Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Путешествие (окончание)


Начало: http://kulturolog-ia.livejournal.com/4428.html


Для чего люди путешествуют сегодня? Попробуем нащупать это, составив одну из многих классификаций видов туризма.

Фотография Виктора Рабина
Встреча. Работа Виктора Рабина

Первое, что приходит в голову, - рекреационный туризм. В период отпусков возрастает количество чартерных рейсов. Полные самолёты везут отдыхающих на модные приморские курорты. Солёные волны, солнечные ванны, морская свежесть и чайки на перильцах балкона. Всё это необходимо, чтобы питать нас энергией в хмурые дни, наполненные привычной суетой нашей работы. Курортный отдых помогает восстановить силы, зарядиться на долгий рабочий год.

Впрочем, не всё тут вытекает одно из другого. Городская жизнь действительно избыточествует стрессами, скупа на кислород, положительные эмоции и витамины. Горожанину необходимо хоть иногда покидать городские пределы, но это не значит, что самый естественный способ сделать это – оседлать авиалайнер. Угловатая городская среда искусственна, и чтобы избавиться от гнёта, который так или иначе давит на наши души, правильнее всего было бы находить возможность хоть ненадолго возвращаться в лоно природы. Не выходя из естественного климатического контекста, географической природной зональности, можно кардинально переменить жизнь – затормозить время, натрудить мускулы, подышать полной грудью… Возникает феномен дачи. Явление чуть ли не исключительно российское, настолько странное для «прогрессивного» человечества, что под Хабаровском процветает новый вид бизнеса: японских туристов, жаждущих вкусить культурного инобытия, за их собственные деньги отправляют трудиться на российские традиционные шесть соток. Услуга пользуется спросом.

Российская дача держится на двух столпах – ещё не изжитых деревенских корнях наших городских жителей и довольно низком уровне жизни. Более «продвинутая» энергичная и обеспеченная молодёжь и у нас явно предпочитает ездить подальше; дачное население имеет как правило почтенный возраст.

Видимо, важно не просто выйти за рамки обыденности; важно, какой километраж ляжет между тобой и этими рамками. Путешествие становится способом отрицания. Отрицается устойчивое настоящее. У современного человека не хватает душевных сил постоянно отождествлять себя с привычным контекстом. Он не так уж любит то место, в котором живёт, и то дело, которым занимается, чтобы не чувствовать необходимость время от времени сбегать от них.

Желание использовать путешествие для бегства из контекста на законном основании возникло не вчера. Одним из первых видов современного туризма был лечебный туризм.

Уже в начале XIX-го века стало популярным отправляться лечиться на воды. Конечно, кто-то действительно ездил лечиться, но основную массу привлекала мода, а не медицинские показания. Здесь прямая аналогия с современной популярностью приморских курортов. Кто-то действительно работает или живёт там, где природа не слишком расположена к человеку. Из таких мест действительно хорошо вырваться к морю, получить необходимую порцию витамина D, подышать просоленным воздухом моря. Но массовость морского паломничества – симптом из другого культурного ряда.

Люди стали хуже цепляться за землю, их корневая система поверхностна. Они чувствуют что что-то не так, и это стимулирует их перемещаться на новое место. Тем более, что путешествие сегодня и модно и в порядке вещей.

Ещё одна разновидность туризма – спортивный туризм. Пример классического спортивного туризма – путешествие героев из «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома. По сравнению с рекреационным туризмом это, несомненно, более активный отдых. Такое путешествие не сводится к пребыванию в ином месте, это – процесс, что приближает путешествие к его исходному смыслу. К перемещению здесь прибавляются ещё и приключения. Причём приключения – элемент необходимый, именно он чаще всего и является стимулом к путешествию.

Таким образом, мы приходим к тому, что путешествие – способ разнообразить свою жизнь. Регулярная жизнь – слишком пресная и потому скучна. Её приходится искусственно подвергать изменениям, чтобы получить привкус остроты. Человек, пристрастившийся к сладкому, вынужден всё больше класть сахара в чай, чтобы тот казался ему сладким. Так и здесь, - правильное соотношение утеряно, нужна внешняя стимуляция чтобы избежать ощущения бессмысленности существования.

Наиболее ярко это проявляется в экстремальном туризме. Здесь приключения являются уже не фоновым рисунком, а смыслом и целью путешествия. Путешествие должно стать опасным для жизни (вернуть себе свою изначальную опасность), или хотя бы прикинуться таковым. Экстремальное путешествие щекочет нервы как хороший фильм ужасов (и даже лучше), как игра на большие суммы, как встреча с тем, что можно увидеть лишь единожды, - так оно попадает в разряд развлечений.

Впрочем, не всякое развлечение экстремально. Существует и просто развлекательный туризм. Люди едут на бразильский карнавал, на праздник пива, на концерт знаменитости. Сюда же относится и спортивный туризм в современном понимании этого слова: болельщики, сопутствующие любимым командам, и просто массовые зрители, наезжающие на спортивные мероприятия среднего и крупного масштаба – вроде чемпионатов мира и олимпиад. Страны и города борются за право стать местом проведения таких игр. Ещё бы, приток зрителей равнозначен притоку их капиталов; олимпиада способна серьёзно оживить экономику.

И это существенно. Экономика заинтересована в путешествиях. Выехав за пределы обыденности, человек склонен тратить больше, чем он делает этот дома. Есть множество экономических хитростей, позволяющих подтолкнуть человека к перемещению. Самым распространённым поводом являются выставки и конференции. Всемирная выставка по капиталозначимости не уступает олимпиаде. Деловой туризм – один из основных китов туристической индустрии.

Деловой туризм привлекателен ещё и тем, что позволяет путешествовать в рабочее время и за чужой счёт (за счёт работодателя). Это предельно расширяет рынок.

Смысл выставок и конференций заключается в создании единой информационной среды и профессионального сообщества для той или иной отрасли. Необходимость их проведения диктуется логикой глобализации. Капитал, перетекая из одной точки Земного шара в другую, должен иметь в них сопоставимые условия своего бытия, - одни и те же правила игры, одно и то же отношение кадров, пользоваться универсальными инструментами для достижения своих целей. Выставки и конференции помогают преодолеть локальную замкнутость, добиться выравнивания некоторых первичных условий, обеспечить капиталу комфорт.

Но деловой туризм существует не только в крупных формах. На бытовом уровне ему соответствует шоппинг. Люди готовы ездить за покупками. Посещение торговых точек в городе или стране, куда человека завело путешествие, - чуть ли не обязательная часть программы. И в этом тоже чувствуется дыхание глобализации.

Помимо всего прочего, капиталу нужен также и единый субстрат. Ему нужны унифицированные люди, всегда и везде разговаривающие с ним на одном языке – в буквальном и переносном смысле. Универсальные потребители. Какие-то региональные особенности допустимы, но в целом должна быть линейка стандартных моделей поведения, независимая от места проживания. А для этого нужно как следует перемешать людей.

Такова задача туризма вообще. Именно потому он так затребован. Именно потому столь разнообразен и активен. Сейчас как раз то самое время, когда в котле глобализации размешиваются комки традиционных культур. Люди срываются с мест и едут на край света – то ли убегая от себя, то ли в поисках своей сути. Они хотят иного, отказываясь при этом от того специфичного, что у них есть. Пройдёт время, и когда глобализация устоится, человечество поймёт, что суетиться не нужно, - везде примерно одно и то же, ибо капитал причешет всех под одну гребёнку. И тогда туризм несколько зачахнет.

Хорошей иллюстрацией к этому служит ещё один вид туризма – культурный туризм.

Если деловой туризм можно считать отзвуком купеческих вояжей прошлого, то туризм культурный в той же степени соответствует путешествиям из любопытства, качественно изменившим лишь одно: если в прошлом было принято открывать новое для человечества, то сегодня турист занимается тем, что открывает новое для себя.

Культурного туриста в путешествии привлекает иное. Он ходит по местным музеям, смотрит достопримечательности (при этом музеи и достопримечательности родного города могут быть оставлены без внимания). Его интересует, как живут люди далёких стран, какие у них обычаи. В общем-то речь идёт об интересе к чужой идентичности. И тут возникает связка из двух последствий.

Во-первых, внимание к чужой жизни окрашивает её в привлекательные тона. Туристская индустрия склонна выпячивать местную специфику, подавать культурную фактуру ярко и выпукло. На этом фоне реальность собственной культуры выглядит серо. Человек занижает оценку привычного. В результате его собственная идентичность размывается. Он выпадает из своего культурного контекста, и это не означает, что попадает в какой-то другой контекст. Человек оказывается в своеобразном межкультурье. Оно имеет внешние цивилизационные признаки, но полностью лишено живых культурных традиций. Отныне любые модели традиционного поведения не более чем имитация. Так создаётся массив «глобализованного» человечества.

А во-вторых, погоня за местным своеобразием разрушительно сказывается и на местных культурах. На сцене можно играть, но жить напоказ не получается. Как только рядовая жизнь становится объектом внимания, она в какой-то степени перестаёт быть жизнью. Там, где туристическая индустрия коснулась культурной традиции, традиция начинает терять самостоятельное существование. Она перестаёт жить для себя и начинает работать на туриста. Местное население всё больше воспринимает свои культурные особенности как способ заработка, оно консервирует их, гиперболизирует их проявления. При этом возникает ощущение неподлинности, а как следствие - внутри накапливается скепсис. И в какой-то момент окажется, что и местная идентичность уже полностью утрачена, осталась лишь видимость, культурная мимикрия под ожидания туристической публики.

Таким образом, путешествие сегодня – это действенный инструмент, обеспечивающий закладку фундамента унифицированного глобального человечества. Единожды сдёрнутый с места гражданин своей страны, своего города, член местной общины уже никогда не будет полностью удовлетворён занимаемым положением в культурном пространстве, он будет хотеть чего-то другого, и чем больше он будет это другое искать, тем меньше в нём останется от него самого. Нам предлагают сделать путешествие образом жизни; при этом надо понимать, что в таком случае жизнь наша будет неглубока и пуста.



Адрес материала на сайте: http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=131&Itemid=32
Tags: Культурные символы эпохи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments