Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Образ Франции и французов на советском и российском экранах

Автор: Александр Федоров

Несмотря на серьезные межгосударственные конфликты (достигшие пика в эпоху наполеоновских войн), образ Франции и французов для россиян всегда был притягательно романтизирован. И здесь кинематограф, разумеется, не был исключением. Советский  кинематограф 1920-х – 1930-х попытался синтезировать романтический образ Франции с революционным пафосом («Новый Вавилон», «Мирабо», «События в Сен-Луи», «Зори Парижа», «Юные коммунары», «Гаврош»), что не мешало, впрочем, в «Обреченных» (1930) развернуть на экране мелодраматическую историю любви  француженки и русского солдата.

Кадр из фильма «Зори Парижа» 1936

Даже в фильмах о военном противостоянии Франции и России французские персонажи во многих случаях выглядели достойными противниками. Именно так, например, выглядело соперничество русского и французского летчиков в драме «Крылья» (1932). Линия Франции как достойного военного противника, на сей раз в эпоху наполеоновских войн, была продолжена и в советских фильмах 1960-х – 1980-х годов («Война и мир», «Ватерлоо», «Эскадрон гусар летучих», «Багратион»). С уважением были показаны в советском кино и выдающиеся деятели французской культуры («Третья молодость», «Ошибка Оноре де Бальзака», «Дюма на Кавказе», «Жизнь Берлиоза»).

Большой успех у советских зрителей имела экранизированная М. Роммом новелла Ги де Мопассана «Пышка», намекавшая, разумеется, на то, что проституция – прямое следствие несправедливого буржуазного строя. Далее советский кинематограф не раз обращался к экранизациям французской литературной классики, и при этом в большинстве случаев образы французских персонажей выглядели положительными – симпатичными, смелыми, отважными и остроумными («Дети капитана Гранта», «Пятнадцатилетний капитан», «Капитан Немо», «Красное и черное», «Д'Артаньян и три мушкетера», «Капитан Фракасс», «Проделки Скапена», «Капитан «Пилигрима», «В поисках капитана Гранта», «Узник замка Иф», «Руанская дева по прозвищу Пышка»,  «Сирано де Бержерак», «Спаси и сохрани» и др.).

В годы второй мировой войны французская тема в советском кино, конечно, оказалась маргинальной, однако, даже в одном из фильмов о партизанах («Славный малый», 1942) нашлось место для любовной линии французского летчика и деревенской девушки. Фильм, правда, был сочтен цензурой легкомысленным и вышел на экраны лишь в конце 1950-х.

Смелые французские летчики были показаны и других советских фильмах о войне («Беспокойное хозяйство», «Нормандия-Неман»). Героика французского движения сопротивления предстала на экране в фильмах «Убийство на улице Данте» (1956), «Далеко на Западе» (1968) и «Узники Бомона» (1970). Притягательный образ французской медсестры, гибнущей в бою с нацистами, был создан  в «Ноктюрне» (1966).  

Эпоха «оттепели» внесла свежее дыхание в советские фильмы с «французским акцентом». В лирической комедии «Леон Гаррос ищет друга» (1960) французские персонажи, путешествующие по просторам СССР, выглядели обаятельно и дружелюбно. В «Зеленом огоньке» (1964) очаровательная француженка Николь напевала в московском такси культовую песню из знаменитого фильма «Черный Орфей» (1959) М. Камю.  Кстати, несмотря главный приз Каннского фестиваля и «Оскар», «Черный Орфей» так и не добрался до советских экранов, так как, по мнению цензоров из ЦК КПСС, «в этой картине негры изображены по сути дела с колонизаторских позиций, как примитивные «Дети природы», находящиеся во власти слепых биологических инстинктов и религиозного экстаза» (Идеологические комиссии, 1998, с. 265).

Даже мэтр соцреализма в кино С. Герасимов в те годы не устоял от соблазна «франкофонии»: в одном из эпизодов «Журналиста» (1967) знаменитая французская актриса Анни Жирардо блестяще сыграла роль…  самой себя (гораздо позже, уже в эпоху перестройки, она замечательно солировала в драме В. Ахадова «Руфь»).

И хотя «холодная война» время от времени давала о себе знать, линия позитивного изображения Франции и французов на советских экранах продолжилась и после окончания оттепели. Трогательный образ юной француженки, влюбившейся в русского офицера-декабриста, покорил сердца советских зрителей в «Звезде пленительного счастья» (1975) В. Мотыля. Не менее ярким был образ французской красавицы и в шпионском триллере «Тегеран-43» (1980). Одна из самых обворожительных француженок появилась в фильме С. Юткевича «Ленин в Париже» (1981), и это, вероятно, был самый позитивный в советском кино франкофонный женский персонаж. Впрочем, удивляться не приходится – французская звезда Клод Жад («Украденные поцелуи», «Семейный очаг» Ф. Трюффо) талантливо сыграла здесь лучшую подругу В.И. Ленина – Инессу Арманд…

В 1970-х – 1980-х годах жизнерадостные французы и француженки часто возникали на советских экранах в экранизациях веселых оперетт и водевилей («Под крышами Монмартра», «Соломенная шляпка», «Небесные ласточки», «Бал в Савойе», «Принцесса цирка», «Путешествие мсье Перришона», «Портрет мадемуазель Таржи»).

Кадр из фильма «Соломенная шляпка» 1974

При всем том советский экран мог показать французов и в ином свете: как коварных империалистов («Заговор послов», 1965; «Игра хамелеона», 1986), пособников нацистов («Убийство на улице Данте», 1956), лощенных великосветских негодяев («Разбудите Мухина», 1967; «Последняя дорога», 1986),  корыстных убийц («Парижская драма», 1983) и ростовщиков («Гобсек», 1936; 1987).

Но в целом строчка из песни – «я волнуюсь, заслышав французскую речь» - была ключевой в советском киновосприятии Франции и французов. Отсюда нет ничего удивительного, что эта линия симпатии продолжилась в российском кино постсоветского периода. К примеру, в экранизациях французской классики («Мушкетёры двадцать лет спустя», «Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя», «Три мушкетера», «Тартюф», «Простодушный», «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Тартарен из Тараскона»). Французы эпохи наполеоновских войн снова возникли в фильмах «1812: Уланская баллада», «Ржевский против Наполеона» и «Василиса». Как и в советские киногоды, герои французского сопротивления влюблялись в русских девушек («Французский вальс»), а французские летчики вместе с русскими громили нацистские эскадрильи («Истребители. Последний бой»). Не был забыт и коварный Дантес, знакомый советским кинозрителям еще по советским фильмам «Разбудите Мухина» и «Последняя дорога»: он снова стрелял в великого русского поэта в драме Натальи Бондарчук «Пушкин: последняя дуэль» (2006).


Полный текст статьина сайте: http://culturolog.ru/content/view/3243/80/
Tags: Культурология, Фильмы
Subscribe

  • Эстетика Возрождения

    Автор Алиса Загрядская Человеку времен позднего Средневековья и Ренессанса присущ особенный тип мышления, создающий и формирующий…

  • Климатическая пауза

    12 ноября завершилась, проходящая в шотландском Глазго, климатическая конференция, в которой приняли участие чуть ли не все государства…

  • С чего начинался новый порядок

    Автор: Михель Гофман Протестантская Реформация была первой в истории Европы истинной революцией, она повернула направление развития цивилизации…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments