Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Вмешательство в семью...

Председатель межрегиональной общественной организации «За права семьи», генеральный директор аналитического центра «Семейная политика. РФ» Павел Парфентьев:считает, что "пока не установлен факт совершенного правонарушения или родителей не застали за попыткой правонарушение совершить, принудительное вмешательство в семью должно быть невозможно". Честное отстаивание просемейной позиции.

Павел Парфентьев

П. П.: Вся история вмешательства государства в семью, к сожалению, движется на эмоциях. Обычный механизм изменения законодательства здесь работает так: происходит какая-то страшная ситуация, она освещается в прессе, после чего люди приходят во взбудораженное состояние. И на этом фоне предлагаются законодательные изменения, которые в этом эмоциональном состоянии люди достаточно легко «проглатывают». Но очень плохо, когда изменения в праве происходят под влиянием эмоций, это практически всегда приводит к каким-то негативным последствиям. Объективные потребности общества и эмоциональные запросы публики могут очень различаться.

Если мы смотрим на вмешательство государства в семью с точки зрения здравой правовой логики, то мы понимаем, что проблема – в самой концепции превенции, которая задаёт тон всему законодательному развитию в этой области на протяжении последних десятилетий. То есть это идея, что нужно сделать так, чтобы ни один ребёнок и ни одна женщина никогда не пострадали.

На первый взгляд идея выглядит очень красиво. Но при внимательном рассмотрении обнаруживается, что такая идея приводит к очень страшным результатам, когда становится правовым подходом. Ведь если мы выразим идею превенции простым языком, то она означает, что правовые последствия правонарушения человек начинает испытывать ещё тогда, когда оно не совершено. То есть только возможное правонарушение уже влечёт за собой последствия, затрагивающие потенциального нарушителя.

Фактически, нам предлагается рассматривать преступление, как «болезнь», и подвергать его лечению. А где лечение, там и профилактика с целью предотвращения. Это подразумевает, что «врач» определяет продолжительность лечения – а лечить можно бесконечно. Терапевтический подход к преступности означает, что вместо получения какого-то соразмерного наказания за проступок, человек попадает во власть системы, которая его пытается исправить, и эта система сама будет решать, когда она его отпустит. А если речь идёт о профилактике социальной болезни, то, значит, и до совершения того или иного деяния с человеком начинает работать та же самая система.

Правда в том, что невозможно полностью предотвратить совершение преступлений. Ни в одном обществе, ни в одной исторической действительности не бывало, чтобы преступления не совершались и в результате их не погибали бы люди. Если мы реалистично смотрим на человеческую природу, то мы понимаем, что преступления, в результате которых страдают и даже погибают люди, в том числе женщины, дети, инвалиды, пожилые, были и будут. Попытка предотвратить их полностью с правовой точки зрения неадекватна. Полностью предотвратить преступления можно только в абсолютно тоталитарном обществе, где каждое действие человека находится под контролем.

И если мы обратимся к древнерусской литературе, то увидим единственную страну, где не было преступлений, причем вымышленную, – это Трансильвания при Владе Цепеше, графе Дракуле, где за любое мелкое правонарушение человека сажали на кол, соответственно, все боялись. Так что полное отсутствие преступности в человеческом обществе – это либо тотальный контроль, либо тотальный террор.

Читать дальше на сайте: http://culturolog.ru/content/view/2831/66/

Tags: Дети, Практика выживания, Социум, Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments