Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

Татуировка (продолжение)

Начало см.:  http://kulturolog-ia.livejournal.com/6593.html


  Запреты на татуировку.

Как общее правило татуировка присутствует в культурах, которые достаточно примитивны. В более сложных культурах татуировка маргинализируется, а то и  попадает под прямой запрет. Основания на первый взгляд могут быть самые разные.

            В конфуцианстве, например, тело считается драгоценным даром  родителей, и портить его членовредительством или татуировкой недопустимо. Подарки от родителей принимают такими, какие они есть. Непочтительные дети не могут надеяться на благословение предков.

            В буддизме кроме пяти основных есть и три дополнительных обета мирянина. Один из них – не украшать тело. Буддизм требует сосредоточение человека на деятельности ума, чему забота о теле только мешает. Татуировка попадает в разряд украшений, то есть чего-то внешнего и необязательного…

                Позиция ислама более жёсткая. В одном из хадисов имама аль-Бухари можно прочесть,   «что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Аллах проклял тех, кто пожирает и дает лихву, и тех, кто делает татуировки и кому делают татуировки, и тех, кто делает изображения». Мы видим, что запрет на татуировки ставится в один ряд с запретом на изображения.

            Это восходит к Библии, к Ветхому Завету. Однозначный запрет на татуировку, таким образом, равно предписан как иудеям, так и христианам. «Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен. Я Господь.» (Левит, 19:28). И – «Вы сыны Господа Бога вашего; не делайте нарезов на теле вашем и не выстригайте волос над глазами вашими по умершем» (Второзаконие 14:11).

            Очень важно, что в обоих случаях запрет сопровождается отсылкой к тому, что евреи народ Божий, и что Бог евреев есть Господь. То есть – к первой заповеди Закона: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исход 20:1-3).

            Татуировка отвергается именно в силу её мистической значимости. Через татуировку человек связывается с духами, но – не с Богом. Природа татуировки неизбежно культовая, магическая. И любая цивилизация – будь она светская или основанная на одной из  мировых религий, чувствуя этот магизм, пытается его обуздать.


            Маргинальное существование татуировки.

            Как бы государство не относилось к татуировке как явлению, оно не могло не оценить её функциональность. Лучшего способа идентифицировать человека нет. Любой документ можно подделать. С метками на теле смухлевать значительно сложнее.

            В первую очередь люди заботятся об идентификации своей собственности, поэтому в обществах, где один человек мог стать собственностью другого, татуировка выполняла функцию клейма. Татуировка низводила человека до уровня животного: скот носит тавро владельца, а раб татуировку с именем своего хозяина. Такая татуировка использовалась в античном мире.  

            Ещё одна сфера, где государству хотелось бы избежать обмана, это – отношение подданных к закону. Преступник, то есть человек, единожды преступивший закон, не благонадёжен, и его хорошо бы сразу опознавать.

            Для этой цели татуировка применялась во многих культурах.

            В Европе осуждённым на галеры делалась надпись – «GAL», пожизненно осужденным на исправительные работы – «TFP», шулерам ставили клеймо в виде шестигранника, браконьерам – в виде рогов. В России во времена Ивана Грозного ворам выжигали на лбу «В», позднее, сосланных на сибирскую каторгу клеймили буквами «КТ».

            В Древнем Китае татуировка была одним из установленных законом пяти видов наказания – наряду с отрезанием носа, отрубанием ног, кастрацией и смертной казнью. Наносилась она чаще всего на лоб, - чтобы не спрятать.  Каждый встретивший татуированного человека должен знать, что он – преступник, и относиться к нему соответствующим образом.   

      Япония, неоднократно попадавшая под культурное влияние Китая, также восприняла эту практику. В Японии также использовались пять видов наказания - битье кнутом, битье бамбуком, принудительные работы сроком от 1 до 5 лет, ссылка в отдаленные местности и смертная казнь, причем первые четыре наказания часто сопровождались ирэдзуми, т. е. клеймением тушью. Клеймили тушью также, деятельность которых с буддийской точки зрения считалась преступной, — палачей, могильщиков, мясников.

            В качестве позорного клейма использовались различные знаки, отличающиеся от провинции к провинции. По этим знакам легко было узнать, где именно был осуждён преступник.

            Но человек хитёр. Пусть от татуировки нельзя избавиться без увечья, её можно спрятать. Надёжнее всего – в другой татуировке. Так в преступной среде Японии развилось целое искусство маскировки позорного клейма среди цветных рисунков, воспринимающееся теперь в качестве японского стиля тату, но носящее всё то же имя – ирэдзуми.

            К концу XVII века татуировка в Японии стала весьма популярной, правда в весьма специфической среде – среди актёров, пожарных, профессиональных игроков, торговцев, подённых рабочих, гейш и представителей якудзы – японской мафии. Ирэдзуми стала выполнять роль визитной карточки неблагонадёжного элемента.

            Подобное превращение свидетельства наказания в своего рода предмет гордости характерно не только для Японии. Преступная среда, волей государства приобщённая к татуировке, стала видеть именно в татуировке некий знак посвящения, отличающий человека вне закона от добропорядочного обывателя.

            Развилась своеобразная криминальная система символов. Татуировка может рассказать посвященному человеку о том, к какой группировке принадлежит её носитель, где он и сколько раз отбывал наказание, каковы его преступная специализация и квалификация, насколько он авторитетен в преступной среде, каковы его сексуальные предпочтения и т.д. и т.п.

            Однако поскольку данная семантика уже не является тайной, татуировка в преступной среде становится всё более элитарной. Авторитетные рецидивисты следят за тем, чтобы молодые и перспективные преступники не делали себе татуировки, чтобы не облегчать работу правоохранительным органам.


            Ещё одна большая группа не столько отверженных, сколько отчаянных носителей татуировок – это моряки. Именно в среде моряков татуировка сохранилась без отрыва от породившей её магической практики. Татуировка преступника – это, прежде всего, своеобразная  визитная карточка, квазидокумент, идентифицирующий его среди «своих». Татуировка моряка  - это классическое взаимоотношение с миром духов.

            Плавание длится долго. И моряк много чего может встретить на пути, и дома за это время много чего может случиться. И вот делается наколка имени любимой девушки – своего рода призыв духов как свидетелей верности.

            Плавание опасно. И делается наколка с распятием – от всяких несчастий. Если кораблекрушение всё-таки случится, то на человека с такой наколкой не посмеет напасть ни одна акула.

            Вроде бы и христианский символ – а смысл, вложенный в него, - совершенно языческий. Распятие становится оберегом. Естественно, наряду с другими подобными символами. В качестве оберега от несчастий изображали и владыку морей – морского змея.

            Впрочем, моряку хотелось не только, чтобы несчастья обходили его стороной, но чтобы и счастье ему улыбнулась. Удача – Фортуна, как всем известно, капризна, и чтобы её задобрить, моряк накалывал её на груди – в виде обнажённой женщины. Также счастье должны были принести татуировки круга или дельфина.

            Всё это делалось не то, что бы  в качестве какого-то мистического ритуала, скорее ради традиции. Но сама традиция была глубоко языческая…

Продолжение следует...
Tags: Антикультура, Культурные символы эпохи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments