Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Точка бифуркации

Автор: Михаил Хазин

 

Мировая экономика подошла к точке, за которой она в прежнем виде существовать не может. Либо уровень разделения труда должен упасть, то есть мир разделится на отдельные кластеры (валютные зоны), либо нужен новый инструмент компенсации глобальных рисков. Это естественный этап на пути развития капиталистической экономики, но сегодня нам предстоит с ним как-то разбираться.

Если одной фразой описать суть экономических процессов, последние несколько сот лет происходящих на территории нашей планеты, то она звучит очень просто: это углубление процессов разделения труда. При этом может оказаться, что конечный продукт в результате этого процесса почти не меняется (точнее, это не обязательно), но вот количество людей, которые над ним работают, общий процесс производства (от начала производства первых деталей), и производительность труда при этом растет.

Картина художник В.В. Колесникова Старая телега 

 

В.В. Колесников, "Старая телега", 2002

Если взять мой любимый пример с телегами, то он состоит в том, что от тележных дел мастера, который делал ее от начала и до конца за три месяца, мы переходим к сборке кузова, колес и передка, а затем к сборке каждой из этих трех частей из своих деталей. Как следствие, количество людей, необходимых для создания одной телеги, резко вырастает (хотя они и работают на ее конкретный экземпляр все меньше времени), однако общее количество работников, необходимых, например, для создания 1000 телег, падает.

Мы не будем дальше вдаваться в тонкости технологии, поскольку, все-таки, занимаемся макроэкономикой, поэтому обратим внимание на одно интересное обстоятельство. Если речь идет о мастере, который делает одну телегу раз в три месяца, то для него проблемы рынка сбыта практически не существует: он ее всегда делает «под заказ». А вот если на следующих этапах развития разделения труда появляется, например, рынок спиц для колес, то мастер, который их делает, может не иметь никакого понимания, что делается собственно на рынке телег. И может пропустить тот момент, когда на этот рынок выйдут люди, которые производят колеса с металлическими спицами и надувными шинами ... После чего он неожиданно обнаруживает, что его рынка не существует вовсе.

Теоретически, он может, например, попытаться изменить точки сбыта своей продукции, например, продавая ее (с небольшими изменениями) как балясины для лестниц, однако получится это далеко не у всех. И с точки зрения экономики это означает, что у производителя появляются макроэкономические риски, которые он рассчитать, в рамках своего понимания мира, не может никак.

Экономическая система должна как-то компенсировать эти риски, в противном случае неминуемы очень жесткие и тяжелые кризисы. И в качестве главного компенсаторного механизма на первом этапе капитализма, выступали банки, которые самими фактом кредитования заемщика брали на себя такие риски. Но процесс разделения труда продолжался, он приобретал уже не только отраслевые, но и географические оттенки и к концу XIX века стало понятно, что банки не в состоянии уже брать на себя весь объем таких рисков. Циклические кризисы конца XIX - начала ХХ века становились все грознее и грознее (что сильно усугублялось тем обстоятельством, что банки были ограничены зональными, национальными и конкурентными границами) и в некоторый момент стало понятно, что должен появиться институт, который бы мог брать на себя часть тех рисков, которые взяли на себя банки. Таким институтом стали центральные банки, которые не только регулировали банковскую деятельность, но и путем рефинансирования, фактически, взяли на себя значительную часть тех рисков, под тяжестью которых рушилась банковская система.

Читать статью полностью>>>


Tags: Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments