Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Телевидение - виртуальный языческий храм

Автор: Вячеслав Макарцев
(Из работы
Что угрожает России: революция или смута?)
Телевидение сегодня по факту – языческий храм, и не говорить об этом нельзя.

Виталий Третьяков продолжил исследование феномена телевидения, в том числе и в плане соотношения его с верой в Бога, в своей новой книге «Теория телевидения. ТВ как неоязычество и как карнавал». И вот какие тринадцать постулатов телевидения он нашел действующими:

«1. Богу телевизор не нужен.

2. Телевидение есть чужая свобода, выдаваемая за твою.

3. Телевидение (во многом) существует для чем-то обделённых, в чём-то обездоленных или ещё не приобретших полноты жизни и собственной активности людей.

4. Телевидение по содержанию своему должно быть инфантильным.

5. Сегодня не аудитория влияет на телевидение, а телевидение трансформирует сознание и программирует поведение аудитории.

6. Телевидение дважды парадоксально: будучи самым реальным СМИ, оно одновременно является и самым виртуальным, а точнее говоря – иллюзорным.

7. Телевизионный контент (виртуальное) – это реальное плюс телемифология.

8. Телевидение есть главное средство управления массами в эпоху всеобщего избирательного права, то есть так называемой представительной демократии.

9. То, что показывают сегодня по телевидению, то и есть современная политика для масс.

10. С конца ХХ века политики и политиков вне телевидения не существует.

11. Равным Богу в сегодняшнем мире является только и исключительно телевидение, ибо его иконы-телеэкраны расположены всюду.

12. В современной цивилизации развлечение борется с информацией. А поле битвы – телевизионный эфир.

13. Теперь, даже если Бог есть, всё позволено, если это есть в телевизоре!»[xi]

В такой ситуации, когда телевидение взяло на себя, помимо того, что является виртуальным языческим храмом, и функцию древних пророков, невозможно и далее хранить молчание по поводу его сути как ложного религиозного явления. Ситуацию здесь не спасают православные (исламские) телеканалы: во-первых, доля их вещания в общей сетке мизерна, во-вторых, человек в падшем состоянии более расположен к язычеству и ложным пророкам. Неопределенность в отношении современного телевидения создает предпосылки стремительного распространения смуты в угрожающих условиях, если этому духовному явлению Церковь не даст внятного определения.

Довольно часто приходится встречаться с таким мнением: ну что вы все телевидение, телевидение... вот Интернет – это страшная штука... Что здесь можно сказать. Да, действительно, в Сети очень много безобразного, недопустимого, антихристианского, но не более чем в жизни. Пожалуй, многие согласятся с тем, что Интернет – это информационная тень, информационное эхо, информационный отсвет, информационное отражение мира. Есть в мире разврат – есть в Сети, имеют место кражи – имеются они и в Сети, в мире есть православные храмы – представлены они, худо-бедно, и в сетевом отражении мира, в конце концов, есть в реальной жизни телевидение – лезет и оно в Сеть.

Но телевидение – это совершенно другое, и Виталий Третьяков, думается, абсолютно прав, называя телевидение языческой религией. Язычество посредством этого технического изобретения стремительно возродилось в христианском мире и почти полностью вернуло утерянные в течение двух тысяч лет позиции. Стоило языческому храму принять современные формы посредством использования информационных технологий, технических изобретений – и мы не узнали его. Язычество обвело нас вокруг пальца.

Современные жрецы – телеведущие, различного рода кумиры (так называемые «звезды»), режиссеры и постановщики разнообразных передач из цикла «народу (языку) нравится» – устраивают духовный мир огромной части человечества на свой вкус и лад. Доступа на «кухню», где они готовят «блюда» духовного характера, непосвященным нет. Сегодня ведутся разговоры о том, чтобы взять под контроль общества хотя бы общественное телевидение. Но это – капля в море телевизионного язычества.

Ситуация парадоксальная. Если, скажем, персонал работников детских учреждений периодически проходит медицинское обследование во избежание заражения детей, то здесь, на телевидении, где духовные болезни телевизионных жрецов могут привести к гораздо худшим последствиям, цена которым «смерть вторая», никакого «медицинского освидетельствования» нет. Что за «блюда» готовят «повара» с телевидения, каковы духовные последствия их «поедания», почему эти жрецы действуют «как власть имеющие», кто им дал такую власть над душами людскими? Действительно, кто или что? Жажда людская греха и порока?

Не удивляет и то, что на телевидении с распростертыми объятиями встречают священников: телевизионные жрецы нового (по форме) язычества рады прикрыться священническими одеждами... Результат же священнической проповеди с телеэкрана, как представляется, близок к нулю: достаточно слабого нажатия пальца «потребителя электронных религиозных услуг» – и круговерть телевизионного мира вновь закружит его в океане язычества.

Чем вызвано молчание богословов? Неужели современное богословие ничего не может сказать по этому вопросу? Это же очевидно: суть современного секулярного телевидения – претензия на то, чтобы стать духовным поводырём человечества. Не замечать этого совершенно невозможно. Не просматривается даже и ничтожная возможность окончательного выхода из состояния смуты в условиях бесконтрольной деятельности телекомпаний. Телевидение в значительной своей части делает все, чтобы люди, общество забыли, что такое искреннее покаяние, что такое настоящее духовное возрождение.
Полный текст исследования "Что угрожает России: революция или смута?" на сайте:  http://culturolog.ru/content/view/2811/91/
Tags: Культура, Культурные символы эпохи, Религия и атеизм, СМИ, Теория культуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments