Это открыло ему ответ на вопрос, какой должна быть его дочь, чтобы в дальнейшем понравиться принцу.

СОБСТВЕННЫЙ ПРИМЕР

Алчность, лень и злость и их противоположности – это очень схематичный взгляд на представленные в сказке характеры и взаимоотношения. Он не претендует на полноту. Наверняка есть нюансы, которые упущены. Но суть в том, что дочери мачехи и Золушка изображают собой противоположные черты человеческих характеров.

Почему же, находясь в одной семье, проживая под одной крышей, характеры столь разнятся? Дело в том, что старшие члены семьи воспитывают молодёжь своим собственным примером. А эти старшие обладают очень разными характерами.

Отцу Золушки, чтобы достичь своей цели и правильно воспитать дочь, необходимо было продемонстрировать ей на собственном примере те, схематично говоря, три важнейшие свойства характера, которые он желал ей привить. Дочь, ориентируясь именно на отца (родная мать умерла), естественно возьмёт это в виде образца для подражания.

К примеру, алчность, совершенно не свойственная отцу Золушки черта. Он скорее безразличен к богатству. Наверняка после смерти первой жены отец Золушки обладал определённым состоянием, и именно это привлекло будущую мачеху Золушки. Она сочла брак с королевским лесничим выгодной для себя партией, хотя никаких особых чувств к мужу не питала. После злая мачеха присвоила и взяла под контроль состояние супруга, а самого отправила на заработки.

В известной трактовке Евгения Шварца в фильме-сказке «Золушка» (фильм вышел в 1947 году) отец Золушки – обычный дровосек. Семейство в целом показано так, что мачеха и её дочери – зажиточные люди, дворяне. Не видно, что они заняты каким-либо трудом. Поражены в своём праве заниматься бездельем только отец Золушки и она сама. Очевидно, что они оба низведены деспотичной мачехой до уровня прислуги, дворовой челяди. В то время как в пользу аристократического происхождения мачехи и ее дочерей говорит их приглашение на королевский бал.

Незлобивость, трудолюбие и отсутствие корысти, спокойное отношение к богатству отец Золушке смог продемонстрировать своей дочери на собственном примере. В конце концов эти качества стали свойственны и героине сказки.

Кадр из фильма Золушка (1947)

Кадр из фильма "Золушка" (1947), колоризированная версия

МАГИЯ

Наши рассуждения значительным образом понижают роль волшебного вмешательства в судьбу Золушки. То, что она получила в итоге, произошло не вдруг по мановению волшебной палочки, а в результате вполне сознательных и спланированных усилий. Успех Золушки и её головокружительный взлёт объяснимы.

Волшебное вмешательство феи играет в сюжете сказки не решающую и главную, а второстепенную, служебную роль. Намёком на это служит то, что подаренные феей карета, платье и кучер, вскоре исчезают.

Сами предметы, украшающие выезд Золушки во дворец, являются сугубо внешними по отношению к ней самой. Характер и судьбу никакая магия или удачный случай заменить, изменить, трансформировать не могут.

Символичной в сюжете сказки становится и такая деталь как туфелька. Во-первых, то, на что ступает человек, является как бы его основой, на чём от стоит, на чём держится. Это обувь.

Во-вторых, основой, стержнем Золушки является её особенный характер, душевные свойства. И они не пропали с наступлением полуночи. Они остались, так как не подвержены действию времени или случая. И, в-третьих, они уникальны, свойственны только ей одной. Поэтому размер туфельки не подошел ни одной девушке в королевстве.

ЗОЛУШКА - ЛУЧШАЯ!

Красивый характер получился у нашей Золушки! А какое самообладание! Быть на балу, общаться с самим принцем, который выбирает себе невесту, и при этом не потерять присутствия духа, спокойствия и выдержки! На самом пике веселья Золушка нашла в себе моральные силы оставить бал, прервать приятные и многообещающие события и раньше времени покинуть торжество.

Может быть, этот факт был воспринят как скромность и пренебрежение богатством и властью? Кем? Прежде всего королём. Он ведь действующий руководитель страны и наставник своего сына.

Представьте себе девушку, добровольно прерывающую своё фееричное присутствие на балу ... Это нечто, согласитесь! Такая девушка может произвести впечатление и на много чего повидавшего короля! Причем впечатление самое благоприятное с далеко идущими последствиями. И король как опытный правитель и человек с богатым жизненным опытом выбирает для сына невесту, обладающую самыми нужными в жизни качествами, - добрым сердцем, чистой душой, жертвенностью и самоконтролем. Только такая девушка и сможет стать настоящей королевой.

* * *

Предложенная трактовка истории Золушки очень сложна для детской сказочки и конечно рассчитана на родителей, взрослых людей. Но ведь сказку ребёнку читает или рассказывает кто-то из родителей. Вот и получается, что сказка Золушка учит детей трудолюбию и доброте, и одновременно с этим думающих взрослых может научить основным педагогическим подходам для успешного воспитания своих детей и внуков. Стоит только вникнуть в мудрость этой замечательной и очень правдивой сказки.


На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3627/98/

Во Франции велосипеды теперь подлежат регистрации

С начала 2021 года во Франции вступило в силу новое правило, предписывающее регистрацию велосипедов в специальной электронной базе данных.

Андре Деймоназ (р. 1946) - Вид на деревню

Теперь вручая велосипед покупателю, продавец должен, кроме технической документации, передать ему наклейку с регистрационным номером и QR-кодом, который и будет занесён в государственную базу. В коде зашифрованы сведения о дате регистрации транспортного средства, его номере и модели. Кроме того, там же будут фигурировать и персональные данные владельца. Этикетка должна быть размещена на раме в месте, где её можно легко прочитать. При необходимости информацией из базы по велосипедам смогут пользоваться муниципальные служащие, операторы платных парковок и сотрудники правоохранительных органов. Продажу транспортного средства другому лицу владелец также должен будет зарегистрировать. Для этого ему потребуется проинформировать о своих намерениях совершить сделку тот магазин, где велосипед был приобретён. Изменения данных владельца вносятся в базу в течение 24 часов после операции купли-продажи.

От регистрации освобождаются детские велосипеды (с размером колеса до 16 дюймов), велоприцепы, электрические самокаты и сегвеи. Правила регистрации пока распространяются только на приобретаемые новые велосипеды. Те, что куплены до 2021 года, будут регистрировать, начиная с июля - при вторичной продаже.

Введение системы объясняется желанием снизить число случаев угона велосипедов. Однако, если говорить, например, об автомобилях, наличие номера вряд ли можно интерпретировать как защиту от угона - профессиональные воры заранее готовят поддельные номера. Зато наличие номера позволяет обеспечить контроль за конкретным траанспортным средством. Велосипед ранее можно было использовать по схеме: купил-сел-поехал. И никто не мог сказать, кто едет на велосипеде и куда. Теперь же это можно отследить. Уровень цифрового контроля вырос.

Франция уже давно в лидерах организации цифровой слежки за населением. И вот сделан очередной шаг к полному отслеживанию перемещений граждан.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4031/20/

Вакцинация ждёт всех




 Виктор Тардьё - Вакцинация, 1923

Будущее начинается в настоящем. Облик будущего всегда многогранен. Он формируется в силу сложения разных векторов и слияния различных тенденций. Каждый вектор проходит через точки, заданные уже совершившимися событиями.

Вот, например, четвёрка новостей, которая, несомненно, определит значимые параметры мира, в которым мы окажемся в весьма скором времени.

Первая новость. На сайте ВОЗ в разделе Вопросы и ответы есть страничка, посвященная понятию коллективного («стадного», популяционного) иммунитета. Ещё летом на ней можно было прочесть: «Коллективный иммунитет – это косвенная защита от инфекционного заболевания, которая возникает, когда популяция иммунна либо посредством вакцинации, либо через иммунитет, выработанный в результате перенесенной инфекции. Это означает, что даже люди, которые не были инфицированы или у которых инфекция не вызвала иммунного ответа, защищены, потому что окружающие их люди, обладающие иммунитетом, могут действовать как буферы между ними и инфицированным человеком. Порог установления коллективного иммунитета к COVID-19 пока не ясен». Скан с таким текстом датирован девятым июня.

В настоящее время текст на соответствующей странице другой: «"Коллективный иммунитет", также известный как "популяционный иммунитет", – это концепция, используемая для вакцинации, при которой популяция может быть защищена от определенного вируса при достижении порога вакцинации. Коллективный иммунитет достигается за счет защиты людей от вируса, а не за счет его воздействия».

То есть концепцию изрядно подправили, просто выкинув из неё факт иммунизации в результате болезни. О том, сколько людей должно быть привито, в статье прямо не говорится, но приводятся примеры, что порог иммунизации достигается в случае кори – при охвате вакцинацией 90% популяции, в случае полиомиелита – при 80%.

Говоря о цифрах, стоит привести слова Энтони Фаучи – главного по коронавирусу в США: «Когда опросы говорили, что только около половины всех американцев собираются сделать прививку, я говорил, что для коллективного иммунитета нужно 70-75%. Потом, когда обновленные опросы показали, что привьется 60% или больше, я подумал: "Я могу подтолкнуть это вверх", поэтому я стал говорить 80 процентов, 85». Сейчас Фаучи озвучивает уже 90%.

Вторая новость. Конституционный суд 28 декабря опубликовал своё решение по делу о правомочности применения ограничения свободы передвижения. Когда весной начались локдауны, в Конституционный суд посыпались жалобы на нарушение конституционных прав. Таких жалоб было порядка 100, и все они не были приняты к рассмотрению. К рассмотрению было принято обращение Протвинского городского суда. Суд задумался, имеет ли он право наложить предусмотренный администрацией Московской области штраф за нарушение предписанного режима невыхода из дома на гражданина, который воспользовался своим конституционным правом на свободу перемещения. Протвинский суд запросил мнение Конституционного, и вот мы дождались решения: всё было правомочно.

Как сообщает Интерфакс, «Конституционный суд подчеркнул, что действия властей призваны обеспечить справедливый баланс между необходимостью защиты жизни и здоровья населения в условиях пандемии с одной стороны и правом на свободу передвижения». Суд счёл, что действия властей Московской области, были соразмерными, поскольку запрет покидать место жительства не был абсолютным и допускал возможность делать это в особо оговоренных случаях. А ещё потому, что впоследствии ограничения были смягчены, то есть власти реагировали на ситуацию. Также суд сослался на общемировую практику локдаунов: действия наших властей не были местным произволом, так делали все.

Пикантность этому сюжету добавляло то, что режим «повышенной готовности» (изобретенный властями Москвы и заимствованный регионами) тогда вводился при отсутствии такого понятия в российском законодательстве. В закон возможность подобных ограничений включили post factum, адаптируя юридические нормы под уже сложившийся образ действий.

Таким образом, Конституционный суд закрепил прецедент подгонки законодательства задним числом в качестве приемлемой формы управления нацией. Теперь у нас нет никаких оснований уповать на записанное в Конституции, потому что власть даже на региональном уровне может счесть, что какое-либо наше право способно повредить здоровью населения в целом, и его ограничить. И это не будет нарушением Конституции. И никто не будет всерьёз выяснять, была ли угроза, на которую сошлются власти, действительно настолько опасной. Достаточно допустить случаи, на которые новый запрет не будет распространяться, плюс варьировать строгость ограничений в соответствии с общемировой практикой. И контролирующая инстанция останется удовлетворена.

Третья новость. На состоявшемся 29 декабря заседании президиума координационного совета при правительстве РФ по борьбе с коронавирусом глава Минздрава Михаил Мурашко сообщил, что уже в январе в личном кабинете на сайте Госуслуг в числе прочих услуг появится и возможность получить паспорт вакцинации от COVID-19.

Все информационные агентства подают это как хорошую новость. Теперь каждый провакцинировавшийся может получить соответствующее удостоверение. Для чего оно будет нужно? Конечно, в первую очередь предполагается, что паспорт вакцинированного может потребоваться при выезде за рубеж, если, как это сейчас обсуждается, некоторые страны введут соответствующие ограничения. Интересно то, что введение где-то там соответствующей нормы лишь обсуждается (что и понятно – массовая вакцинация только-только стартовала), а у нас уже и паспорта предусмотрены.

Впрочем, ничто не помешает и у нас произвести ковид-сегрегацию, отделив законопослушных привитых граждан от подозрительных и асоциальных типов, которые почему-то обошлись без прививки.

Впрочем, как можно узнать из следующей новости, сегрегация уже началась,

Четвертая новость. 29 декабря мэр Москвы Сергей Собянин в своём блоге дал очередные комментарии по ситуации с коронавирусом и объявил о принятых решениях. Вот его слова: «Мне часто задают вопрос, освобождает ли вакцинация от ограничений, установленных в рамках борьбы с распространением Covid-19. Действительно, прививка снижает риск заболеть самому и стать источником заражения для других. Поэтому люди, прошедшие вакцинацию, должны получить возможность постепенно возвращаться к обычной жизни. В качестве первого шага – москвичи старшего возраста, студенты старше 18 лет и граждане, страдающие хроническими заболеваниями, смогут вновь пользоваться правом бесплатного и льготного проезда в общественном транспорте. Принадлежащие им социальные карты будут автоматически разблокированы через 14 дней после получения второго компонента вакцины.»

Мы видим, как выстраивается система. Вакцинация по умолчанию считается единственным способом пройти через волну пандемии. При этом она должна быть тотальной. Гражданские права будут иметь только те, кто согласится на вакцинацию. Прочие в правах будут поражены. И никакие права, записанные в Конституции, не помогут это оспорить.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4030/20/

Технократия и Великая перезагрузка

Автор Джозеф Меркола

Научная диктатура наихудший из возможных исходов, потому что сбежать от нее будет практически невозможно.

Седрик Пейраверней - Сын, 2016

Данная статья является презентацией одного интервью, которое дал Патрик Вуд – экономист, финансовый аналитик и американский конституционалист, посвятивший свою жизнь исследованию и пониманию технократии.

Вуд написал две увлекательные книги на эту тему: «Рост технократии: троянский конь глобальной трансформации» и «Технократия: трудный путь к мировому порядку».

Как пояснил Вуд, данная новая экономическая система – которая не является естественной – не основана на обычных механизмах ценообразования, таких как спрос и предложение или свободная торговля. Вместо этого основанием экономики технократии являются энергоресурсы, которые и диктуют типы производимых, покупаемых, продаваемых и потребляемых продуктов. По сути, энергия подменяет собою деньги, выполняя функцию всеобщего эквивалента.

Это само по себе странно, но дальше всё становится еще более странным. Технократия, возникшая в 1930-х годах в разгар Великой депрессии и породившая ученых и инженеров, требует также и социальной инженерии для поддержания работы системы.

Если людям позволить делать то, что они хотят, потребительский спрос в конечном итоге будет стимулировать торговлю, но в условиях тенократии это работать не будет. Напротив, здесь предполагается, что потребителей нужно направлять, вернее даже, загонять таким образом, чтобы они потребляли то, что что система хотела бы, чтобы они потребляли, а для того, чтобы это произошло, им необходимо более или менее промыть мозги. В результате технократическая система требует обширного наблюдения и технологий на основе искусственного интеллекта, чтобы держать всех под контролем.

ТЕХНОКРАТИЯ – ЭТО НЕ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Более того, технократия стремится устранить выборных должностных лиц и все правительства. Им нет места в этой системе, которая в случае своего полного внедрения работала бы более или менее автоматически, при участии технологических вдохновителей. Также нет места нациям или национализму, которые могли бы повлиять на поведение людей.

Как отмечает Вуд, антиутопический роман Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» дает захватывающий взгляд на технократию. Нет политической системы. Всем этим управляют инженеры, ученые и алгоритмы, которые они создают.

Как экономическая система, основанная на ресурсах, «устойчивое развитие» намерено взять под контроль все ресурсы, все производство и все потребление на планете Земля, оставив всех ее жителей под постоянным управлением научной диктатуры.

Хотя технократический план реализовывался на протяжении десятилетий, в 2020 году все произошло быстро. Если у вас сложилось впечатление, что все мы страдаем синдромом лягушки, которую варят заживо, поступательно повышая температуру, вы, вероятно, правы.

Нас лишили очевидных прав, и люди более или менее привыкли принимать ситуации, которые год назад были немыслимы. Нам сказали работать из дома и никуда не ходить. Наши предприятия закрыты «для защиты здоровья населения».<

Нам сказали носить маски для лица даже на улице, во время еды и в собственном доме. Нам теперь говорят, что нам нужно иметь паспорта вакцинации, если мы в будущем хотим куда-нибудь полететь, а мировые лидеры открыто говорят о Великой перезагрузке.

Очевидно, что центральные банки тоже были частью этого плана с самого начала. В настоящий момент, когда мы это обсуждаем, система центральных банков терпит крах, достигнув конца своей функциональной жизни, поскольку глобальное долговое бремя превышает способность стран выплачивать проценты, но перезагрузка, о которой они говорят, не является еще одной системой центрального банка.

Да, он будет централизованным, но, опять же, сама основа глобальной экономики сместится от товара-денег к товару-энергии. Вуд объясняет, как технократическая элита, в частности члены Трехсторонней комиссии, влияли на экономические нормы и манипулировали ими, чтобы добиться успеха.

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ, ПОВЕСТКА ДНЯ НА XXI ВЕК – ЭТО ТЕХНОКРАТИЯ

Как объяснил Вуд, многие термины, которые в последние годы мы слышим все чаще и чаще, относятся к технократии, но только под другим именем. Таковы «устойчивое развитие», «повестка дня на XXI век», «программа на период до 2030 года», «новая повестка дня в области городов», «зеленая экономика», «новое экологическое соглашение» и «борьба с глобальным потеплением».

Все они относятся к технократии и ресурсо-ориентированной экономике, являясь ее частью. Синоними технократии также являются такие термины, как «Великая перезагрузка», «Четвертая промышленная революция», слоган «Строить лучше». Парижское соглашение по климату также является неотъемлемой частью технократической повестки дня.

Общая цель всех этих движений и программ – захват всех ресурсов мира, владение ими в интересах небольшой глобальной элитной группы, обладающей ноу-хау для программирования компьютерных систем, которые в конечном итоге будут определять жизнь каждого. Это действительно высшая форма тоталитаризма.

Когда они говорят о «перераспределении богатства», то, что они на самом деле имеют в виду, – отмечает Вуд, – это перераспределение ресурсов от нас к ним. В статье « Глобальное поглощение идет полным ходом» есть видео с Всемирного экономического форума, где прямо говорится, что к 2030 году у вас ничего не будет. Все необходимое вы сдадите в аренду.

ТЕХНОКРАТИЯ 2030 – ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Заглянуть в это будущее также можно было в статье Forbes за ноябрь 2016 года, написанной неназванным человеком из группы стратегии лидерства Всемирного экономического форума. В частности, там говорилось:

«Добро пожаловать в 2030 год. Добро пожаловать в мой город - или, лучше сказать, наш город. У меня ничего нет. У меня нет машины. У меня нет дома. У меня нет ни техники, ни одежды.

Вам это может показаться странным, но в нашем городе это осмысленно. Все, что вы считали продуктом, теперь стало услугой. У нас есть доступ к транспорту, жилью, еде и всему, что нам нужно в повседневной жизни ...

В нашем городе мы не платим арендную плату, потому что кто-то другой использует наше свободное пространство, когда оно нам не нужно. Моя гостиная используется для деловых встреч, когда меня нет рядом.

Время от времени я предпочитаю готовить для себя. Это просто – необходимое кухонное оборудование будет доставлено ко мне в считанные минуты…  Покупки? Я действительно не могу вспомнить, что это такое. Для большинства из нас это превратилось в выбор вещей для использования. Иногда выбирать мне нравится самому, а иногда я просто хочу, чтобы алгоритм сделал это за меня. Он знает, что мне понравится лучше, чем я  ...

Понятие «час пик» больше не имеет смысла, поскольку работу, которую мы делаем, можно выполнить в любое время. Не знаю, стоит ли продолжать называть это работой. Это больше похоже на время обдумывания, время создания и время разработки ...

Больше всего меня беспокоят люди, которые не живут в нашем городе. Те, кого мы потеряли в пути. Те, кто решил, что того, что есть технологии, стало слишком много. Те, кто почувствовал себя устаревшим и бесполезным, когда роботы и искусственный интеллект заняли большую часть нашей работы.

Те, кто был недоволен политической системой и восстал против нее. Они живут разной жизнью за пределами города. Некоторые образовали небольшие сообщества на самообеспечении. Другие просто остались в пустых и заброшенных домах в маленьких деревнях 19 века.

Время от времени меня раздражает то, что у меня нет настоящей приватности. Я никуда не могу пойти, чтобы не зарегистрироваться. Я знаю, что где-то записано все, что я делаю, думаю и мечтаю. Я просто надеюсь, что никто не использует это против меня. В целом это хорошая жизнь»

Однако, если вы арендуете все и не имеете личной собственности, то кому все эти вещи принадлежат? Это принадлежит технократической элите, владеющей всеми энергоресурсами. Достаточно тревожно, что одной из форм энергетического ресурса, который современные технократы, по всей видимости, собираются добыть (на это указывают патенты), является человеческое тело.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕЛА КАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ РЕСУРС

В международном патенте Microsoft 8  WO / 2020/060606 описывается «криптовалютная система, использующая данные о деятельности тела». Международный патент был подан 20 июня 2019 г. Заявка на патентное ведомство США № 9  16128518 была подана 21 сентября 2018 г. Как поясняется в аннотации:

«Активность человеческого тела, связанная с поставленной пользователю задачей, может использоваться в процессе майнинга криптовалютной системы. Сервер может предоставить задачу устройству пользователя, которое коммуникативно связано с сервером. Датчик, коммуникативно связанный с устройством пользователя или содержащийся в нем, может определять активность тела пользователя.

Данные об активности тела могут быть сгенерированы на основе ощущаемой активности тела пользователя. Система криптовалюты, коммуникативно связанная с устройством пользователя, может проверять, удовлетворяют ли данные о деятельности тела одному или нескольким условиям, установленным системой криптовалюты, и выдавать криптовалюту пользователю, данные о деятельности которого проверены»

Заявка на патент США включает следующую краткую блок-схему процесса.

<algoritm.jpg

Этот патент, если он будет реализован, по существу, превратит людей в роботов. Если вы когда-нибудь задумывались, как обычный человек будет зарабатывать на жизнь в безналичном мире будущего, основанном на технологиях искусственного интеллекта, это может быть частью вашего ответа.

Люди будут опущены до уровня безмозглых дронов, проводящих свои дни, выполняя задачи, автоматически выдаваемые, скажем, приложением для мобильного телефона в обмен на «награду» в криптовалюте. Такое слияние цифровых и биологических систем в конечном итоге и есть суть «четвертой промышленной революции».

КТО ТАКИЕ ТЕХНОКРАТЫ?

Раньше технократия была настоящим частным клубом, но сегодняшние технократы не обязательно имеют членские билеты, поэтому всех их бывает сложно правильно идентифицировать. Однако ключевые игроки – это члены Трехсторонней комиссии, говорит Вуд.

Вы не можете просто присоединиться к Трехсторонней комиссии. Они сами выбирают своих членов, которыми становятся только по приглашению. Список участников по состоянию на 2020 год можно найти на FredDonaldson.com. Известные имена в Трехсторонней группе США: Дэвид Рокфеллер, Генри Киссинджер, Майкл Блумберг и тяжеловесы из Google – Эрик Шмидт и Сьюзан Молинари, вице-президент Google по государственной политике.

В силу значимости средств массовой информации, там есть Дэвид Игнатиус – обозреватель The Washington Post, Дэвид Сэнгер – главный вашингтонский корреспондент The New York Times, Джеральд Сейб – исполнительный редактор The Wall Street Journal.

Это интересный список людей, который следует изучить, чтобы понять, где, как и через кого технократия укрепляется и реализуется. Другие группы, на которые стоит обратить внимание:


  • Римский клуб


  • Институт Аспена, который подготавливал и обучал руководителей со всего мира тонкостям глобализации. Многие из членов совета директоров также являются членами Трехсторонней комиссии.


  • Атлантический институт


  • Всемирный экономический форум


  • Институт Брукингса и другие аналитические центры


Некоторых людей также можно идентифицировать по их действиям. Примеры, приведенные в интервью, включают Билла Гейтса и премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона. Как только вы познакомитесь с технократической повесткой дня, вы сможете довольно легко начать узнавать игроков.

ПАНДЕМИЯ – ТОЖЕ ЧАСТЬ ТЕХНОКРАТИЧЕСКОГО ПЕРЕВОРОТА

И последнее, но не менее важное: пандемия – это неотъемлемая часть Великой перезагрузки технократов, которая откроет новый мир невообразимых ограничений свободы. Она уже осуществила массовое перераспределение богатства – опять же, от среднего класса, от владельцев малого бизнеса – в пользу крупных транснациональных компаний, таких как Amazon.

Потом не удивляйтесь, если вы услышите разговоры о предоставлении каждому базового дохода (шаг к безналичной «утопии» 2030 года, когда вы ничем не владеете) и всеобщем прощении долгов в обмен на потерю всех прав на частную собственность в будущем.

Локдауны также привели к разрушению местной экономики по всему миру – совершенно ненужная искусственная ситуация, которая теперь используется как обоснование, почему нам так отчаянно нужно «перезагрузить» экономическую систему, и по сравнению с нынешним состоянием, мы, конечно, должны «Построить лучше».

Локдауны и закрытие школ стали причиной призывов к всё большему онлайн-обучению, что еще жёстче, чем раньше фиксирует молодежь в матрице цифрового наблюдения, а по мере развертывания вакцинации от COVID-19 эта система будет превращаться в основу для биометрического наблюдения, отслеживания и слежения, которая в конечном итоге соединится со всеми другими вашими медицинскими записями, цифровым удостоверением личности, цифровым банкингом и системой социального кредитования.

Все это, в свою очередь, требует технологии 5G, которая как раз и развертывается в разгар этой пандемии. Опять же, как только вы ближе познакомитесь с технократической повесткой дня, вы увидите, что все эти, казалось бы, случайные события вовсе не случайны, а сплетаются вместе, образуя большую сеть - и мы то, что должно попасться.

Что делать: во-первых, будьте информированы сами и проинформируйте других. себя и других. Как только вы увидите их план, следующим шагом будет сопротивление и возражение против любого без исключения пункта технократической программы. Мы можем победить благодаря тому простому факту, что нас больше, чем их, но мы должны громко об этом говорить – нам нужно объединить силы и выступить единым фронтом.


На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4028/66/

Между камешком и мегалитом



На сайте Русской народной линии опубликован роман Павла Тихомирова «С камешком в башмаке». РНЛ – православный ресурс и Павел Тихомиров является помощником её главного редактора, поэтому имеет смысл разбирать роман прежде всего как образец православной художественной литературы.

По своему жанру «С камешком в башмаке» – классическая антиутопия. Но мы сегодня переживаем такое время, когда многое, что выглядело как антиутопия, становится элементом реальной жизни.  Интерес к роману подстёгивается ещё и тем, что в нём есть прямые отсылки к самым болезненным сегодняшним проявлениям «антиутопичности»: мир романа – это постковидный мир.  Подавляющее большинство антиутопий серьёзно промахнулись, не предусмотрев обоснование установления тотального контроля необходимостью борьбой с инфекциями.  Поэтому любопытно, как Павел Тихомиров конструирует вариант будущего с учётом уже свершившегося факта «борьбы с пандемией».

Надо сказать, что структура представленного постковидного мира выглядит достаточно убедительной. И политическая его организация, и показанные социальные практики (скучивание людей в агломерациях, охота за нарушителями масочного режима и т.п.) вполне узнаваемы. Всего лишь чуть-чуть усилий заинтересованных лиц, и мы действительно можем оказаться в этой реальности.

Но не само по себе описание будущего было целью автора. Все эти наброски широким мазком – не более чем фон, на котором развёртывается сюжет. Сюжетных линий в романе две. Первая – это действия группы сопротивления, созданной на территории бывшей России под крылом одной из силовых структур. Вторая – это иностранный проект по выращиванию клонов; клоны используются как запасные части для организмов своих хозяев – тех людей, что дали свой генетический материал для создания такого персонального живого «склада».

В романе линия с клонами подаётся как знак выхода на очередной виток инфернальности. Выращивание людей с единственной целью – получить здоровые и молодые органы для «ремонта» организма богачей, способных оплатить подобную роскошь, говорит о том, насколько сильно расчеловечился мир. И здоровые силы внутри отечественной силовой структуры, в которую оказываются инкорпорированы главные герои романа, видят борьбу с этим проектом корпорации «Мёбиус» в числе самых важных своих задач.

Есть и задача максимум – вообще прихлопнуть существующую систему. Но как это сделать, если система господствует и контролирует всё и вся? Нужна сила, превосходящая силы системы. И такую силу можно найти в прошлом. Основное внимание подпольщики уделяют таинственным мегалитам (древним сооружениям из гигантских каменных глыб), раскиданным по просторам планеты. Вероятно, это – допотопные (в буквальном смысле этого слова) энергетические установки. И если удастся их запустить… Впрочем, никто толком не знает, что тогда получится и как это сделать.

По ходу романа выясняется, что тему мегалитов нашей структуре подкинули люди из «Мёбиуса», чтобы потом публично высмеять. И таким образом обнулить тлеющее сопротивление. Что, впрочем, не отменяет реальное существование тайны мегалитов. Герои, вроде бы, остаются у разбитого корыта, – у них нет средства для борьбы с системой, нет больше цели, к которой надо стремиться… Но, – говорит нам автор, – самое важное ведь совсем другое. Погоня за тайной мегалитов позволила всем людям из этой группы не оказаться в числе тех, кто радостно едет в направлении преисподней. Они «отстали» от идущего туда поезда, поскольку вовремя удачно захромали, почувствовав камешек в башмаке. Так объясняется название романа. Не важно, что послужило таким камешком, – в данном случае это были мегалиты, – люди очнулись от дурмана внутрисистемного бытия и научились смотреть на мир по-другому. И теперь, уяснив это, они могут подкидывать камешки в башмаки других людей и сдёргивать тех с поезда, идущего в погибель.

Таков, по мысли автора, православный остаток, который должен остаться в сознании читателя. Персонажи, им созданные, отражают реально существующие психологические типы. Узнав себя в героях романа, люди задумаются о том, как они живут сейчас – насколько они погрязли в нашей ещё не пост-, но уже вполне ковидной повседневности, которая тоже, по большому счёту, ни что иное, как поезд, идущий в преисподнюю. И, глядишь, у каждого найдётся какой-нибудь камешек в башмаке.

Авторские чаяния, конечно, похвальные, однако, на мой взгляд, Павел Тихомиров крупно ошибается с тем, как воспринимается его роман. В первую очередь непонятно, на какую аудиторию он рассчитан. Вероятно, предполагается, что – на довольно широкую.

Непосредственных проекций Православия в романе крайне мало. Герои в лучшем случае вспоминают о молитве, но молитвенное делание в романе отсутствует. Нет внутренних диалогов с обращением к Богу, нет покаянного чувства, внешние диалоги героев могут касаться религии, но их внутренние монологи скудны на духовную борьбу и выдают крайне поверхностное отношение к вере. Монастыри показываются как место, куда можно по случаю зайти, – это даже не паломничество, а что-то типа духовного туризма. В Пасху герои куда-то перемещаются, у них не рождается мысли, что надо участвовать в пасхальной службе.

То есть автор явно не хочет «грузить» читателя православной спецификой. И, соответственно, ждёт, что роман будут читать далёкие от Православия люди. Которые найдут в этом романе нечто, что как-то их приблизит к спасению.

Но человека, воспитанного вне православной традиции, роман вряд ли заинтересует. В нём нет привычных компонентов популярного чтива: любовная линия подана крайне слабо, динамичная сцена, пожалуй, только одна – погоня патруля санитарной службы за главными героями, которые оказались, где не надо, без масок. Нет ни душещипательных выяснений отношений, ни ужасов. Никаких сильных эмоциональных встрясок. Мало интриги.

Вернее, интрига есть, но она – совсем особого рода. Это – постоянное возвращение героев к секретам мегалитических конструкций, интрига чисто интеллектуальная. Видно, что автор сам всерьёз увлечён этой темой. И именно она дала основной массив текста романа.

Наиболее интересен роман будет тем, кто окажется с автором на одной волне. Тем, кто интересуется всем странным, тем, что можно определить как историческую конспирологию. Эти люди будут вычитывать из романа лишь мысли о мегалитах, и вряд ли их положение по отношению к спасению в результате прочтения романа изменится в лучшую сторону.

А как же концепция «камешка в башмаке»? Тут я должен прямо сказать, что считаю её принципиально неверной. Есть только одна дорога к спасению, и тысячи дорог, идущих к бездне. Дьявол любит обманывать людей, подкидывая им ложные цели. И когда человек вдруг понимает, что шёл к ложной цели, дьявол заменяет её на другую, столь же неверную. Очень приятно думать, что ты опоздал на поезд в преисподнюю, потому что тебе подвернулся камешек, заставивший тебя захромать и выпасть из общего строя. Но для нежелающих шагать в общем строю у дьявола заготовлены нишевые и эксклюзивные варианты. Поэтому важно не то, что ты перестал делать, а что ты теперь делаешь. Если ты вместо молитвы и покаяния раньше не отрываясь смотрел «тоннели реальности» (аналог СМИ в романе), а теперь тратишь всё время на расследование тайны мегалитов, то ты просто пересел из одного поезда в другой. И мало верится, что фиаско мегалитического проекта в конце романа, подвигнет его героев обрести действительно православную жизнь. Ведь это не они ушли от темы, а тема от них. Они-то остались прежними.

Невозможно показать обращение человека от лжи к истине, не погружая читателя в общение с истиной. Если в романе нет православной доминанты, полных пригоршней православного духа, очень сложно убедить читателя в истинности православного выбора героя, и уж тем более – увлечь самим Православием. Необходимо присутствие в ткани повествования абсолютного добра, чтобы в его свете исключить присущую нам этическую запутанность.

Вот и у Павла Тихомирова есть моменты, когда зло и добро оказываются неразличимы.  Клоны, о которых говорилось выше, обладают личностным сознанием и душой. В какой-то момент они догадываются об обмане и понимают, что их только используют. Более того, будучи более духовными, нежели люди, они имеют возможность напрямую почувствовать Бога. И, чтобы навредить хозяевам «Мёбиуса» и сорвать весь проект, они отказываются есть, то есть убивают себя. С точки зрения внутренней этики романа – это правильный и героический поступок. В то же время мы знаем, что самоубийство – грех. Но, прочитав роман, возможно прийти к мысли, что в определённых условиях Бог может одобрить самоубийство – если ты этим срываешь планы врага.

Литература постоянно вмешивается в жизнь. Люди читают в книгах то, что сочиняют авторы, а потом поступают в соответствии с тем, что прочитали. И если прочтённое не имеет надёжного этического основания, последствия могут быть весьма печальными. Если в принципе существует индульгенция на самоубийство, то нетрудно подогнать интерпретацию действительности под вычитанную разрешительную формулу. Человек легко способен сконструировать образ врага и убедить себя, что нужно лишь умереть, – и враг будет повержен. 

Человек также легко может принять мысль, что поросшие мхом или занесённые песком мегалиты имеют реальное значение. Это ведь своего рода «металитература»: то, что ранее имело статус вымысла, «вычитывается» из реальности. Литературизация реальности привлекает внимание гораздо сильнее чистого вымысла. Как раз этот эффект используют СМИ, когда потчуют нас расследованиями загадок, криминальными историями и публичным обнажением личных отношений. Путь к мегалитам оказывается одной из довольно утоптанных дорожек прочь от духовной жизни.

Человеческая психика пластична, и это налагает огромную ответственность на тех, кто рискует писать художественные произведения. Писатель выдумывает и впускает в мир то, чего прежде не существовало. Теперь же оно становится фактом бытия, пускай лишь в виде текста. Но, будучи фактом, оно порождает множественные пересечения смыслов. Люди пользуются книгами, чтобы наполнить своё время, а вместе с ним – и свою душу. И если есть вероятность, что кто-то дальше по жизни пойдёт с какой-то сомнительной идеей, взятой из твоей книги, то лучше её не писать.

Работа над эстетическими ошибками

Город Нововоронеж (всего 30 тысяч жителей) на несколько дней обрел общероссийскую известность. Обязан он этим памятнику, который был торжественно открыт 18 декабря, а уже 21 декабря – демонтирован.

Памятник Алёнке был установлен в честь 250-летней годовщины основания села Новая Алёновка, на месте которого теперь располагается Нововоронеж.

Согласно легенде, Алёнка была «ходоком» — так называли людей, которые по поручению своих односельчан уходили в иные края искать землю для поселения. Искали такое место и крестьяне из села Сергиевского Лебедянского уезда. Алёнка нашла хорошее место у ручья и позвала земляков переселяться. Но самой ей обжиться не удалось — у ручья её встретил разбойник Кудеяр и погубил. В память об Алёнке село и было названо Новой Алёновкой.

Девушка Алёнка, конечно, должна быть милой. Но когда с памятника сняли покрывало, присутствующие увидели женскую фигуру с очень страшным лицом. Автор скульптуры Александр Шилин не планировал эстетической провокации. Эскиз был нормальным, но что-то не заладилось с лицом у кузнецов.

Что в этой истории радует, так это быстрота реакции местных властей. Когда народ возмущенно возопил, его услышали. Между тем, по России стоит немало различных арт-объектов, являющихся плевком в лицо национальной культуре и вполне достойных демонтажа. На инциденте с Алёнкой надо учиться исправлять эстетические ошибки. Насаждение постмодернистких объектов убивает здоровое чувство любви к своей малой родине. Эти монстры разрушают исторические ландшафты, как бы переселяя человека из нормального, некогда очеловеченного им мира в пространство, где нарушены базовые отношения. Человек теряет своё место в мире, да и просто себя, расчеловечивается.

alenka2.jpg

И по поводу Алёнки уже раздавались голоса – мол, давайте оставим. Будет уникальный объект, привлекательный для туристов. Очень хорошо, что эти голоса остались в меньшинстве. Значит, в народе пока есть потенциал эстетического и культурного самосохранения.

Анна Каждан: «С наступающим!»

До 28 января 2021 года в Музее современного искусства «Артмуза» (Санкт-Петербург) проходит выставка Анны Каждан «С наступающим!».

Анна Каждан

В рамках своей персональной выставки Анна Каждан представляет работы и арт-объекты разных лет, объединенные общей темой радостного предвкушения Нового года.

Каждая картина Анны Каждан – это очарование остановившегося мгновения. Веселая и затейливая фантазия художника преображает реальный мир. Анна – мастер массовых сцен, народных гуляний, праздничных хороводов, волшебных карнавалов и детских игр. Любимый цвет Анны – все оттенки синего. Для нее он символизирует не только небо, но и определенное состояние души – уютное счастье и радость.

Фольклорные традиции в работах Анны прослеживаются как в выборе типичного сюжета («прогулка», «свидание», «игра»), так и в характерной трактовке персонажей, где на первый план выступает не индивидуальное, а «родовое» начало. Насыщенные лукавым юмором и уютной повседневностью бытия картины Анны Каждан – некое откровение для зрителя, перегруженного тяжелой и ненужной информацией современности.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4017/31/

kazhdan1.jpegkazhdan2.jpegkazhdan4.jpegkazhdan5.jpeg