Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Социология греха: грех Лжи

Авторы: Р.Н. Ибрагимов, М.В. Вернер
Опыт эмпирического исследования проблемы Лжи мы предприняли применительно к образованию, которое, как и наука, по привычке еще позиционируется как носитель позитивных ценностных установок. Учитель, преподаватель – как минимум в собственных глазах – образцы и проводники высокой нравственности. Естественно, это – лишь социокультурное «эхо», отголосок времен, когда нынешние пожилые, будучи детьми, «даже не догадывались, что учителя писают». Последние 20–25 лет сильно обтрепали перья с ангельских крыльев. Опросы показали, что в числе наиболее коррумпированных профессий общественность располагает сферу образования на местах от 2 до 6.

Конкретно-практическое изучение институциональной сублимации греха Лжи мы сосредоточили на одном из процедурных апофеозов высшего образования – экзаменационной сессии. Многочисленные скандалы в прессе, слухи, легенды и домыслы о нечистоплотности участников – неплохое основание для формулировки рабочих гипотез. Естественно, уголовно- и административно-правовой сегменты всего спектра проявлений преднамеренных имитаций мы опустили – не наши полномочия, не наш интерес, да и респондент нынче пошел пугливый.

Выявление состояния проблематизации греха лживости в обществе – задача сложная и в то же время увлекательная. Опрашивать гипотетических лгунов о том, не лгуны ли они – ничего не напоминает? Правильно, парадокс «Критянин». Это показывает, что тщательной проработки требуют здесь не только методология, но и методика, и техника. Например, степень доверительности между интервьюером и респондентом – критерий в исследовании Лжи намного более значимый, чем в исследованиях, например, покупательских предпочтений.

Кроме того, в любом развитом, дифференцированном обществе всегда имеет место статистическое распределение мнений и позиций, которые представляют собой диахронический срез определенных процессов. В нашем случае таким процессом является превращение отношения ко лжи как к греху в состояние почти полной невменяемости.

Так, подавляющее большинство опрошенных студентов знают о том, что в их вузе бывают случаи, когда преподаватели ставят студентам оценки, не соответствующие их реальным знаниям. Эталонная позиция (идеальный тип), означающая понимание пользы, смысла и предназначения контрольных процедур (и высшего образования в целом), добровольное приятие необходимости экзамена и уверенность в том, что респондент «не списывал и не спишет никогда», отразилась в 2,8 %. Из них считают, что с фальселогическими, «маскировочными» искажениями необходимо бороться, составила 1,3 %. Это именно те, кто только и должен, согласно декларациям, учиться в наших вузах.

Социокультурное эхо стигматизации Лжи ощущается в позиции другой группы, составляющей 36,4%. Эти студенты осознают, что подобное имитативное оценивание пагубно отражается на качестве образования специалистов, но находят отговорку в том, что «это все же стало устойчивой социальной практикой». Иными словами, «мы как все». Таким образом, одним из путей фальсеологической эрозии является мимезис.

Оправдывают свое списывание желанием «сэкономить время и усилия» 27,3 %. Они овеществляют не этап, а, скорее, иную форму депроблематизации Лжи – экономическую. Проблема «Бог или Маммона?» – одна из основных в морали, и сопровождается гигабайтами комментариев, от теологических до эстетических. Не будем пока включаться в этот дискурс, оставим лишь зарубку: в любой произвольный момент времени примерно четверть генсовокупности находится на полпути от «добродетели» до «греха», утешаясь махистским аргументом.

Интересной для интерпретации оказалась еще одна группа студентов, которые при подготовке к экзамену ориентируются на ситуацию, а именно на репутацию преподавателя, которому им предстоит сдавать экзамен. Их оказалось 33,6 %. Такая избирательность может означать только то, что многие студенты не только считают, что «ложные» взаимодействия на экзамене нормальны, но и ожидают от преподавателя соответствующего поведения. Ожидание, обнаружение, коррекция действий – это признаки интеракции, и этот, тоже промежуточный, вариант эрозии условно назван социологическим.

Антиэталоном, социальной патологией следует считать ту позицию, в которой социокультурное эхо пеккантизации, «огреховления» Лжи уже не слышится вовсе. По нашим подсчетам, она представлена у 23,8 % студентов. Они оценивают подобные ситуации как нормальное, естественное положение вещей. Не стоит напоминать, что ощущение нормальности возникает у субъектов в результате регулярности, повторяемости «нормальных» практик. Из этой категории 14,4 % респондентов прямо заявляют, что «списывали, списывают и будут списывать».

В свою очередь, опрос преподавателей показал, что большинство опрошенных нами преподавателей (95,6 %) чаще или реже вынуждены выставлять как минимум «удовлетворительные» оценки тем студентам, знания которых явно не соответствуют необходимому минимуму.

Говоря о причинах, вынуждающих их выставлять незаслуженные оценки, 36,4 % преподавателей говорят о сочувствии к студенту, о нежелании, чтобы из-за их предмета кто-то был отчислен или лишен академической стипендии. К сожалению, форма опроса не позволяет определить, в каких случаях мы имеем дело с искренним соболезнованием, а в каких – со скрытым самооправданием, маскирующим цинизм. Но важен факт, что даже в последнем случае отчетливо заметно построение жизненной позиции в координатах «грех (безжалостность) – добродетель (сочувствие)».

Примыкает к этой позиции группа из 13,2 % признавшихся, что идут навстречу «близкому человеку или коллеге».

Обильно представлен у преподавательского корпуса также и экономизм. Оправдывают свое «подмахивание» экономией усилий 18,2 %. Поскольку мы намеренно исключили из опросника коррупционную тематику, гипотетически и эксплицитно мздоимческая мотивация присутствует во всех трех позициях.

Еще одна градация преподавателей-респондентов названа нами «страдальцами». Свою практику завышения оценок и незамечания «флагоносцев» они оправдывают «ограничениями со стороны руководства». Таких немного-немало – 59,1 % ! Прессинг ректоратов и деканатов, вплоть до угроз и запугивания, действительно имеет место; и проблема, почему интересы двоечников и начальства в российском высшем образовании неизменно совпадают, нуждается в отдельном дальнейшем исследовании. Но авторам не известен ни один случай увольнения преподавателя за излишнюю принципиальность на экзамене. Этот случай интересен тем, что депроблематизация Лжи осуществляется здесь путем экранирования в другую смысловую плоскость, в другую систему координат – «насилие–страдание».

Пассионарную позицию, выражающуюся в убеждении, что с имитативностью экзамена надо бороться, выразили 18,2 % преподавателей, смирились с неизбежностью этого Зла с признаками социокультурного эха 72,7 %, а конечную стадию депроблематизации Лжи с заявлением, что имитация – это лишь «адекватная реакция на обстоятельства», представляют 13,6 %.

Полагаем, актуальность представленной проблематики уже явственно проступила через сухие проценты. Даже чисто статистически вероятность встречи 97,2% недобросовестных студентов и 81,8% «смирившихся» преподавателей приближается к абсолютной. Но их встреча носит не случайный, а институционально организованный и административно подкрепленный характер. При этом неизбежно происходит этическое оформление процесса аксиологической эрозии, превращение нравственности в профессиональную этику.

В заключение – любопытная параллель. Как известно, свои параметры нынешняя система высшего образования возводит к модели средневекового университета, заведения религиозного как идеологически, так и организационно. Экзамен в нем понимался как своеобразный тренинг Страшного Суда, где в цене не только знание Истины, но и демонстрация Искренности. Учеба и преподавание декларировались как вид служения в самом высоком смысле.

В наши обезбоженные времена мотив служения не просто вымывается «сам по себе», он планомерно выдавливается под циничные декларации «миссий» и «призваний». Возврат к прошлому невозможен. Но каким будет завтрашний день вуза в свете вновь открывшихся обстоятельств?
Полный текст на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3317/64
Tags: Исследования, Нравственность, Образование, Социология, Социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments