Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Последствия Октябрьской революции

Автор: Дэвид Лэйн

Как мы можем оценить последствия Октябрьской революции? Вопрос стоит так: преуспели ли социалистические страны и Советский Союз в том, чтобы продвинуться в экономической и политической областях качественно дальше, чем капитализм, или, по крайней мере, заменить его в значимых сферах. Здесь я остановлюсь, чтобы определить, в какой степени к середине 1980-х были достигнуты шесть главных факторов Советской власти, определенные выше, и какие упущения предопределили реформы, предпринятые Горбачевым.

Во-первых, это идея, что иерархическая политическая экономическая координация – эффективная альтернатива индивидуалистической рыночной конкуренции. Это было доказано опытом советского блока. Современное общество может быть эффективно организовано на основе рациональных форм планирования без частной собственности и прибыли. Противоречие здесь в том, что система планирования стала менее эффективной, когда экономика стала более сложной и развитой. Тем не менее Советский Союз сократил разрыв с западными странами. Еще один важный недостаток состоял в том, что в западной рыночной экономике удовлетворенность потребителя была значительно выше, чем в социалистической.

Во-вторых, это утверждение, что отмена классов – необходимое условие для создаваемой социалистической экономики. Общества советского типа действительно были бесклассовыми в марксистском смысле, а экономическая эксплуатация была отменена. Однако такая бесклассовость не стала достаточным условием для преодоления неравенства в экономике и политической власти. Патриархальность семьи и бюрократической власти, унаследованная от царского строя, продолжилась. При анализе политической власти должны быть приняты во внимание и факторы помимо частной собственности.

В-третьих, Октябрь декларировал, что уровень демократии вырос. Значительные успехи здесь были достигнуты, индивидуальное участие в жизни общества увеличилось, а политическое руководство обеспечивало достижения в продвижении уравнивания доходов и социально-бытовых условий. Однако с политической точки зрения бюрократическая власть приняла форму административно-командного управления с опорой не на экономические классы, а на элиту, власть которой проистекала из контроля над экономическими и политическими ресурсами. Политическая система не реализовала потенциал политической культуры с более высоким уровнем вовлечения масс.

В-четвертых, Октябрь значительно продвинул социальное равенство. В этом отношении все государственные социалистические общества спонсировали подлинное результирующее равенство, а не равенство возможностей, которому следует западная социал-демократия. Различия в уровне реальных доходов были значительно уменьшены и по сравнению с дооктябрьской Россией, и по сравнению с западными капиталистическими странами. В то время как неравенство в доступе к дефицитным товарам и услугам сохранялось, значительным достижением социалистических режимов было социальное равенство. Как следствие, в сравнении с более высокооплачиваемыми руководителями, владельцами, менеджерами и специалистами на Западе подобный индивидуальный статус в социалистических государствах, будучи во многом подобным, ощущался его носителями как недооцененный. Политическое руководство было неспособно сдерживать стремления общества стать более потребительским.

В-пятых, революция отвергла религию. Атеизм усилил связь между ожиданием и действительностью; вознаграждение не возлагалось на мир иной. Таким образом, светское, секуляризованное общество было построено без серьезных потерь в морали или социальной чувствительности. Социалистические ритуалы и церемонии, ознаменовывающие Первомай и Октябрьскую революцию, эффективно заменяли религиозные праздники. Однако, поскольку социалистические государства экономически развивались, социалистическая этика, стремление к «миру товарищества» были подавлены идеологией консюмеризма.

Наконец, Октябрь стремился представить идею социализма как мировое движение. В этом смысле революция преуспела в том, чтобы представить альтернативную социалистическую модель политической власти и экономического планирования. СССР после Второй мировой войны стимулировал введение во многих западноевропейских странах государственного планирования и формирования государств всеобщего благосостояния. Особенно важно, что Октябрь был огромным стимулом для социализма как мирового движения всех трудящихся, особенно в странах, противостоявших колониализму (таких как Индия и Китай). Однако советские формы координирования в политике и экономике были все более достойны критических замечаний относительно сверхцентрализации и отсутствия реального демократического процесса. Поэтому экономическая и политическая модели, введенные в Советской России и СССР, более соответствовали развивающимся странам.

Полный текст работы на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3647/92/

Tags: История, Россия, СССР
Subscribe

  • Имена городов

    Автор: Андрей Дахин Современные дискурсы по проблеме именования и переименования городов, чаще всего, рассматривают «названия» в…

  • Однодневный приступ постмодернизма

    Московские власти продолжают перековку доставшегося им населения на европейский манер. В преддверии Валентинова дня (так называемый «День…

  • Эстетическая манипуляция

    Результат налицо: нас убедили, что традиционная эстетика умерла. На сайте Культуролог был проведен опрос «Почему музеи и галереи больше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments