Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Город и культура: связи и бессвязности


Автор Алексей Чернореченский   

                                                                                         A doggy is nuttin if he don't have a bone!

All doggy hold ya bone!

Baha Men "Who Let the Dogs Out?"

  Немало воды утекло с тех пор, как я сформулировал общие положения по проблеме культурного состояния страны. Было и сомнение: публиковать дальше - или нет? Жуть как правды наш народец боится: особенно если в лоб и с коленки. Поскольку же я продолжил шарахаться по стране, набирая неумолимый материал, то и материал этот оказался сильнее меня. Потому начнем с небольшой вступительной притчи.

Вступительная притча

Парадокс современного печатного слова: будь твоя глотка луженой-разлуженой, в потоке всеобщего информационного шума даже самое-самое оказывается цыплячьим писком, на который от общей усталости не обращают внимания.

Простейший пример. Из тех, что сейчас у многих если не на устах, то на подкорке.

Озвучили-таки цифры. (Ох, числовые данные, ох, разупрямая вещь!) Да даже не цифры. Приговор. Таблицы чуть ли не с гордостью кочевали в начале июня 2009 из издания в издание: за десятилетие нас стало меньше на шесть миллионов. При населении в 148 официальных это - как вырезать, скажем, Челябинск, Воронеж, Екатеринбург, Новосибирск и в довесок еще десятка два малых городов, чтобы не только миллионникам обидно было. Или если опустошить Питер. С пригородами и гастарбайтерами. Но спасибо и на том, что хотя бы признались...

Впрочем, при всей репрезентативности такого «допустим», максимум реакции, какую можно получить от более-менее вменяемых, это: «Грустно, друже... Наливай...»

Рассуждения, конечно, рассуждениями, морали и басни - моралями и баснями; но эдак мы совсем отклонимся от практического курса на дальнейшее обсуждение культурного положения России. А ведь, как любят частенько приговаривать Монти-Пайтоновские герои, «that's my only line

Сегодня мы прогуляемся по городам российским - большим и малым. Поскачем из Москвы в Нерчинск, с мыса Дежнева - в Краснодар и Калининград. Давайте руку - и за МКАД (или что там вокруг вашего миллионского мегаполиса).

Поднимайте откормленное нижнее полушарие - и айда эстетствовать «в полевых условиях».

Помойные прогулки

Граждане люди! Будьте культурны!

Не плюйте на улицы! Плюйте в урны!

В. Маяковский

 

Пьяный интеллигент, проклинающий «буржуазный мир» на замызганной питерской кухне с селедкой на старой газете, пронзительное мяуканье одинокой кошки в гулком, заваленном хламом подъезде на Кронверкской - типажи сугубо петербургские, в мире уникальные, но узнаваемые по всей России: поэтика помойки - материальное отражение того, что творится в душе целого народа.

картина городской пейзаж Самара Николай Лукашук

Николай Лукашук, "Улица Алексея Толстого", (из цикла"Самарские пейзажи"), 2006

Город - зеркало его обитателей. Он - живой организм, не менее живой, чем биологические существа, прописанные в линнеевской классификации. И чувствует он так же, как и любое теплокровное: самоосознанно, весомо, беспрекословно. Пусть городские пространства и застраиваются архитекторами, но переосмысливаются-то все равно людьми.

По-своему. То есть сообразно доминирующему духу.

И если нация ненавидит свои города, то встречают они гостей взаимностью того же порядка: засаленные фасады, угрюмые прохожие, изморось, вовсе не по-парижски и по-лондонски кристальная, ночные банды молодых зверьков, мало отличающихся от одичалых собачат в переходах метро, размазанные по убитым городским дорогам птицы. Не бывает дисгармонии внешней при гармонии внутренней. Равно и наоборот.

Когда говорят, что город «принимает» или «не принимает», говорят примерно о том же, о чем говорят хирурги про «отторгнутые» или «прижившиеся» трансплантаты. (Некоторые в своей неосведомленной наивности кивают на Индию и заваленные фекалиями берега Ганга: но гадят там же, где и омываются, все те же бомжеллигенты - только местные. Ни в один ашрам не пустят не то что в грязном прикиде, но и элементарно с немытыми ногами.)

Жителей же наших мегаполисов давно предлагаю выгонять на обязательные прогулки-экспедиции по стране. В глубинные деревеньки и ПГТ. Малые городки и средние города. В села с разбитыми церквами. На берега рек, заросших камышом-мутантом после длительного общения со стоящим вверх по течению заводиком. В хлева, полные жбанов из-под бытового растворителя, что поглощают местные жители. И ехать желательно в набитом битком автобусе, скажем, из Саранска до Арзамаса. Мало не покажется - но, может, хоть что-то щелкнет?

А пока что, до поры до времени, так приятно жить среди помойки! Повод пожужжать: дескать, муниципалитет не вывозит отбросы. Ну да. Не вывозит. Горы неделями копятся. Чайки, собаки да ветер разметывают целлофан по всей округе. Денежки воруются. Что правда - то правда. Ничего уж не попишешь. Характер-с.

Еще умилительнее смотреть на молодого щеголя, одной рукой на Манежке вручающего букет своей застенчивой пассии, а другой швыряющего пачку из-под дорогущих сигарет (всем на зависть, мол, не хухры-мухры паренек) в гущу воркующих голубей. Это притом, что урн в пределах Садового - куда ни плюнь! Но у нас куда ни плюют - необъяснимым образом попадают мимо.

В сквере же у Петра да вдоль Невы мусорки не предусмотрены. «Петербург: Традиции! Обычаи! Нравы!» - гордо гласит постер соцрекламы с одного из шелушащихся зданий на Обводном. Кстати о плевках и Питере. Масяню, гениальный сгусток нашего пофигистского характера, помнят все: «У нас же культурная культура. Куда ни плюнь - культура!»

Талантлив русский человек до безобразия: культурой своей умудрился не только захаркать землю от Балтики до Уэлена, но еще и удержать территорию. Но вот вопрос: надолго ли хватит этноса, возводящего помойку в ранг горделиво несомого национального характера?

Кивать на других умеем, а навести порядок в собственном дворе - уже что-то невообразимое. Оки-доки, голубокровные вы мои, уболтали: ну выше достоинства ежели аристократским ручкам променять ненадолго клавиатуру на лопату и совок, зачем же гадить на пляже, где плещутся собственные дети? Вот вам и Ганг местного розлива: Ока в районе Мурома или Днепр в районе Смоленска.

Что-то стерлось из общих представлений о жизни, что-то испарилось из генетической памяти, что-то заклинило в характере, что-то недодали в воспитании, что-то упустили школа и университет, что-то надломлено в инстинкте самосохранения...

Про Париж бытовал такой анекдот. В Средние века горожане помои выливали прямо из окон. На головы прохожим. И было это до такой степени нормально, что о запрете не шло и речи. Лишь со временем наложили требование кричать три раза « Gare à l'eau ! » - «Берегись воды!» И когда однажды был предпринят варварский шаг по уборке города (это ж только в Багдаде язычники драили улицы зубной щеткой), в шоке от эффекта монетный двор выбил памятную медаль.

Интересно, насколько вот приятно человеку третьего тысячелетия, да еще упорно требующему называть себя представителем развитой державы, быть сравниваемым со средневековым Парижем? Да еще с той стадией, когда о генералке нет и речи?

Идеалистические наклонности часто нашептывают устроить подобное в России. Да мне посмеются в глаза и укажут на Кащенко. Почему вот только для жителей Северной Европы «clean-up days» (по-нашенски - кондовая такая «уборка») - не унизительная повинность и не проявление безумия, а торжественный ритуал любви к своему куску земли? Праздник окончания зимовки. Хотя... если по Хельсинки шмоняться в конце марта, не очень чистые закутки, конечно, есть - на окраинах. Но надо очень постараться их найти.

Этика и экокультура без цыганки подскажут, какая такая дорога дальняя парнишечку по новой ждет. Если сложно сплевывать в платок, не сморкаться на тротуар, не выкидывать мусор под ноги, держать в чистоте свой маленький дворик, то может ли быть речь о каком-то духовном и экономическом подъеме?

Конечно, городские пространства преобразились бы - и люди вместе с ними, вот только противоречие этой идеализации коренится в характере русского человека, который начнет с мысли: «Сперва другие пусть перестанут!»

Другие! Не я!

Тотальный перевод стрелок.

«Если я буду писать мимо писсуара...» До дыр зацитировали профессора Преображенского, но!.. Истирает-то изречение в основном интеллигентствующая прослоечка, которая благодушно (после очередного пьяного сборища) заваливает Потаповский килограммами мусора, что наутро убирают презренные и зачастую до кротости бессловесные таджики, у которых и выбора-то нет, кроме как убирать улицы, за что и выслушивать оскорбления из уст представителей развитой и культурной страны.

Смешно сквозь слезы, но ведь и помойки можно классифицировать категориально: шкалой от экологических до духовных. Неаполитанский мусорный скандал - проявление помойки экологической, но никак не духовной: жители поднялись на бунт, готовые идти хоть под бронетранспортеры за чистоту в городе. Страшнее второй тип: сколько ни вычищай - наутро все вернется в статус-кво. Нельзя не узнать культурных соплеменников.

Городская помойка - больше, чем просто экологическое явление. Это - отражение безответственной действительности, это - красноречивейшая картина нынешнего духа русского человека. У кого помойка в душе, у того помойка под окнами. Диалектика функционального взаимопроникновения векторов: сознание определяет быт в той же мере, что и быт определяет сознание. Круг не прорвать без осознания обоих аспектов.

 

Читать статью полностью>>>


Tags: Кризис ценностей, Культура, Социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments