Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Православный православному - кто?


Автор: Кирилл Дегтярев

Падению Российской Империи и революции начала XX века предшествовал длительный, двести лет расшатывавший общество, период апостасии, отхода от православной веры. Сначала он захлестнул верхние классы, потом перекинулся и на «простой народ», который на «элиту» общества всё равно смотрел, как на предателей.

 

Так что, и катастрофу 100-летней давности, и разложение общества с последующим распадом державы 70 лет спустя  несложно связать именно с отходом от веры и потерей религиозной общности.

 

Но нет худа без добра, наряду с развалом произошёл и отказ от государственного атеизма. Люди вспомнили религию прадедов - во всяком случае, потянулись в восстанавливаемые храмы, стали принимать крещение и крестить детей, начали, как сейчас говорят, воцерковляться.

 

И это дало надежду на то, что у людей сформируется и более здоровый, и общий взгляд на многие вещи. Во всяком случае, у меня такая надежда была. Да, можно сказать, что в высшей степени наивная, тем не менее...  Да мы же теперь братья во Христе. Неужели не договоримся между собой и не решим, как правильно жить?

 

Сразу оговорюсь, хотя это и так, надеюсь, понятно - тут никакого противопоставления православных верующим иных конфессий и атеистам. Но, тем не менее, степень общности у людей одной веры должна быть выше. И православие, всё-таки, «системообразующая» религия России. Так что есть основания говорить о том, что страна пойдёт туда, куда пойдёт православие, и куда  поведут её православные. Во всяком случае - те, кто так себя называет.

 

Картина художника Пимоненко Пасхальная заутреня в Малороссии 
Николай Пимоненко, "Пасхальная заутреня в Малороссии", 1891

Как, по идее, должно быть? Общая православная вера сближает и скрепляет людей. Она также даёт и сходный взгляд на основополагающие вещи, относящиеся не только к вере как таковой, но и к обществу. Да, православие - не социально-экономическое учение и в этом смысле прямых указаний не даёт. Однако из православной философии многое вытекает. Скажем, совершенно очевидно, что вопиющее социально-экономическое неравенство и несправедливость с нею несовместимо. Более того, ставить рыночную свободу выше социальной защиты - тоже не в духе православия. Человек человеку, всё-таки, прежде всего - брат, а не контрагент.

 

Не раз говорилось о том, что ещё 2000 лет назад, на заре христианства, с ним оказалось не совместимо рабовладение. Да, никакого призыва к его отмене в христианском вероучении не было. Но как с ним согласуется то, что одни люди - говорящая скотина или «говорящие орудия» у других? Никак, и по мере христианизации Древнего Рима там и рабство сошло на нет.

 

В общем, православное вероучение, не давая прямых директив по поводу форм собственности, степени экономической свободы и т.п., прокладывает некое общее русло, в котором можно двигаться, в том числе, и в хозяйственной жизни. И фундаментальных, непреодолимых противоречий между православными о том, как строить жизнь в обществе и общественные отношения, вроде бы, быть не должно.

 

Но что мы видим сейчас, в России на стыке первого и второго десятилетия XXI столетия, спустя четверть века после начала православного возрождения? То есть, уже спустя целое поколение - у тех, кто молодыми людьми пришёл в храм на исходе советской эпохи, уже дети выросли.

 

У нас первые лица страны - православные, в основном. Во всяком случае, нам их показывают по телевизору в православных храмах. То же можно сказать и о многих лидерах оппозиции. То же - и о многих «владельцах заводов, газет, пароходов» и большинстве работников их предприятий.

 

Это значит, например, что двое из, видимо, раскалывающегося «тандема» - Путин и Медведев, прежде всего - братья во Христе. И такой же брат им обоим, например, оппозиционер Немцов. Как и они ему. То же можно сказать и о вышеупомянутых владельцах заводов и их работниках.

 

Так почему бы братьям не отнестись друг к другу по-братски, и не выработать после этого общую политику на общее благо?

 

Ещё раз оговорюсь - православие диктует братское отношение и к не православным. Что же до социально-экономических воззрений, более или менее явно вытекающих из вероучения, то и в других религиях они сходны. Так что это способствовало бы, как раз, сплочению нашего разнородного общества.

 

Но братства между православными, принадлежащими разным политическим лагерям и социальным слоям, нет. Социальная или политическая принадлежность, а также личный интерес - первичный, если не единственный, определяющий признак.

 

Православный православному - прежде всего, не брат во Христе, а именно контрагент, политический или социально-экономический антагонист, конкурент. Но, если брат во Христе - уже во вторую очередь, тогда вообще о братстве речи быть не может. Поскольку здесь не может быть никакой второй очереди. А логическое продолжение всего этого ведёт к ещё худшим выводам - если православный православному не брат, - то какой он православный вообще?

 

То же можно сказать и о нас на нашем бытовом уровне, не одни большие политики и олигархи так не по-братски ведут себя и друг к другу, и к нам. Мы сами - на работе, на улице, в доме, совсем не похожи на братьев во Христе.

 

Сейчас, вероятно, самое время сказать о фантастической наивности или там космической глупости написанного выше. Дескать, а что тебя удивляет? Неужели ты и правда думаешь, что...?

 

А для атеиста существующая ситуация, вероятно - дополнительное доказательство правоты его взгляда на вещи. Может быть даже, наиболее сильное доказательство. Которое, прямо скажем, крыть нечем.

 

Да, допустим, космическая наивность. Но ведь то, что должно быть - естественно, а существующее положение вещей - противоестественно. Это тоже факт, и хотелось бы понять, почему так. Наконец, сказать по этому поводу: «ну, се ля ви», тоже как-то не очень совместимо с православной верой и философией.

 

Да, можно ещё сказать, что не так много времени прошло. Ну, что такое 20-30 лет? А через поколение - другое православного воспитания мы и к братству придём.

Но, во-первых, оснований на это рассчитывать не так уж много. Если экстраполировать нынешние процессы, получится, что через десятки лет мы можем прийти к чему-то совсем иному. И, главное, такой ответ был бы попыткой отмахнуться от проблемы.

 

Во-вторых, дать такой ответ мешает наше дореволюционное прошлое. Столетия назад православные крепостники православных крепостных продавали и покупали, как скотину, православные православных убивали (зачастую изуверскими способами), грабили, эксплуатировали... Это тоже - в большом политическом и социально-экономическом разрезе. Но и на бытовом уровне до православного братства было далеко.

 

Впрочем, есть и отличия того времени (а также советского времени) от нынешнего. Сквозь всю грязь и кровь понимание того, что мы - братья во Христе, всё же проступало. И на «макроуровне», когда каялся Иван Грозный. И на бытовом. Вспомним «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова:

 

«Я в Воскресенье светлое

Со всей своею вотчиной

Христосовался сам!

 Моя супруга, бабушка,

Сынишки,  да и барышни,

Не брезгают, целуются

С последним мужиком:

Христос воскрес!

Воистину...»


ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>


Tags: Православие, Религия и атеизм
Subscribe

  • Неспетая песня битлов

    Автор: Андрей Костерин Эпитафия Революции Воображения Мир, как мы его знали, подходит к концу. Мир, как мы его знали, - и…

  • Русский национальный суверенитет и национальная идея

    ОБРЕТЕНИЕ РУССКИМ НАРОДОМ ИСТОРИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА Андрей Карпов Равноапостольный князь Владимир крестил Русь, и единая вера позволила восточным…

  • Популярное в апреле

    Наиболее популярными материалами сайта Культуролог в апреле были: Москва вводит социальный патронат с 1 мая - из ленты Знаки времени…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments