Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

Прометеевский проект (преамбула)

Про Промеетеевский проект я уже писал: http://kulturolog-ia.livejournal.com/2233.html
Но в тот раз не сложилось начать сначала, теперь ошибка исправлена.

В данном тексте нет самого термина ПРОМЕТЕЕВСКИЙ ПРОЕКТ.
Это явление даже не описывается. Мы просто подходим к нему....
Надеюсь, что продолжение следует.


Наблюдательный человек, анализирующий поток событий и их интерпретаций, неизбежно почувствует наличие определённых закономерностей. Человеческая культура нестабильна, и тенденции её изменения проявляются в том, на чём общество концентрирует своё внимание и в каких формах это внимание выражается. Если к тому же описываемый нами наблюдатель консервативен и отождествляет себя с той или иной традицией, он легко может выделить изменения, направленные на разрушение его традиции, и эти изменения тоже складываются в тенденцию. Любая традиция испытывает сегодня давление извне, и это давление нарастает.

            Ключевое тут слово «сегодня». Человек (а наш наблюдатель – человек, и более того: любой человек в значительной степени является наблюдателем) – существо во времени, его время – это «здесь и сейчас», из которого он не может выйти. Вернее, с помощью рассуждения – может, но субъективные переживания его связаны именно с этим моментом. Мы можем допустить, что и прежде любая традиция подвергалась культурной атаке, но переживаем мы именно за свою традицию, за её настоящее и будущее. И нас интересует, прежде всего, именно тот механизм, который пытается перемолоть нас сегодня – откуда он взялся, как устроен и что с ним можно поделать…

            Представим себе, что рассматриваемый нами наблюдатель, - гражданин и патриот России. Его озабоченный взгляд легко выловит в информационном потоке           свидетельства культурной агрессии против своей страны. Российская идентичность под угрозой. Русский человек перестаёт быть самим собой. Его искушают и провоцируют со всех сторон, и он мало-помалу поддаётся то там, то тут. Колёса механизма вращаются, мука мелется, Россия перерабатывается – правда, пока непонятно какой продукт на выходе должен получиться.

            Но если атака идёт со всех сторон, разве нельзя её интерпретировать как культурную осаду. А осадой должен кто-нибудь руководить.

Отсюда легко понять, почему возникла «теория заговора» и почему она столь популярна.

 

Но «теория заговора» популярна не только в России, и не в одной России говорят о «мировой закулисе», этой тайной руководящей верхушке мирового культурного процесса (в нашем понимании – и политика и экономика лишь элементы культуры как единой символической среды человеческого бытия). Почему? По той же причине: происходящие культурные изменения как агрессию воспринимают не только в России. Многие и многие люди из разных культур ощущают потерю культурной идентичности. Та культура, которую они считали своей, уходит, а что приходит взамен - не очень понятно, или даже больше: многое понятно, но неприятно. И возникает вопрос: если перемены не радуют, то почему они происходят, и можно ли их остановить?

Попытки защитить свою культуру предпринимаются там и тут. Но вот что удивительно, все эти охранительные действия выглядят реакцией на то, что уже случилось, таким метанием из стороны в сторону и затыканием дыр. Тогда как разрушающее давление, как уже говорилось, оказывается со всех сторон и выглядит чуть ли не планомерной и системной кампанией.

Так может, всё-таки есть эта «мировая закулиса», и «теория заговора» справедлива?

 

Несомненно, кукловоды существуют. Всегда были и будут люди, стремящиеся оставаться в тени и дёргать за ниточки, добиваясь своих целей. Но насколько они способны построить такую систему, которая предполагается «теорией заговора»? Речь идёт ни много ни мало о создании всемирной корпорации по культурному воздействию. Ну, всемирная корпорация – здесь вроде бы ничего сложного нет, но, судя по тому, с чем нам приходится сталкиваться, она должна быть эффективной, как никакая другая. А вот это противоречит теории управления.

Цели и центры влияния. Самыми сильными политическими мотиваторами  являются деньги и власть. История знает и другие основания политических действий, в том числе и самые благие, но в силу человеческого несовершенства, деньги и власть всегда в итоге брали своё.

Ради чего была бы построена всемирная корпорация? Ради денег? Гораздо дешевле и экономически эффективней было бы адаптировать бизнес-процессы к существующим культурам. Впрочем, так и сделано. Финансовый мир давно контролируем и прозрачен. Затраты на разрушение культурных идентичностей выглядят явно избыточными.

Ради власти? Это более понятно, но власть сама по себе интересна лишь конкретному человеку, а не корпорации. Большая корпорация неизбежно становится ареной взаимодействия различных центров влияния. В этом, кстати, одна из основных причин падения эффективности при увеличение масштаба. Существуй всемирная корпорация, её усилия были бы направлены не столько на борьбу с традицией, сколько на выяснение отношений между центрами влияния в ней самой. Ничего подобного не наблюдается.

Управление и контроль. Планомерная и направляемая из одного центра кампания против чего бы то ни было не обходится без стандартных этапов управленческого цикла. Сначала необходимо обеспечить получение информации с мест (так сказать, «с фронта»). Затем эта информация анализируется. На основе анализа принимается управленческое решение. Решение доводится до исполнителей. Организуется контроль исполнения, включающий сбор информации для следующего управленческого цикла. На всё это нужно времени, так как процесс требует последовательности. Мы видим, как работает механизм государственного управления, сколько уходит времени на один оборот его колеса. В случае мировой корпорации организация ещё сложнее, процесс требовал бы ещё большего времени, бюрократия засасывала бы ещё сильнее.       

В реальности нет ничего подобного. Любая оплошность защитных систем традиции используется сразу же и в полной мере. Ни один единовластный орган не смог бы столь оперативно обсуждать столь многие ситуации и принимать по ним решения, даже просто визировать готовые предложения не смог бы.

Исполнители. Любая корпорация нуждается в кадрах. Кадры нужно готовить, отбирать. Набранный персонал нужно мотивировать к труду через систему поощрений и наказаний. А люди несовершенны, и поэтому склонны скорее работать плохо, чем хорошо, манкировать своими обязанностями. С этим управление сталкивается повсеместно.

Но только не наша «закулиса». У неё нет проблемы с кадрами. Всегда находятся люди, готовые участвовать в культурной атаке. Их не надо как-то особенно мотивровать, многим даже не надо платить. Люди работают «на износ», некоторые рискуют свободой, здоровьем, даже жизнью.

Но это профессионалы. А есть и любители – чаще всего добропорядочные граждане, даже искренне исповедующие традицию. И в то же время нет-нет, да и сделают что-нибудь такое, более соответствующее атакующей стороне. Или просто закроют глаза и не предпримут ничего для защиты. Почему? Просто так, попав в общую волну настроения, подчиняясь некоему духу времени, носящемуся в воздухе.

 

            В этом духе, думается, всё и дело. Нет никакой «мировой закулисы». Вернее, она есть, но такая, какой и должна быть – состоящая из групп своекорыстных людей, раздираемых внутренними противоречиями. Далеко не всесильная. И вовсе не она обеспечивает давление на традицию.

            Это давление имеет не политическую, а идеологическую природу.    Никто никому не говорит, что делать, не ставит планов, не контролирует исполнение. Просто генерируются и распространяются в массовом сознании некоторые идеологические матрицы, которые воспринимаются людьми по-разному, в зависимости от их личных качеств, – кем-то как абсолютная истина и категорический императив, кем-то как общее мнение, кем-то как искус и ментальный соблазн. Проникаясь идеологией, люди действуют, - не по принуждению извне, а по своей собственной воле, а потому – творчески и эффективно. 

            Откуда эти матрицы берутся? Создаются людьми, уже проникнутыми соответствующим духом. Это – как мутирующий вирус. Бушует эпидемия, и мы в самом центре её.

 

            Но, может быть, нам эта эпидемия только кажется? Всегда есть люди, которые смотрят в разные стороны. Одни смотрят вперёд, другие назад. Одни ломают старое, другие пытаются его сохранить. Одни что-то строят, а другие говорят «не надо», опасаясь последствий. Без первых невозможны прогресс и развитие. Без вторых…

            Вот тут-то и засада. Ответов может быть два. Люди, оглядывающиеся назад, нужны, чтобы общество не потеряло свою идентичность, чтобы сохранить традицию и культуру. Это первый ответ. А согласно второму консерваторы вообще не нужны, они только мешают. Их следует устранить – если и не физически, то хотя бы просто ограничить влияние. Старые носители консервативного духа вымрут, а вот новых быть не должно… (Большевистская логика, неправда ли?)

            Оба ответа появились не сегодня. Вроде бы опять ничего нового, и всё же новое есть. Оно в том, что второй ответ стремительно побеждает. В предыдущие эпохи он был маргинальным, в современную он уже несколько раз становился господствующей идеологией. 

            И этот симптом говорит, что эпидемия не придумана нами, она действительно существует. А значит есть объект, который может быть подвергнут анализу. Что мы и делаем. 


Tags: Война с прометеями, Сценарии нашей жизни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments