Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Игра в монастырской культуре средневекового Запада

Автор Йорг Зоннтаг  
В Библии существует множество упоминаний «хорошей» игры. Средневековые монахи сами являлись примером и воплощением того мирного небесного края, где, по пророчеству Исайи, должны будут играть непорочные благословенные младенцы. Согласно Зах.8,5, невинные дети будут играть на улицах Нового Иерусалима. А разве, как следует из их клятв, монахи и монахини не являются названными детьми божьими? Танцы, упоминающиеся в Ветхом Завете – например, танец Давида вокруг Ковчега завета (2Цар.6,16;6,5) – выражают радость, принятие жизни. Эти танцы стали символом праведного, совместного духовного сосредоточения в Яхве.

Игра в мяч упоминается в Ис.22,17. Умение ездить на лошади и обращаться с луком и стрелами, копьем, пращой восхваляется и в книге Самуила (1Цар.20,20;17,40;1Пар.12,2). Тертуллиан, несмотря на осуждение всех видов физических упражнений, утверждает что мученики в раю будут встречены музыкой и играми. Бенедиктинец Ноткер Заика († 912), например, уже употребляет выражение «играющая Церковь» (ludens […] ecclesia) для обозначения непорочности монахов и церковных служителей в целом.

Историк постоянно сталкивается с этим противоречием между запретом и разрешением игры. Средневековая религиозная жизнь (vita religiosa) попыталась преодолеть эту пропасть, создав два дополнительных условия. Во-первых, игры разделили на две категории – разрешенные игры на знание и запрещенные игры на удачу (азартные). Сложность провести между ними четкую границу открывала большое поле для интерпретаций. Во-вторых, именно личное намерение игрока должно было определять игру как положительную или отрицательную. Я вернусь к этой мысли чуть позже.

На самом деле, и хорошие, и плохие, и запрещенные, и разрешенные игры всегда существовали в церковной среде. «Хроника Констанца» сообщает об аббатах и монахах бенедектинского монастыря Райхенау, которые, верхом на собственных лошадях, даже принимали участие в рыцарских турнирах. Францисканцы из Гейдельберга были знамениты своим искусством владения мечом. Гаттон I, архиепископ Майнца, уже в начале X века играл в кости с аббатом-бенедиктинцем Соломоном III, и даже папы Иоанн XII (964), Сильвестр II (1003) и Бонифаций VIII (1303) прославились как страстные игроки в кости. Епископ Уипольд из Камбре, напротив, изобрел «хорошую» игру. Он создал так называемую ludus clericalis, игру в кости специально для монахов, которая должна была воспитывать в них добродетель. Это очень интересная игра, но я не буду сейчас вдаваться в подробности.
Монахи знали, чт
о власть Бога, principium, проявляется в числах и счете. Битва чисел или Ритмомахия – это игра, направленная на развитие математических способностей и понимание божьего замысла. В нее играли на двойной шахматной доске, фигурами служили треугольники, квадраты, круги и пирамиды. Целью игры было сведение противоположностей: полярных цветов, четного и нечетного, равного и неравного – ради великой гармонии, открытия божественного всеобъемлющего замысла. Ритмомахия была создана бенедиктинским монахом Тассилоном примерно в 1030 году. Игра быстро распространилась по школам и монастырям всей Европы. Ритмомахия была единственной настольной игрой, которой обучали наряду с семью свободными искусствами.

Под новым названием «игра философов» она скоро стала любимым интеллектуальным развлечением и за стенами монастыря. Известный математик Томаc Брадвардин († 1349) писал о ней, Томас Мор († 1535) позволил жителям вымышленной Утопии играть в нее ради развлечения, а Роберт Бертон († 1640) рекомендовал эту игру как средство от меланхолии. Небесные шахматы и нарды также стремились вместить в себя как человеческую, так и божественную перспективу. Настольные игры показывали путь в рай, помогали разгадать тайны небес.

Существует также множество примеров и упоминаний подвижных игр, иногда даже тренировок. В XIII веке в монастырской школе в Санкт-Галлене бег, борьба, метание камней и другие упражнения входили в светскую учебную программу. Особые упражнения для монахов упоминаются уже в XII веке, в автобиографии Гвиберта Ножанского. На капители придверной колонны при входе в комнату капитула в клюнийском монастыре в Шарлье есть вырезанная в камне надпись, предписывающая монахам играть с колесными ободами не здесь, а в каком-нибудь другом месте.
Игры с мячом с целью улучшения физической формы появляются в монастырской культуре Высокого средневековья. Своим появлением они не в последнюю очередь обязаны широкому распространению трудов античных философов в XI – XII вв., в особенности это касается римского медика Галена Пергамского († 216). В трактате «Упражнения с маленьким мячом» Гален отмечает, что игры с мячом являются самым удобным видом физических упражнений: они безопасны, не слишком дороги и оказывают благотворное воздействие не только на тело, но и на разум. Более того, вполне возможно, что новочтимые святые Коcма и Дамиан († 303) оказали не меньшее влияние на возрождение спортивных упражнений. В своем труде «Вопросо-ответы о блаженстве души и тела» (Quaestiones de beatitudine animae et corporis), прекрасно образованный францисканец Джон Пекхэм († 1296) подверждает полезность игр с мячом для укрепления и восстановления человеческого тела, так как мяч можно использовать во множестве различных упражнений – например, бить им не только об стену, но и об землю.

В целом, можно утверждать, что большую часть информации об играх с мячом мы получаем из различных запретов, наложенных местными властями или правителями. Часто за запретом следует совет пойти заняться чем-нибудь более полезным. Так, например, французский король Филипп V в 1314 году запретил игру в шары. Английский король Ричард II в 1338 году запретил кегли, аргументируя это тем, что его подданным лучше упражняться в стрельбе из лука. С 1314 по 1615 год футбол, известный с XII века во Франции как Soule, в Англии запрещали двадцать три раза. Причины этого вполне очевидны. Матчи проводились между соседствующими городами и деревнями, и количество игроков не ограничивалось, что в результате выливалось в борьбу стенка на стенку, в процессе которой огромная масса людей пыталась загнать надутый свиной мочевой пузырь в определенное место, например, к дверям церкви противников. Нередко бывали убитые. В самом деле, истоки и причину широкого распространения игры в кегли в Европе следует искать в монастырях XII века. Кегли были забыты еще со времен античности, но во времена крестовых походов в эту игру вновь стали играть монахи, и из-за монастырских стен она вновь вернулась в европейское общество. В монастырях этой игре было присвоено символическое название, которое тогда несомненно нравилось публике, – «Убиение язычников». Мирским посетителям предлагалось сбить шаром флажки с мусульманской символикой. Каждый удачный бросок сопровождался общим смехом, восторгом, и через это символическое уничтожение язычников внутри социальной и духовной коммуникации, которую предоставляли игры с мячом, рождалось что-то новое – чувство христианской гордости, общности. Доказательством популярности этой игры является основание многочисленных обществ и даже гильдий для игроков в кегли. Первая такая гильдия была основана в Ксантене, в нижнем течении Рейна, в 1265 году. В XIII веке монахи северной Франции открыли для себя агрессивный футбол и приспособили его к своим монастырским нуждам. Они создали неагрессивную, бескровную игру, в процессе которой монахи учились повиноваться правилам и заодно упражнялись в физических навыках. В эту игру, которая называлась jeu de paume, играли открытой ладонью (без помощи ракетки) прямо под круглой аркой монастырского двора, или рядом с ней. Игра начала свое победоносное шествие по монастырям, ею даже заинтересовались мирские правители. Некоторые из них приказали создать копию монастырских построек при своем дворе, чтобы иметь возможность играть в эту игру – теннис – которая к тому времени уже стала считаться благородной игрой для высших слоев общества. Самым успешным игроком своего времени была Марго из Хеннегау, которая стяжала славу Филиппу Доброму, герцогу Бургундии († 1467), принимая участие в теннисных матчах в качестве члена его свиты. Позже она приняла постриг и обучила играть в теннис монахинь и жителей близлежащего городка Намюр.

Однако вхождение jeu de paume в традицию французского королевского двора имело и негативные последствия. В 1316 году король Людовик X так увлекся игрой в мяч, что после игры выпил слишком много воды, простудился и умер. В 1498 году король Карл VIII умер от кровоизлияния, ударившись головой о низкую каменную притолоку по пути на теннисный матч. К слову, по легенде, первым теннисную ракету в 1505 году стал использовать король Филипп Кастильский, стремясь выиграть у маркиза Дорсета.

Теннис вновь вернулся в религиозную жизнь, частично приобретя новые символические значения. В качестве примера можно привести Генеральный капитул регулярных каноников Ордена святого Креста. Во время этого события происходившего в XV веке, епископ Орлеанский подарил монахам белого голубя. Взамен он получил теннисные мячи, а чуть позже и теннисную ракетку. Очевидно, что теннисные мячи и ракетки приобрели новую социальную коннотацию – теперь они являлись принадлежностью высших слоев общества. Но это не единственное изменение. Именно в этом конкретном случае получалось, что тот символизм, который заключал в себе белый голубь, оказался по значимости равен спортивным принадлежностям. Это интересно, потому что раньше мяч считался языческим солярным символом, символом плодородия. В религиозном контексте мяч превратился в знак того, что было гораздо более понятно и близко христианству, – в знак, который мог даже стать символом святости. Для монахов и монахинь Христос был их солнцем, sol salutis, sol iustitiae (солнцем спасения, солнцем правды). Мяч обозначал солнце, и этот символизм напрямую отсылал к Христу.
Подробнее на сайте: http://culturolog.ru/content/view/2739/70/
Tags: Европа, История, Культура, Культурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments