Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Сайт КУЛЬТУРОЛОГ приглашает читателей и авторов

Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

Переворот

В русском языке есть такое слово "переворот". Если мы обратимся за его значением к современному толковому словарю, то в первую очередь нам предложат следующее: "резкий поворот (перелом) в развитии чего-либо". Вторым по порядку будет идти государственный переворот. А вот если заглянуть в словарь Владимира Даля, то у переворота самостоятельной статьи не окажется, на её месте будет стоять отсылка к глаголу "перевертывать".

Перейдя к указанному глаголу, читаем: «перевертывать больше говорится об обращении внезапном или по отвесу, в стоячем положении, а переворачивать, на плоскости лежачей, с усилием, медленно». Суть переворота, таким образом, заключается не в том, чтобы произошла резкая перемена; важен не столько сам факт изменения, сколько что именно и на что меняется. Переворот – это тогда, когда нижняя сторона оказывается сверху, а верхняя, соответственно, уходит вниз. То, что прежде было опорой, становится... ну, скажем, навершием. То, что было не на виду, теперь приковывает к себе всеобщее внимание. То, что считалось средством для реализации смыслов, вдруг превращается в центр их генерации. Нечто служебное, подчинённое получает статус начальствующего.
У Самуила Маршака есть весёлое стихотворение "Мельник, мальчик и осёл". Начинается оно так:

Мельник на ослике ехал верхом.
Мальчик за мельником плёлся пешком
– Глянь-ка, – толкует досужий народ, –
Дедушка едет, а мальчик идёт!

Далее старик пытается соответствовать ожиданиям толпы, сочетая себя, внука и ослика в различных комбинациях. Кончается стих так:

Дедушка с внуком плетутся пешком,
Ослик на дедушке едет верхом.
– Тьфу ты! – хохочет народ у ворот. –
Старый осёл молодого везёт!


Мельник должен был ехать на осле, в итоге осёл едет на мельнике. Мы видим состоявшийся переворот в самом прямом смысле этого слова.
Комичный характер стихотворению придаёт то, что полученный (и, в сущности, довольно печальный) результат – целиком и полностью заслуга мельника. Осёл – бессловесная скотина, и его роль в этой истории – сугубо пассивная. Мельник сам назначил себя транспортом для осла, это глупо, потому и смешно.

Но представим себе, что имела место какая-нибудь интрига. Есть такая японская сказка "Кувшинный человечек". Находит парень (звали его Таро) у дороги кувшин, слышит – что-то скребётся. Заглянул Таро внутрь и видит маленького человечка, размером с гороховый стручок. А тот к нему по имени обращается:

– Приветствую тебя, Таро-сан! Наконец-то ты нашёл меня. Я давно тут сижу – тебя поджидаю. Из всех парней в округе только ты мне по душе пришёлся. Возьми меня в дом. Нам вместе весело будет.

– А что, – отвечает Таро, – возьму. Верно, вдвоем веселее.

Принёс его домой и затеял с ним играть; живая игрушка – это ведь забавно. Играл до вечера, а утром пошел опять по округе шататься. Приходит домой, а человечек вырос – уже ростом с него самого. И заговорил по-другому, покрикивает на Таро, указывает, что тот должен делать. Минула ещё одна ночь. Утром Таро ушёл пораньше и постарался вернуться попозже, – неуютно ему стало с таким гостем в доме. Однако завечерело, надо идти домой. Поднялся Таро на порог, а войти в дверь не может – нет в доме ему места, всё занято гостем, который вырос до исполинских размеров.

Это была лень, которая росла, пока герой сказки бездельничал. Стоило Таро заняться делом, как его гость начал уменьшаться в размерах. Приключение закончилось благополучно. Слушатель этой истории, скорее, будет сочувствовать Таро: смеяться тут особо не над чем. Нечто, поначалу выглядящее вполне безобидно, воспользовалось слабостью героя и попыталось подмять его под себя. В этот раз не получилось. А ведь могло и удаться.

Классическим примером можно считать смену династий во Франкском государстве. При королях Меровингах большую роль играли майордомы, которые сосредоточили в своих руках функции реального управления. В конце концов майордом Пипин Геристальский принял титул "вождя и принцепса" франков, должность майордома стала наследственной, а король оказался совершенно отстранённым от дел. Когда умер очередной официальный король, Теодорих IV, майордом Карл Мартелл оставил трон пустым, а его сын, Пипин Короткий заключил в монастырь последнего из Меровингов – Хильдериха II – и сам стал королём. С Пипина Короткого начинается династия Каролингов. Те, кому следовало быть опорой верховной власти, взяли эту власть себе.

Мы видим, что для того, чтобы настоящий переворот совершился, требуется сочетание двух факторов: 1) воли к захвату нового положения у того, что ранее выполняло лишь служебную функцию, и 2) деградации будущей жертвы. Деградация эта может описываться по-разному – в виде расслабления, духовной физической лени, пренебрежения своими обязанностями, потери бдительности, утраты мужества и стойкости (или чести и нравственной чистоты).

Процесс деградации обычно растягивается во времени. Лёд тает не вдруг. Но вот человек выходит на подтаявший лёд, и тот под ним внезапно проламывается. Эта видимая внезапность не должна обманывать: перед нами лишь завершающаяся стадия того, что происходило уже достаточно долго. Впрочем, внезапный пробой, разрыв, катастрофа, революция вовсе необязательны. Возможен и другой, поступательный сценарий. Во Франкском государстве народ наверняка привык, что ими правят не короли, а майордомы. Сначала сменились правители, и это не было чем-то внезапным, а потом у правителей поменялся титул. Последнее произошло одномоментно, но большого значения не имело. Важен был сам переход власти. Власть перетекала постепенно, и это скрывало проблему.
Одним из методов, позволяющим обнаружить уже идущие, но ещё толком не осознаваемые изменения, является экстраполяция. Мы как бы заглядываем в будущее и смотрим, во что могут вылиться наблюдаемые сегодня процессы, если им ничто не помешает развиться в полную силу. Явленная в результате экстраполяции новая форма господства будет означать, что то, что происходит с нами сегодня, – самый настоящий переворот.

Давайте снова откроем словарь и прочитаем, что значит слово медицина. Типичное определение будет следующим: медицина – это совокупность наук о здоровье и болезнях, а также практическая деятельность, направленная на сохранение и укрепление здоровья людей, предупреждение и лечение различных недугов. Древние китайцы считали, что у врача две задачи – излечивать больных и укреплять здоровье здоровых. В европейской традиции первым, кто чётко сформулировал задачи медицины, был английский философ Фрэнсис Бэкон. В своем труде «О достоинстве и усовершенствовании наук» он называет три основные задачи: «первая состоит в сохранении здоровья, вторая – в излечении болезней, третья – в продолжении жизни». Как мы видим, совпадение с китайским суждением тут почти полное, что неудивительно: человек обращается к врачу, когда необходимо справиться с болезнью, и врач чувствует своё призвание в том, чтобы помочь людям оставаться здоровыми.

Это справедливо для любого времени, места и культуры. Центральное место в клятве Гиппократа занимали следующие слова: «Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости».  В этой идеальной проекции отношений врача и больного мир медицины выстраивался вокруг больного, а шире – вокруг человека, здоровью которого врач мог принести хоть какую-то пользу. Труд врача всегда считался самым благородным и даже подвижническим. Врач откликался на зов, спешил к больному в любое время, поскольку порою нельзя было медлить, изнурял себя ради другого.

Человечество привыкло к тому, что врачи – это авангард социальной помощи, своего рода "отряд быстрого реагирования", на который можно рассчитывать в трудную для себя минуту. Мы были озабочены доступностью медицины. Предполагалось, что, когда мы надумаем обратиться к врачу, он должен оказаться рядом. Также мы не должны быть ограничены нашей неплатежеспособностью: здоровье, полагали мы, настолько ценно, что его нельзя привязывать к кошельку. Бесплатная медицина – одно из самых важных социальных завоеваний, одно из самых главных гражданских прав. Ещё нас беспокоило качество медицинских услуг: диагнозы должны ставиться правильно и своевременно, а лечение – быть эффективным.

Всё это показывает, что мы считали себя заказчиком сервиса, а медицину – сервисной службой. Мы – субъекты, а медицина – инструментарий, к которому мы прибегаем. Но насколько адекватна эта картина?

Врачи всегда стремились к новому знанию. Больше знаешь о недуге – выше вероятность того, что ты с ним справишься. Были открыты возбудители инфекционных заболеваний. Из задачи сохранения здоровья выделилась задача предупреждения болезни. Возникла такая дисциплина как профилактическая медицина. Первое место среди профилактических мер заняла вакцинация. Вакцина создаёт у человека специфический иммунитет – против конкретной инфекции. Если вся популяция обладает иммунитетом, инфекция не может найти себе носителя, и болезнь исчезает. Так победили оспу. Стало быть, массовая вакцинация – действенный метод борьбы за всеобщее здоровье. И вакцинация получила повсеместное распространение, а в некоторых странах (например, в Турции и Италии) прививки детям делаются в обязательном порядке. Не человек обращается к медицине, медицина приходит к человеку и говорит: "ты должен". На тех, кто уклоняется от прививок, даже в странах, где законодательство это позволяет, смотрят косо – как на антисоциальные элементы. Подобные люди создают собой дыры в защите популяции.

Другой пример – карантин. То, что больных заразными и тяжелыми заболеваниями надо изолировать, люди поняли ещё в древности. Заболевшие проказой (лепрой) изгонялись из селений, они должны находиться вдали от здоровых и криком предупреждать, чтобы здоровые к ним не подходили. В Средние века для больных лепрой отводились специальные убежища – лепрозории. Во время эпидемий (в первую очередь вспоминается чума) изоляция шла следом за болезнью. Смысл изоляции был всегда один и тот же – больные и те, кто с ними контактировал, отделялись от тех, кто ещё не соприкоснулся с болезнью. Личные желания попавших под карантин значения не имели. Медицина диктовала человеку, что ему надо делать.

Сегодня мы наблюдаем следующий шаг в развитии идеи карантина. Здоровые признаны столь же опасными, как и больные. Поэтому все должны изолироваться от всех. У этого, очевидно абсурдного предписания тем не менее весьма рациональное обоснование. Вирус, от которого мы прячемся, летуч, симптомы заболевания могут отсутствовать, а тесты не только не охватывают всю популяцию, но и весьма ненадёжны. Невозможно исключить ситуацию, когда от по всем признакам здорового человека, вирус перескочит на ослабленный организм, для которого он представляет смертельную угрозу.

Эта модель, объясняющая специфику нынешнего карантина, выглядит логичной. Однако её реализация привела к слому старой системы, разделяющей людей на сообщества здоровых и больных (вкупе с теми, кто разделил с ними их судьбу). Ныне сообщества оказались под запретом. Нет сообщества здоровых – условно здоровые соблюдают режим самоизоляции. Больные, имеющие лёгкую форму заболевания, заперты в своих домах. Тяжёлые больные находятся в больницах, но больничную палату вряд ли можно назвать сообществом. Если ранее человек мог решить остаться внутри карантинной зоны – для того, чтобы быть с родственниками, ухаживать за больными или по каким-то другим соображениям, то сегодня такой зоны нет и подобный выбор невозможен. Раньше внутри карантинной зоны могла существовать какая-нибудь социальная жизнь, и уж тем более она существовала снаружи, то теперь вся социальная жизнь отложена до лучших времён. Медицина не только ограничила свободу больных, она полностью изменила повседневность каждого человека.

Если мы используем метод экстраполяции и, продолжив наметившуюся тенденцию, попробуем представить себе завтрашний день, то мы увидим следующую картину. Поскольку вирусы постоянно мутируют, в любой момент может возникнуть новое опасное заболевание. Отрабатываемая сегодня модель будет всегда под рукой, а это означает, что карантин будут объявлять снова и снова.  Именно медицинским органам предстоит оценивать степень угрозы и давать отмашку на введение карантина. А для того, чтобы увеличить интервалы между отсидками по домам, от нас будут требовать соблюдения определённых правил безопасности. Это могут быть: настоятельная рекомендация ходить в маске в публичных местах, ограничение на численность проводимых мероприятий, обязательные и разнообразные проверки здоровья перед допуском к тем или иным занятиям и видам деятельности, контроль за местоположением и поездками и т.д. Медицинские органы выступят инициаторами подобных мероприятий, а также будут регламентировать и отслеживать их соблюдение.

В результате именно медицина станет основным модератором нашей общественной жизни, определяя, что и как допустимо делать, а что нет. От человека же будет требоваться соблюдение предписанных ему норм, в том числе и в быту. Чтобы вообразить будущие санитарные проверки уполномоченных лиц, ходящих по квартирам и проверяющих наличие масок, антисептиков и парацетамола, особого всплеска фантазии не нужно. В настоящий момент власть стремительным потоком перетекает к медицине, превращая эту часть сферы услуг в распорядителя нашего бытия. Мы легко можем дожить до того момента, когда ВОЗ (или иная, специально созданная организация) будет указывать национальным правительствам, что тем следует делать, располагая для этого необходимыми полномочиями и даже средствами принуждения. Переворот близок к своей завершающей стадии.

Стоит отметить, что в движении к такому финалу есть своя логика. Каждый шаг, сделанный в прошлом, нам кажется естественным и оправданным. То, что предпринимается сегодня, у большинства наших современников находит понимание и поддержку. И то, что будет делаться дальше, несомненно получит одобрение большинства. Ключевую роль в совершающемся перевороте играет не чья-то злая воля, а готовность жертвы к новому порядку вещей. В нашем случае крючком, на котором всё держится, является желание современного человека жить как можно дольше. Ради долгой жизни он готов на очень многое. При этом предполагается, что ценность жизни определяется отсутствием страданий. Болезнь – это страдание, поэтому так важно не заболеть. Но, чтобы уклониться от болезни и снизить риск смерти, придётся пожертвовать не только традиционным обликом общества, привычной организацией социальных связей, но и качеством жизни. Страдать всё равно придётся.

На сайте:
http://culturolog.ru/content/view/3818/102/

Диалектика страха и масок

.


Рене Магритт. Влюбленные II

Какие маски способны защитить от вируса? Врачи разъясняют, что эффективны только многослойные маски. А преимущественно в каких масках люди ходят по городу? В обыкновенных, однослойных, которые предназначены предохранить окружающих от брызг, если вам вздумается чихать или кашлять. Почему же здоровые люди надели такие маски?

Они прячутся не столько от вируса, сколько от страха. Маска на лице успокаивает, как бы свидетельствуя человеку, что он  под защитой. Это знак, наподобие скрещенных пальцев в кармане. Но кто защищает человека в маске? Бог медицины? Человек не задумывается, кому он адресует свою просьбу о защите и покровительстве. Всё должно произойти как бы само собой: надел маску не заразился. Но на самом деле даже многослойная маска не является стопроцентной гарантией от заражения. Она не даст вирусу сразу же попасть в ваши дыхательные пути. Но вы получите тот же эффект, если будете держаться в стороне от чихающих и кашляющих. А далее вам предстоит снять маску. Если на маске есть вирус, он в этот момент может переместиться на кожу. Встряхнув ненароком маску, вы отправляете гипотетический вирус в полёт и можете его вдохнуть. Вирус также может находиться на коже рук, лица, на вашей одежде. Для того чтобы полностью отгородиться от вируса, надо надеть защитный комбинезон и перед тем, как его снимать, пройти процедуру дезинфекции. Будем ходить в таких комбинезонах? Если подкармливать свой страх, можно дойти и до этого.

Тут есть парадокс, о котором пока не говорят. Карантинные меры (ношение маски, сидение дома в условиях недостатка свежего воздуха и движения, постоянный стресс) способны довольно сильно понизить иммунитет, а слабый иммунитет повышает вероятность заражения и развития болезни по плохому сценарию. Введённый на короткий период, карантин помогает сохранить жизнь, но, затянувшись, он сам становится фактором смерти.

Между тем, надев маску, её не очень-то просто снять. Маска "прирастает". Мы все достаточно образованные люди. Мы знаем (нам об этом часто приходится слышать), сколько вокруг микробов. Тот же коронавирус сплошь и рядом маскируется под обычную простуду. Любой чихающий человек является потенциально опасным. И более того: носителем вируса может быть каждый, даже если у него совсем нет симптомов. Ты сидишь дома, а выходя по крайней нужде, надеваешь маску, и ты пока не заболел. Как не поставить себе это в заслугу! Строится логическая связь: ты не заболел, потому что соблюдаешь режим самоизоляции и носишь маску. Отсюда вывод: стоит тебе снять маску и начать больше общаться с другими лицом к лицу, риск подхватить заразу вырастет. Мы уходим под маску вроде как из осторожности, а дальше нас под ней держит страх, создающий свой ритуал. И люди, носящие бесполезные однослойные маски, поклоняются страху.

Истинным знаком того, что я нахожусь под защитой, является мой нательный крестик, на котором написано "Спаси и сохрани". И я знаю, к Кому обращены эти слова. "Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?" (Пс. 26:1). Это не означает, что надо презирать реальные меры безопасности. Однако, принимая любые меры, надо уповать не столько на них, сколько на Бога. Он, если это необходимо, отведёт любую угрозу. А ещё Он может попустить такое развитие событий, при котором самая надёжная защита и самые хитрые способы уклониться от опасности окажутся тщетными. Страх же может загнать человека в нору, но он не может ни сохранить, ни тем более спасти.

И когда мы (христиане) говорим "спасти", мы имеем в виду нечто большее, чем помочь просто спастись, сохранить жизнь. Спасение по-христиански есть переход в вечную жизнь со Христом. Для того чтобы это свершилось, человеку иногда надо ещё пожить (чтобы как следует подготовить себя к своей главной встрече с Богом), а иногда надо вовремя умереть (если дальнейшая жизнь будет уводить его от Христа, а не вести к Нему). Смерть не всегда худшее, что может с нами произойти.

Как бы маска, "приросшая" к нашему лицу, не стала знаком ложного нравственного выбора:  того, что для нас длить свою жизнь важнее, чем оставаться христианином, да и попросту человеком.

Питирим Сорокин Сексуализация и здоровье

Из книги "Американская сексуальная революция". Полный текст доступен здесь>>>

Фрагмент главы
Воздействие сексуальных излишеств на человека и его близких

Воздействие на здоровье и долголетие

Донжуаны и мессалины редко доживают до старости. Обычно они умирают рано, зачастую насильственной смертью. Они находятся в состоянии постоянного эмоционального напряжения, непрерывно вовлекаются в бесконечные конфликты с кем-то из последних сексуальных партнеров и связанных с ними людей: с родителями и другими родственниками соблазненного юноши или девушки, с мужем и детьми замужней женщины или женой беспутного мужа, с друзьями незаконного сожителя, с соперниками, борющимися за благосклонность одной и той же женщины или мужчины, с властями и обществом в целом. В таких крайне нездоровых условиях распутники подрывают свою жизнеспособность и укорачивают срок жизни.

Мы не должны забывать, что общий фонд энергии человеческого организма ограничен: чем больше энергии тратится на какой-либо вид деятельности, тем меньше ее остается для других видов. При каждом половом акте расходуются жизненные физиологические силы. Когда это происходит слишком часто, весь организм начинает чахнуть. У распутника начинается физический упадок, который может еще усугубиться из-за других слабостей и пороков, от венерических болезней до алкоголизма.

Напротив, умеренность в сексуальной жизни или полное воздержание не приводят к таким последствиям. Это становится совершенно очевидным, если сравнить жизнь христианских святых, римских пап, выдающихся теологов и священнослужителей с распутным существованием монархов, наследников и наследниц, а также звезд экрана и сцены.

Подавляющее большинство христианских святых были аскетами. Более 98% из 3090 святых, чьи биографии были изучены жили в период между I и XIX столетиями. По сегодняшним гигиеническим нормам, большинство из них пребывало в физических условиях, вредных как для здоровья, так и для долгожительства. Многие держали бесчисленные посты. Святые отказывали себе в удовлетворении самых насущных телесных потребностей.

С другой стороны, многие западные монархи жили в условиях, позволяющих самое полное удовлетворение телесных нужд и желаний. У них был самый высокий уровень жизни. За их здоровьем наблюдали самые выдающиеся специалисты в области медицины. Однако в своем сексуальном поведении многие из них были так же неразборчивы и ненасытны, как самые последние распутники.

Итак, если распространенная теория о вредности воздержания и пользе сексуальных излишеств была бы верна, то монархи имели бы более крепкое здоровье и жили бы дольше, чем христианские святые. Факты полностью опровергают это предположение. Изучение мною продолжительности жизни 332 монархов (римских и византийских императоров, турецких султанов, а также английских, французских, австрийских, немецких, итальянских, испанских, датских королей) и 3090 христианских католических святых дает следующие сведения об их возрасте на момент смерти. Из обеих групп исключены те, кто умер насильственной смертью.

Более краткая продолжительность жизни монархов и представителей богемы обусловлена пагубным воздействием чрезмерной сексуальной активности этих групп, тогда как долгая жизнь святых, пап и других посвятивших себя служению людей, отчасти связана с их воздержанием и умеренностью.

Этот вывод еще больше подтверждается изучением современных наследников, наследниц и звезд шоу бизнеса, известных своими сексуальными похождениями. Несмотря на самые лучшие материальные условия и самое полное удовлетворение их телесных потребностей, несмотря на квалифицированную заботу об их здоровье самых лучших медицинских светил, все же кажется, что все эти благоприятные для здоровья и долгожительства условия не спасают от сравнительно раннего снижения их жизнеспособности и многочисленных болезней в ранней зрелости.

Еще хуже ситуация со здоровьем сексуальных развратников, располагающих малыми или ограниченными финансовыми ресурсами. Довольно часто распутство приводит их прямо в криминальную среду, где их здоровье быстро ухудшается, а жизнь зачастую преждевременно обрывается. Другие обедневшие распутники могут избежать подобного трагического исхода, однако жизнь их несчастлива и незащищена, полна опасностей, лишений и унижений. Им все труднее зарабатывать на жизнь и оставаться уважаемыми членами своих сообществ. Они все больше и больше входят в роль изгоев со всеми соответствующими материальными, социальными и моральными лишениями. Такой образ жизни быстро истощает их жизнеспособность, преждевременно старит их тело и слишком быстро доводит их до гибели, которую некому оплакивать.

Таким образом, чрезмерная погоня за сексуальным удовольствием наносит серьезный ущерб физическому здоровью человека. Существующее представление о том, что ограничение сексуальных побуждений служит важным источником болезни, является в большой степени модным мифом, как и вывод о том, что неограниченная сексуальная активность не приносит вреда. Некритически воспринятое, это представление способствует распространению сексуальной неумеренности и уменьшению жизнеспособности и продолжительности жизни его сторонников.

Воздействие на психическое здоровье

Избыточная сексуальность является одним из главных источников неврозов и функциональных психозов. Психические расстройства могут быть вызваны хроническим и чрезмерным употреблением алкоголя, которое обычно сопровождает распущенность, или сифилисом и другими венерическими заболеваниями, получаемыми благодаря незаконным связям.

Однако еще более важны психические расстройства, непосредственно вызванные распутством. Конституциональные факторы играют значительную роль в развитии маниакально-депрессивного, шизофренического или параноидального психозов, вызванных сексуальными излишествами, Более того, глубокие внутренние конфликты, сильные эмоции, постоянные психические нагрузки и потрясения являются результатом полного несовпадения биологических импульсов, эмоций, желаний развратников с идеями, моральными заповедями и социальными ценностями.

Картина русского художника Моллера Федора Антоновича Поцелуй
Федор Моллер "Поцелуй", 1840-е

У целостной личности "высшее я" с его моральными и эстетическими ценностями осуществляет контроль над низшим "эго" и животными побуждениями. Внутренний мир человека и его внешнее поведение составляют единое целое, свободное от крупных конфликтов и противоречивых мотиваций и действий, свободное от множества напряжений и стрессов. Такой человек наслаждается миром в душе; он придерживается четкой линии поведения, которая определяется его системой ценностей и его моральными нормами «ты должен» и «ты не должен»". Он огражден от большинства внутренних и внешних разобщающих воздействий. Какими бы тяжелыми и мучительными ни были жизненные нагрузки, он с честью выдерживает их. Он без колебания отвергает искушение совершать действия, противоречащие его правилам, и в то же время радостно принимает призывы к действиям, соответствующим его «святая святых», и в значительной мере следует им.

Напротив, внутренний мир и действия развратника непредсказуемы. Вожделение властвует над его мыслями и чувствами и контролирует его общественное поведение. Так как его организм находится в состоянии нарушенного биологического равновесия, он не может контролировать происходящие в нем процессы в интересах своего благополучия, а также не может противостоять неисчислимым внешним силам, непрерывно атакующим его. Его потенциальное «я» и «рациональное эго» неэффективно выполняют свою функцию руководства организмом. Личность его неразвита. Его эго все больше страдает от неисчислимых трений и конфликтов: между его биологическими импульсами, особенно преобладающими сексуальными побуждениями, и другими стремлениями; между осколками ценностей и мотиваций, а также между ними и биологическими побуждениями; между его «я» и его «эго». Его терзают чувство вины и угрызения совести. Его постоянно снедают противоборствующие эмоции и страсти. Это дом, разделенный в себе, и его отдельные части ведут непрерывную войну против друг друга. В таком состоянии он не может достичь подлинного душевного покоя, а его плохо функционирующий организм и расколотое сознание делают его легкой добычей неврозов и функциональных психозов.

Окружение и образ жизни ненасытных любителей секса полны сильного напряжения, горячих эмоций, смертельных конфликтов. Их погоня за удовольствиями неразрывно связана с постоянными вспышками страсти, ревности, тревоги, зависти, страха, сомнения, неуверенности, ненависти. Погоня за новыми острыми ощущениями неотделима от этих страстей, которые вспыхивают время от времени между сексуальными партнерами и почти всегда между развратниками и теми людьми и группами, чьи жизненные интересы они затрагивают своими проступками.

Малейшее неблагоприятное событие в окружении любителей секса может ускорить серию изменений, разрушающих их личность. Разочарование, подозрение, неудача, неверие в свои силы, а также вульгарность, уродство и болезни их окружения могут ускорить возникновение у них неврозов или даже психозов.

Даже человеку, имеющему здоровое тело, крепкие нервы и целостную личность, придется мобилизовать все свои ресурсы для того, чтобы успешно выдержать такие большие нагрузки. Ослабленное физическое, эмоциональное и духовное состояние любителя секса обычно делает его неспособным противостоять им, и в конечном счете он ломается под их тяжестью. В итоге он зачастую становится психоневротиком или кончает жизнь самоубийством.

Такая этиология функциональных психических расстройств находится в явном противоречии с фантастической фрейдистской теорией, согласно которой подавление кровосмесительных или иных недозволенных сексуальных импульсов является главным источником психоневрозов. Психоаналитический подход, который явно или неявно рекомендует полное удовлетворение всех импульсов для сохранения психического здоровья, является по сути ненаучным и опасным как в моральном, так и в социальном отношении. Его применение на практике ведет не к уменьшению, а к умножению психических расстройств. Можно только сожалеть, что такие идеи завоевали престиж в научных кругах и теперь признаны легионом психиатров, психологов, преподавателей, «популяризаторов» и даже некоторыми слугами Божьими, хотя до сих пор еще не представлено никаких веских доказательств их верности.

В числе существенных доказательств, подтверждающих тезис о том, что потворство сексу вызывает психические расстройства, и опровергающих теорию Фрейда, следует упомянуть параллельный рост сексуальной свободы и неврозов. Если верен фрейдистский подход, то за увеличением сексуальной свободы членов общества должно следовать сокращение функциональных психических расстройств. С другой стороны, если верна описанная нами этиология, то мы можем ожидать параллельного роста психоневрозов, сопровождающих ослабление ограничений сексуального поведения. Похоже, что факты подтверждают последнее предположение.

Начнем с того, что в последние десятилетия как в Америке, так и во многих европейских странах движению общества к сексуальной анархии сопутствовал постоянный рост психических расстройств. И эта тенденция развивалась несмотря на значительное увеличение армии психоаналитиков и психиатров.

За период с 1880 г. население США удвоилось. Число пациентов психиатрических лечебниц за это время увеличилось в 12 раз. В 1880 г. у нас было 63,7 пациента психических лечебниц на 100000 населения; теперь у нас 366,7 пациентов на 100000 населения. Ежегодно в психиатрические заведения поступает около 20000 человек. Сегодня в психиатрических лечебницах находится около 650000 пациентов, что составляет приблизительно 47% общего числа пациентов в больницах США. Но эти цифры не в полной мере отражают ситуацию. В настоящее время число психоневрозов в этой стране выросло до такой степени, что по разным подсчетам от 25 до 50 процентов нашего взрослого населения считаются в той или иной степени психически больными.

Не столь поразительная, но по сути своей сходная тенденция отмечалась в некоторых европейских странах, характеризующихся ростом сексуальной свободы.

Конечно эта ситуация может быть отчасти отнесена на счет более адекватного и точного диагностирования психических расстройств, большего количества психиатрических лечебниц и тому подобных фактов. Однако признавая значение этих причин, все же стоит отметить, что они не отменяют существования этого пугающего роста.

Мы не можем и не должны утверждать, что сексуальная свобода является единственной причиной психических заболеваний в наше время. Как будет показано далее, существует целый комплекс факторов, создающих такую ситуацию. С другой стороны, нельзя утверждать, что рост сексуальной свободы и развитие теории и практики психоанализа уменьшили распространенность психических расстройств.

Так как рост сексуальной свободы и распространение неврозов и психозов поразительно совпадают по времени, то можно считать, что между ними существует причинная связь. Таково первое историко-статистическое подтверждение нашей точки зрения.

Такое же параллельное распространение распущенности и умножение психических расстройств происходило в других обществах, особенно во время революций. Периоды социального и культурного упадка в Древней Греции и Риме характеризовались сексуальной анархией и психическими расстройствами. То же самое относится к векам упадка в конце Древнего царства, Среднего царства и Новой империи, а также эллинистическому периоду упадка Древнего Египта; времени ослабления Вавилона и Ассирии; некоторым периодам в истории Китая. С другой стороны, вряд ли в истории найдется пример того, как значительное увеличение сексуальной свободы сопровождалось уменьшением психических расстройств, или как за обузданием потока сексуальной анархии следовало увеличение неврозов и психозов.

Подтверждением этого является исключительно высокий уровень психических расстройств среди королевских семей, известных своей распущенностью и излишествами в сексуальном поведении. Это также справедливо для богемных артистов, музыкантов и писателей, наследников и наследниц, звезд эстрады.

Подводя итог, можно сказать, что развратные и в особенности незаконные сексуальные отношения подрывают психическое здоровье своих приверженцев, а чрезмерная погоня за сексуальными удовольствиями является одним из важных факторов развития психоневрозов и функциональных психозов.

Гигиеническая культура современной России

Автор Шарикова Е.В.

Понятие «гигиеническая культура» в последнее время все чаще употребляется в средствах массовой информации, в основном в рубриках, посвященных проблеме воспитания подростков, проблеме гигиены в составе физической культуры, а также в разделе валеологии. В этом случае говорится о конкретных гигиенических нормах и необходимости их соблюдения с точки зрения современной медицины. Между тем, понятие «гигиеническая культура» включает в себя значительно больше смыслов, и анализ их с социально-философских позиций может быть довольно продуктивным.

Картина художника Чарльза Барбера Charles Burton Barber Купание 

 

Чарльз Барбер (Charles Burton Barber, 1845-1894), "Купание"

Эмпирически ясно, что основное содержание гигиенической культуры - уход за  телом (мытье, чистка зубов, содержание в чистоте волос, ногтей), составляющими гигиенической культуры также являются забота о чистоте одежды, обуви, рабочего места, домашнего пространства. Если попытаться дать определение понятию «гигиеническая культура», то можно сформулировать его следующим образом: гигиеническая культура -  это совокупность гигиенических норм, ценностей, знаний и средств гигиены, правил поведения, гигиенических привычек и эстетических представлений, связанных с чистотой и здоровьем тела, выработанных обществом. В соответствии с таким определением, можно говорить о  гигиенической культуре не только конкретного человека, но и народа (например, рассматривать гигиенические привычки и отношение к чистоте у ненцев или марийцев), а также о конкретной эпохе или населенном пункте в конкретный период времени.

Для того чтобы иметь возможность более глубокого социально-философского анализа, необходимо понять, что лежит в основе «гигиенического» поведения человека (т. е. стремления к чистоте).  Отметим прежде всего, что очистка - один из природных навыков. Само по себе чувство опрятности - чувство естественное, природное, оно свойственно многим животным (хорошо известны своей чистоплотностью кошки, а мухи, несмотря на то, что являются переносчиком заразы, большую часть времени заняты не чем иным, как чисткой себя). Навык очистки присутствует и у человека, более того, для человечества чистота является ценностью. Согласно словарю С. Ожегова, чистота - это «чистое состояние, вид чего-нибудь», чистый - «освобождённый от грязи, не имеющий грязи»; «нравственно безупречный, честный, правдивый, беспорочный»; «со свободной, открытой, не занятой поверхностью»; «не содержащий ничего постороннего, дополнительного, никаких примесей»[1.787].  Чистота, таким образом, в основном определяется как отсутствие грязи, отсутствие чего-то лишнего, постороннего, ненужного. Подчеркнем, что слово «чистота» имеет и нравственный оттенок. Для более полного осмысления рассмотрим и противоположное этому понятие, т.е. слово «грязь»: грязь в таком случае - то, что находится не на своем месте. Исследователь М. Дуглас отмечает: «Грязь - это побочный продукт систематического упорядочивания и классификации материи. <...> Ботинки грязные не сами по себе, но когда их ставят на обеденный стол; еда не грязная, но грязно, когда немытую посуду бросают в спальне или пачкают едой одежду»[2.68], «нечистота, или грязь, - это то, чего не должно быть, если надо сохранить образец»[2.68]. Чистота, таким образом, приобретает ценность, благодаря тому что означает порядок, организованную систему, в которой нет места хаосу (вспомним, что выражение «привести в порядок дом» или «привести себя в порядок»  означает сделать уборку или вымыться и причесаться самому). В этом плане гигиена - это способ человека отделять себя от природы и «своего» от «не-своего».

Читать статью полностью>>>