Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Переживание литургии как форма соприкосновения с истиной в Средние века

Автор Антон Гапанюк

Фердинанд Ходлер Молитва в соборе Сен-Пьер в Женеве

В наши дни часто приходится слышать о проблемах миссионерства и катехизации в Русской Православной Церкви. В том числе говорят и о катехизации через литургию. Это особенно важно после периода атеизма, длившегося до 1990 года, и последовавшего затем засилья оккультизма. В России число верующих растет не так активно, как предполагалось.

В то же время интересен опыт западных христиан в области катехизации. В период активного распространения христианства в Африке количество верующих в старых христианских регионах сокращается – в первую очередь, в Западной Европе. Это связывают с реформами Второго Ватиканского собора, который не просто «повернул Церковь» лицом к людям и другим религиям, но провел и большие богослужебные изменения. Реформа имела своими последствиями отток людей из церкви и переход отдельных членов католической церкви в группы раскольников-лефевристов. В то время, когда эти группы независимых католиков-традиционалистов, привлекали верующих в свои ряды, появились традиционалисты - сторонники возрождения старого дореформенного богослужения среди членов Римско-католической Церкви.

Реформы Второго Ватиканского собора были задуманы как раз для привлечения людей в церковь, так как уже наблюдался их отток. В целях привлечения народы в храмы были возрождены древние богослужебные традиции – сослужение духовенства (что умалило роль менее эффектных малых месс), служение лицом к людям, как в древнеримских базиликах, что предлагал еще Лютер. Было введено, по аналогии с Востоком, причастие под видом хлеба-Тела и вина-Крови Христа. До этого Кровью Христовой причащались только клирики. Были упрощены ритуалы мессы, чтобы сделать ее более понятной и короткой. Чин иподьяконов был отменен и заменен чтецами-мирянами. Было введено общенародное пение и национальные языки богослужения. Все это должно было способствовать привлечению людей в храмы и их активному участию в службе. Но на самом деле все это, видимо, было воспринято народом как десакрализация службы.

Проблемы, вызвавшие Второй Ватиканский Собор уже после разделения Церквей в 1054 году, стояли очень остро (латинский язык был непонятен народу уже во время проповеди святых Кирилла и Мефодия). В то же самое время трудно определить, воспринимал ли народ их так болезненно, как ви- делось реформаторам в 1962 году на Втором Ватиканском соборе. В период после 1054 года продолжается монашеское возрождение, начатое еще Клю- нийскими традициями. В то же время развивается богослужение. Появляются многие новые праздники и памяти новых святых. То есть народ, несмотря на недоступность для него глубокой учености ввиду незнания латинского языка, находит иные способы переживания религиозных истин.

Позднее это выливается в создание на Западе к концу Средних Веков «практик народного благочестия», которые дополняют средневековые службы и вытесняют некоторые суточные богослужения из практики приходских церквей. К XX столетию сохраняются только месса и торжественная вечерня, а также утреня на Рождество, которая соединена с мессой, а также, возможно, на праздники Пасхи и Тела Христова.

Необходимо понять, как люди могли в столь сложных условиях непонимания богослужения любить его. Если мы обратимся к истории средневековой Западной Европы, то увидим, что тогда у западных христиан были реальные проблемы в области катехизации. Еще Фоме Аквинскому и во- обще доминиканцам было сложно проповедовать не только гностически настроенным катарам, но и современным ему манихеям [1, c. 184], что из- вестно из жизнеописания Аквината.

В то же время высокое напряжение практического поиска истины (пути правильного поведения для достижения полноты истины) в группах альбигойцев, а также, возможно, предреформационных течениях бегинок, лоллардов, гуситов и даже флагелланов не вызывают удивления. Но недоумение вызывает пассивность основных масс католиков по отношению к поиску религиозной Истины. Проповедь нищенствующих братств, Савонаролы, инквизиционные процессы должны были подогревать эту холодность к вере (хотя некоторые исследователи считают, что Средние века отличались не только внешней, но и глубокой внутренней религиозностью людей).

При этом, видимо, в католическом христианстве поиск истины воспринимался не как поиск правильного знания в античности, а как поиск Иисуса внутри себя и вовне (например, в нищих). Это основано на словах Иисуса «Я есмь путь и истина» [2, c.1109] (Ин. 14:6).

В то же время вопросами поиска истины занималась схоластика как «школьное» знание, что можно соотнести также со словами Писания: «По- знаете истину, и истина сделает вас свободными» [2, c. 1100] (Ин. 8:32). Тягу к истине в сердце человека невозможно было искоренить (достаточно вспомнить тезис Тертуллиана о том, что душа человека – всегда христианка) [3, c. 63]. И, возможно, это вылилось в успех Лютера по катехизации людей. Необходимость катехизации была связана с тем, что дети после исчезновения института катехумената принимали крещение и, не получив знаний, не удовлетворялись этим. Это обстоятельство, а также непонимание языка Церкви – латыни могло быть причиной многих еретических настроений (хотя именно незнанием народа своей веры католическая Церковь пыталась оградить народ от ересей).

Но оставался путь религиозной жизни, который был доступен для всех католиков - богослужение (это был путь к мистике и изучению веры). Сам храм, возможно, способствовал мистическому восприятию литургии, например, его витражи являли удивительный световой эффект (мистика света и игры цветов была известна по переводам Псевдо-Дионисия Ареопагита и трудам Хильдегарды Бингенской) [4, c. 4]. Хотя, как известно, органов было мало, но эффект пения органумом и полифонией могло заменять его воздействие. Можно предположить, что народ, которому была доступна в основном только месса и проповедь, именно в мессе открывал для себя и переживал чувство обретения истины. Возможно, с этим связано было не только благочестие мистически настроенных христиан (можно вспомнить единственную просьбу Жанны д’Арк в тюрьме о возможности посетить мессу, которую она очень любила) [5, c. 57].

И хотя катехизация через литургию, видимо, не была в достаточной степени эффективной (так как народ во время мессы думал о своем или вспоминал Страдания Христа, что продолжалось до реформ папы Пия X), литургия играла особую роль. В литургии Церкви народ мог пережить свое единство в общине, пережить торжество христианства, так как высокая месса являла собой образ «будущего века», и пережить истину Церковного учения. Здесь можно говорить относительно масс не о поиске, а о переживании уже открытой в христианстве истины. Поэтому можно заключить, что народ не был оторван от участия в познании, точнее, в переживании истины. Роль в этом процессе могла играть проповедь (достаточно вспомнить, что в позднесредневековой Руси ее заменили чтением поучений, как у некоторых групп современных старообрядцев-поповцев), которую читали схоластически образованные клирики. Однако, Лютер критиковал рядовые проповеди за то, что они учили не вере, но только морали. Но и в этом случае проповедь все же свидетельствовала пусть и не о поиске, но об обретении истины, о правильном пути жизни.

Полный текст статьи на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3169/10/

Tags: История, Религия и атеизм
Subscribe

  • ДИКТАТУРА АБОРТМАХЕРОВ

    В США произошла очередная история, когда публично высказанная позиция стала причиной конца карьеры. Джон Гибсон, генеральный директор…

  • Рыночный социализм – это ложный социализм

    Автор: Андрей Карпов Надо сказать, что просматривающаяся конфигурация общества, которую мы определили как рыночный социализм,…

  • Социализм эпохи потребления

    Автор: Андрей Карпов Любая попытка реализовать социализм на практике обязательно выявит ключевую проблему: социализм имеет меньшую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments