Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

Африканская тематика в творчестве Н.С. Гумилева

Автор: Антонина Белова
Гумилёв совершил несколько африканских путешествий. Первое состоялось в 1907 году (май–июль); второе, в Абиссинию, длилось с декабря 1909-го по февраль 1910 года. Вот что писал будущий акмеист Гумилёв своему собрату по перу М. Кузьмину в 1910 году из абиссинского города Харара: «Мне кажется, что мне снятся одновременно два сна, один неприятный и тяжелый для тела, другой восхитительный для глаз. Я стараюсь думать только о последнем и забываю о первом». Подобное противоречие можно заметить и в поэтике африканских образов. Африка Гумилёва — это и божественная земля, отраженье рая, с глубокими христианскими традициями, и магическая, непонятная, колдовская страна.

Третья, самая продолжительная поездка, была снова в Абиссинию — с сентября 1909-го по март 1911 года. Наконец, в 1913 году (апрель–сентябрь) Гумилёв посетил свой любимый континент уже как официальный руководитель русской экспедиции от Академии наук России. Возвратился он на родину не с пустыми руками. В Санкт-Петербургском музее этнографии до сих пор бережно сохраняются экспонаты, привезенные поэтом. Они составляют отнюдь не малое количество и представляют собой подлинные образцы бытовой и духовной жизни народов Африки. Это характеризует Гумилёва не только как великолепного знатока африканских древностей, истории и культуры этой земли, но и как патриота, заботившегося о просвещении своего государства. Следует подчеркнуть, что все эти поездки были предприняты благодаря личной инициативе этого человека, его неординарным организаторским способностям.

Африканская тематика представлена у Гумилёва во всей полноте поэтических и прозаических жанров. Это прежде всего поэтический сборник «Шатер» (1918) — апогей африканской темы, его целиком составляют африканские стихи, которые не без основания можно назвать гимнами Африке. Это и многие стихи таких книг, как «Романтические цветы» (1908), «Жемчуга» (1910), «Чужое небо» (1912), «Колчан» (1916). Это и «Абиссинские песни», поэма «Мик», рассказы, наконец «Африканский дневник». Важно отметить, что тема Африки в раннем творчестве — «Романтические цветы» — возникает у поэта не по живым впечатлениям, а как результат упоительного чтения, представления после прочитанных книг, как ассоциации.

Образы Африки органично входят в поэтическую картину мира Гумилёва, они являются отражением непосредственного авторского переживания, его творческой рефлексией, составляют значительную часть его поэтического мышления. Эволюция этих образов прослеживается от внешней экзотичности, почерпнутой из книг и рожденной фантазией юного конквистадора, к осмыслению Африки, ее особенного, во многом противоречивого мира как неотъемлемой части собственной судьбы. Эта земля предстает перед ним (и читателем) то распахнутой до горизонта, она видна словно с высоты («По обрывам и кручам, дорогой тяжелой Поднимись и нежданно увидишь вокруг Сикоморы и розы, веселые села И широкий, народом пестреющий луг»), то взгляд его, острый и подробный взгляд поэта, останавливается на мелких предметах, неповторимых деталях, как в следующем фрагменте стихотворения «Эзбекие» — лунная ночь в каирском саду: «Ночные бабочки перелетали Среди цветов, поднявшихся высоко, Иль между звезд, — так низко были звезды, Похожие на спелый барбарис».

Мир Африки на страницах гумилёвских книг — природа континента, его фауна и флора с обилием зоологической и ботанической лексики, топонимов (страны, города, деревни, океан, моря, реки, озера, горы), этнонимов, патронимов, галереи исторических лиц — многолик и интересен. Не случайно проницательный И. Анненский, положительно оценивая «Романтические цветы», второй сборник молодого поэта и бывшего своего гимназиста, отметил, что «зеленая книжка отразила не только искания красоты, но и красоту исканий» (курсив автора цитаты). И сделал справедливый вывод: «Н. Гумилёв чутко следил за ритмами своих впечатлений <...> он любит культуру и не боится буржуазного привкуса красоты».

Одним из самых важных в образной системе Гумилёва является образ Бога. Он гармонично входит в произведения африканской тематики. Как православный человек, Гумилёв естественно включает библейские сюжеты, реминисценции, как ветхозаветные, так и новозаветные, в структурно-семантическое пространство поэтических текстов, посвященных Африке. Через внешние, зримые образы, конкретные пейзажи, детали художник проникает в божественный смысл роли этой земли, в частности севера Африки, Египта, для христианского мира. Открывающее книгу «Шатер» стихотворение «Вступление» может служить хорошим подтверждением этой точки зрения:

Оглушенная ревом и топотом,

Облеченная в пламя и дымы,

О тебе, моя Африка, шепотом В небесах говорят серафимы.

И, твое раскрывая Евангелье,

Повесть жизни ужасной и чудной,

О неопытном думают ангеле,

Что приставлен к тебе, безрассудной.

Про деянья свои и фантазии,

Про звериную душу послушай,

Ты, на дереве древнем Евразии Исполинской висящая грушей.

Стихотворение венчает просьба поэта о даровании ему последнего земного часа на этой земле в знак того, что он поведает миру об Африке. Эта просьба эксплицирована троекратным повтором повелительной формы глагола дай в позиции анафоры: Дай за это дорогу мне торную... Дай назвать моим именем... Дай скончаться под той сикоморою.... Специфика поэтической речи, преображающая в стиховом ряду привычные значения слов, порождает таким образом дополнительные связи. Эти лексические повторы заставляют мысль идти дальше конкретного содержания текста, его объектных и обстоятельственных отношений. Речь идет не столько о реальном земном желании поэта-путешественника, а о смысле жизни вообще. Употреблены весомые в семантическом отношении конструкции, вбирающие в себя основной жизненный смысл поэта, а именно: найти и принять свой путь (Дай дорогу...), раскрыть свой талант, данный Богом и отнюдь не принадлежащий только ему, поэту (Дай назвать...), наконец, встретиться достойно со смертью (Дай скончаться...). Последняя просьба, как представляется, самая сильная. И не только потому, что он хорошо знает цену жизни и смерти. В поэтике Гумилёва оппозиция жизнь/смерть становится доминантной уже в первом сборнике «Путь конквистадоров». Автор «Шатра» — это зрелый Гумилев, за его плечами Первая мировая война, где он лицом к лицу был со смертью, у него боевые награды, им уже написаны «Война» и «Наступление» — два поэтических шедевра, раскрывающих суть войны... Последняя просьба к Африке названа поэтом милость: он понимает, что не достоин, но надеется умереть на той священной земле, где спасался от смерти Богомладенец.


Дай за это дорогу мне торную,

Там, где нету пути человеку,

Дай назвать моим именем черную,

До сих пор не открытую реку.

И последнюю милость, с которою

Отойду я в селенья святые:

Дай скончаться под той сикоморою,

Где с Христом отдыхала Мария.


Полный текст работы на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3711/96/
Tags: #Африка, #Гумилев, #литература, #литературоведение, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments