Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

Что такое постмодернизм (и как с ним бороться?) - пост 1

Автор: Андрей Карпов



Андрей Шустов Formato, 2014

ПОСТМОДЕРНИЗМ В ИНТЕРЬЕРЕ ЭПОХИ

Мы живём в эпоху Постмодерна. Что это значит? Прежде всего, то, что, как бы нам ни был противен постмодернизм, мы находимся внутри заданного им семантического пространства.

Каковы основные правила этой "новой реальности"? Обычно используют перечень, составленный И. Хассаном ("К концепции постмодернизма" , 1987). Вот некоторые позиции из этого списка. Постмодернизм отрицает форму, разрушает границы. Его интересуют не сущности, а процессы; действие важнее, чем результат. Замысел уступает место случаю, целеполагание подменяется игрой. Место семантики занимает риторика. Пафос смешит, а ирония становится фундаментальной реакцией. Находиться над происходящим (наблюдать, оценивать, управлять) с точки зрения постмодернизма сомнительная позиция: любое дистанцирование отрицается, требуется участие чем с большим погружением, тем лучше. Малое в приоритете, большое поражается в правах: общие правила это диктат, принуждение, инструмент господства. Никакого центра, никакой иерархии, никакого подчинения. Отбор заменяется рекомбинацией элементов. Интерпретация, то есть стремление получить адекватное представление, отвергается, поскольку все представления равнозначны. Выявление типичного больше не имеет смысла, так как любая мутация имеет право на существование, и единое семантическое пространство распадается на множество индивидуальных языков. Очевидно, что жёстких определений в таком мире быть не может, всякая категоричность заведомо дискредитируется. Аморфность, неопределенность, неокончательность становятся базовыми характеристиками постмодернистского мировосприятия.

Но ведь в нашей повседневной жизни мы руководствуемся совсем другими принципами. Это в литературе, в искусстве, в философии, наконец, сегодня господствует постмодернизм; я же не принимаю правил постмодернистской игры. Они мне не нравятся. Я смотрю на постмодернизм осуждающе и со стороны. Я недоволен тем, что он распространился в искусстве, и хочу противопоставить ему классическую эстетику, с тем чтобы выдавить постмодернизм из сферы прекрасного, вернув последней уже утраченное ею право так называться.

Между тем, приходится чуть ли не с ужасом констатировать, что, уступив в эстетике, классическая культура всё больше проигрывает постмодернизму и в этике. Откат от христианства, отказ от культурных авторитетов,  императив толерантности (когда вся сила общества и государства направлена на то, чтобы заставить тебя признать, что ты не обладаешь ничем особенным, превосходящим чужие культурные образцы), деградация половой дифференциации, игра с понятиями жизни и смерти (выражающаяся в праве на аборт и эвтаназию, а также в попытках не признавать наступление старости, искусственно продлить жизнь, отказаться от тела, создав цифровой аналог сознания), всё это последствия постмодернистского преобразования этики. Список можно расширить, тем более что он постоянно пополняется. То и дело возникают какие-то новые идеи постмодернистской природы, озвучиваются, опробываются наиболее рьяными носителями постмодернистского сознания, а там, глядишь, уже и соответствующий законодательный проект предложен, и какая-то локальная практика уже существует. С одним боремся, другое проскальзывает.

Вот и выходит, что постмодернизм всё же нельзя отделить от жизни. Он не где-то там, а непосредственно здесь среди того, с чем я ежедневно соприкасаюсь. Я не могу закрыть дверь и считать, что постмодернизм остался за дверью. Каких бы смыслов ни коснулся мой ум, в них всегда можно обнаружить кривые тени постмодернистской реальности.

Можно утешаться, конечно, тем, что ни моё личное, ни моё социальное бытие не являются полностью постмодернистскими. Ещё есть на чём отдохнуть душой. Есть элементы традиции, есть ценности и события, несомненно принадлежащие классической культуре. Однако вовсе не они задают тон. Прогрессивным, передовым, адекватным духу времени ныне считается только то, что имеет на себе отпечаток постмодернизма. Постмодернизм закваска современности, которая должна сквасить всё тесто. Или, может быть, здесь более уместно сравнение с патогенной бактерией. Такие бактерии образуют ничтожную долю от массы организма, но способны привести его к смерти. Какое-то время жизнь продолжается, все системы по-прежнему работают; тем временем возбудитель размножается и распространяется, образуя всё новые очаги поражения. Он переносится с кровью. Кровью общества являются смыслы, а кровеносной системой культура. Мы видим вокруг себя традиционные и классические элементы, но они умирают. Встречая сопротивление, они крошатся и распадаются. Их воспроизводство проблематично: требуются особые усилия; они не возникают естественным образом, а то, что появляется, или носит следы проникновения постмодернизма,  или выглядит нежизнеспособным.

Постмодернизм нельзя считать случайным срывом культуры. Он не отклонение от магистрального курса, не надстройка над культурным фундаментом, не виньетка в декоре. Его появление задано логикой исторического процесса; корни постмодернизма питаются общей семантикой современного общества. Почва была подготовлена, и со стороны политики, и со стороны экономики.

Политической предпосылкой постмодернизма является всеобщее избирательное право. Неважно, что я за человек, но если я достиг соответствующего возраста, могу голосовать, и мой голос ничем не хуже других. Качественные параметры оказываются незначимыми, единица берёт верх над структурой, форма над содержанием. В семантическом пространстве возникают постмодернистские ориентиры.

В экономике мы также сталкиваемся с утратой значимости качественных характеристик. Всё измеряется в деньгах. Важен лишь доход, который можно получить на вложенный капитал. Те, кто управляет движением капитала,  ориентируются на инвестиционные параметры, а к какой отрасли относится объект инвестиций, какая здесь производится продукция или оказываются услуги, глубоко вторично. Не всё ли равно, что продавать, главное чтобы продавалось и продавалось с прибылью. По мере развития капитализма стоимостная оценка приковывала к себе всё большее внимание, а натуральное наполнение экономических отношений терялось в её тени. Мы уже практически подошли к тому моменту, когда любая ценность может быть выражена в деньгах, и, как следствие этого, то, что не имеет стоимостного выражения, перестаёт восприниматься как ценность.

Деньги уравняли все смыслы. Легко переходя от ценности к деньгам и от денег к ценности, человек усваивает, что ценности преходящи, и можно, в сущности, расстаться со всякой из них или приобрести любую на выбор. Ценности можно сочетать в произвольном порядке, вычленять то, что нравится, отбрасывать то, с чем не знаешь, как обойтись. Именно так действует инвестор, и принципы управления капиталом становятся семантическим кодексом современного человека. Отражаясь в культуре, всемогущество рынка обращается в постмодернизм.

ПОСТМОДЕРНИЗМ ВНУТРИ НАС

Появления постмодернизма на авансцене культуры следовало бы ожидать. Но предсказать подобный культурный сдвиг практически невозможно. Дело не в отсутствии каких-то данных, а в отсутствии предсказателей. Чтобы допустить возможность постмодернизма, надо иметь уже постмодернистское сознание. Человек, находящийся в классической системе координат, нарисовать постмодернистскую картину мира хотя бы в виде шаржа или антиутопии, оставаясь в здравом рассудке, не может. Нормальный человек не будет исходить из того, что завтра весь мир сойдёт с ума, и он окажется в сумасшедшем доме.

Мы, сегодняшние, не в меньшей степени уверены в своём рассудке. Однако способны критиковать постмодернизм и в целом, и в деталях. Нам понятна постмодернистская логика, хотя мы и не принимаем её. Это означает, что мы ведём с постмодернизмом диалог. Он обстреливает нас своими манифестациями, и хотя нам кажется, что его аргументы отскакивают от нас, как градины от подоконника, и мы по-прежнему остаёмся незатронутыми постмодернизмом, подобно лотосу, цветущему в мутной воде, но сохраняющему свою ослепительную чистоту, на самом деле, как говорится, капля камень точит.

Андрей Шустов Дом

Андрей Шустов "Дом", 2014

Для того чтобы сказать, что некое представление или действие является постмодернистским и на этом основании должно быть отвергнуто, его необходимо проверить на приемлемость, приложить к нашей системе взглядов. Очевидные расхождения при этом будут бросаться в глаза, и именно на них мы среагируем в первую очередь. Но проявлений постмодернизма вокруг нас множество; их количество превышает нашу счётную способность. Мы не можем сразу указать их все, и потому значительное число подобных явлений оказываются необнаруженными.  При контакте с ними в нашем сознании не загорается красная лампочка, предупредительный сигнал не звучит, активных защитных действий в отношении их мы не предпринимаем. Этот постмодернистский песок забивается во все доступные ему щели и начинает постепенно разрушать наше классическое восприятие и традиционные смыслы.

Но и самые броские, очевидные манифестации постмодернизма влияют на нас. Пусть мы их воспринимаем негативно, они в этом негативном статусе как нечто плохое уже присутствуют в нашем восприятии. И чем больше мы обращаем на них внимание, чем больше критикуем, тем глубже оказывается наш контакт. Любое взаимодействие даёт результат, который можно описать как изменение участника взаимодействия. Мы меняемся, и нет оснований считать, что эти изменения исключительно положительные.

Я хотел бы считать себя классическим человеком. Но сравнивая себя с людьми классической эпохи, я понимаю, что устроение моей психики существенно отличается. Я принадлежу к другой исторической генерации. Постмодернизм имеет во мне свою долю, как бы я не желал это оспорить. Впрочем, чтобы начать лечиться, надо сначала признать себя больным. Выдернуть плевелы постмодернизма из своей души можно, лишь согласившись с тем, что они там есть.

Tags: Постмодернизм, Психология, Социум, Философия, Человек
Subscribe

  • «Раскрою я Псалтирь Святую...»

    До 20 июня 2021 года в Доме-музее Б.М.Кустодиева (Астрахань) проходит выставка «Раскрою я Псалтирь Святую...». Она посвящена…

  • Освобожденная Европа

    В Государственном музейно-выставочном центре РОСФОТО (Санкт-Петербург) со 2 апреля по 23 мая 2021 г. пройдёт выставочный проект…

  • Цветные осколки империи

    С 26 марта по 16 мая 2021 года в Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева пройдёт выставка цветных диапозитивов К.Э. Берггрена…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment