Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Подвиг новомучеников и исповедников Российских как назидание нашим современникам

Автор: А.М. Лесовиченко

Обращение к традиции – отличительная черта современной культуры российского общества сегодня. Мы всё чаще оглядываемся назад, планируя своё будущее. Это хорошая тенденция. Однако нельзя не видеть, что в прошлом есть разный опыт.Есть достойный принятия в современную жизнь, но есть и чрезвычайно опасный. Если не научимся отделять зёрна от плевел – будем продолжать блуждать вслепую, как это было в нашем прошлом, особенно последнего столетия. В этой связи, представляется исключительно важным осознать значение прославления сонма мучеников и исповедников российских, осуществлённое Церковью в 1989-2011 годах . Этот акт актуален, прежде всего, для духовной жизни народа. Обращение к этим угодникам Божьим за молитвенной помощью даёт нам мощную поддержку во всех делах благочестия, укрепляет в трудные моменты. Обретение таких заступников – главное следствие церковной канонизации. Однако есть и другие результаты. Образы, жития и поучения новопрославленных святых дают исключительно ценный назидательный материал для нас сегодняшних.

Необходимо подчеркнуть, что новомученики и исповедники составляют огромный многосотенный собор святых: 1776 человек канонизированы к сегодняшнему дню.

В принципе, почитание многих мучеников, пострадавших в одно время – традиция ещё древнего христианства. В святцах мы встречаем такие сонмы, как например: 6600 Фивейских мучеников, 1003 никомедийских мучеников, свщмч Садофа и с ним 1280 мучеников, 1000 мучеников персидских и Азата-скопца. Российский сонм – один из них.

У нашего сонма есть отличия. Во-первых, близость по времени к современности, во-вторых, обладание житием каждого из святых. В-третьих, рассредоточенность мест их страдания по огромной территории. В-четвёртых, среди новопрославленных святых много интеллектуалов, оставивших значительные труды по разным вопросам.

Всё это позволяет обращаться к ним в связи с разными проблемами культурологического порядка при ведении дискуссий.

Возьмём, к примеру, такую актуальную тему как патриотизм. Белгородский старец Геннадий (в схиме – Григорий) говорит: «Патер в переводе – отец, а патриот – это хранитель отеческих заветов. Мы же все заветы разрушили» [1, с. 932]. Действительно, любая форма патриотизма утверждает необходимость опоры на традицию. Однако всё оказывается не так однозначно. Идеолог украинского национализма Дмитро Донцов в изложении своих взглядов формулирует первоначальный тезис так: «Народ без традиций не живёт, а существует. Если утрачивает свои, ему вбивают в голову чужие, ибо не может жить никакая человеческая общность без надёжных правил и наказов. Традиции – это панцирь, который охраняет общество от враждебных ударов, как тело воина и не даёт ему ослабеть» [2, с. 28].

Печально, что придерживаясь, казалось бы, традиционалистских установок, наши оппоненты на Украине совершенно противоположно трактуют содержание конкретных традиций. В результате, возникают трудноразрешимые вопросы. Составляют ли восточнославянские народы – русские, украинцы и белорусы - единый социум, объединённый одной верой, общим происхождением нашей государственности из Древней Руси, языковой близостью и сосуществованием в едином государстве на протяжении 18-20 веков? Для подавляющего большинства россиян ответы на эти вопросы всегда представлялись очевидными. Однако приход к власти украинских политиков агрессивной русофобской ориентации поставил их под сомнение. Действительно ли восточные славяне связаны друг с другом неразрывно или стены, возводимые между Россией и Украиной, имеют давнее и не только политическое основание?

Вопрос весьма не праздный, потому что за ним стоит представление о пределах нашего патриотизма, который мы рассматриваем как стержень внутреннего единства. Можно ли провести этот предел по границам Смоленской, Белгородской или Ростовской областей?

Нет сомнения, что рассматривая вопрос в военно-исторической или политической плоскости легко показать неразрывность России и Украины. Акция «Бессмертный полк» - тому очевидное доказательство. Однако украинские националисты давно выработали симметричный ответ – прославление УПА, входившей в структуру СС и, разумеется, воевавшей с Красной армией; утверждение в качестве символов фигур лидеров украинского национализма С. Бандеры, Р. Шухевича и иже с ними. В условиях господствующей русофобии этого вполне достаточно. Можно провести факельное шествие, парад вышиванок и объявить всех, кто в этом не участвует «промосковскими сепаратистами». Можно, в принципе, отрицать актуальность выражения единства с Россией, даже, признавая общее происхождение. Мол, что прошло, то прошло. Сейчас другая жизнь, другие люди. Наиболее оголтелые не смущаются вообще отрицать общность происхождения.

Один из современных идеологов украинского национализма Левко Лукъяненко любит повторять, что «московиты – это славянизированные финно-угры с сильным тюркским влиянием». С настоящими украинцами ничего общего не имеют. При этом, крымских татар он называет украинцами с другой верой, языком и названием. К сожалению, на Украине подобные фантазии стали весьма распространёнными. 50-тысячный тираж книги Лукъяненко «Национальная идея и национальная воля» [3], изданной в 2005 году, разошёлся мгновенно, даже не попадая в торговую сеть. Следует сказать, что для автора национальное происхождение не является вопросом этнографии. Он делает вполне конкретные политические выводы и даёт рекомендации. За последние годы мы услышали много такого. Сейчас это уже не ощущается как неожиданность, но всё же процитирую, потому что реальные действия Правого сектора исходят именно из таких посылов. Например: «Родители-националисты могли бы стремиться отправить своего сына в Чечню на помощь чеченцам бить кровавую московскую империю, потому что пока не начнётся вторая стадия её дизъинтеграции и бывшие автономные республики не станут независимыми государствами, Украина не может чувствовать себя в безопасности» [3, с. 275].

В другой работе Лукьяненко уточняет эту мысль: «Объективно история готовит вторую фазу дизъинтеграции Российской империи: выход из-под власти Москвы Татарстана и так называемых автономных республик, краёв и областей. Их можно было бы удержать в границах РФ с помощью тоталитаризма сталинского типа, а поскольку это нереально из-за развития глобальных систем обмена информацией и товарами, то неминуемо постепенное пробуждение национального самосознания татар, чувашей, якутов и всех других колоний, что закономерно приведёт их к желанию стать хозяевами своей национальной жизни» [4]. К украинцам этот «национальный деятель» обращается со следующими словами: «Виноват каждый украинец и украинка, которые терпят русский язык и чужие обычаи» [4] Сколько яда и ненависти в этих словах.

Любопытно, что главная ненависть Лукъяненко направлена на Церковь. Он обрушивает свой гнев на христианство: «Я ненавижу христианское смирение и «непротивление злу насилием». Мне нравится дохристианский принцип справедливости: на силу следует энергично отвечать силой. Или, как говорили древние римляне, vim vi repellere licet. Я ненавижу подлую догму, которую творцы христианства распространяли (не между собой, но среди украинцев): нет власти не от Бога»[3, с. 91]. «Греческие политики с целью ослабления Княжеской державы и уменьшения угрозы её для Византии пришли в Украину в поповских рясах, поделили наш народ на приверженцев своего христианства и защитников чужого им язычества (язычник – это националист) и тем самым достигли своей политической цели - ослабили Киевскую империю» [3, с. 23]. В чём заключается это «ослабление» Лукъяненко не поясняет. Как известно, митрополит Иларион в «Слове о Законе и Благодати» хвалит, князя Владимира за принятие христианства, именно потому, что с новой верой на Русь пришли мир и процветание. Однако Лукъяненко об этот знать не хочет. Он гнёт своё: «В иудейской Библии сказано: не поклоняйся чужим богам! Это хорошо сказано: христианский Бог для нас чужой. Поэтому давайте вернёмся к Родной украинской национальной вере» [3, с.95], которой никогда не существовало, добавим от себя. На поверку оказывается, что традиционализм здесь фальшивый и очень агрессивный.

Такая трактовка патриотической идеи, естественно, не может не отразиться и у нас. Педагог дополнительного образования из Санкт-Петербурга Наталья Воронова, исследуя отношение к патриотизму у своих учеников, констатирует растерянность некоторых из них от того, что они с уважением воспринимают не только свою национальную культуру, поэтому не могут уверенно отнести себя к патриотам [5].

Как же противостоять отождествлению патриотизма и радикального национализма, приближающегося к нацизму?

Самое правильное – акцентировать любовь, а не ненависть. Священноисповедник Тихон, патриарх Московский говорит: « Сам Господь назначает человеку Отечество и место жительства, каждый человек со здравым смыслом и неиспорченным сердцем любит Родину, свой народ... А кто отрекается от своего народа и отечества, такой похож на того, кто отрекается от своих родителей: таковой не имеет цены и значения, всё равно как монета без образа и начертания» [6, с. 1027]. Такой подход, казалось бы, присутствует и украинских националистов. Только выходы разные. В названной книге Лукъяненко есть указания на положительные смыслы национального бытия. Совокупно из разных рассуждений они сводятся к тому, что у украинцев есть борщ – вкусное и полезное блюдо, что у них много красивых песен, что украинки каждый год белят хату, а когда приходят гости складывают под порогом оружие. Святитель Тихон же продолжает совершенно о другом: «Для получения будущего Царства Небесного нужно будет не сохранение народности своей, а сохранение правой веры во Христа... Сохранение православия, вместе с тем, и самое лучшее и надёжное средство для сохранения и поддержания вашей народности» [6, с. 1027]. Вот выбор: борщ или Царство Небесное! Если всё должно придти к борщу – говорить о высоком бесполезно. Только почему ради борща надо жертвовать Небесным Царством - не понятно. Не лучше ли это блюдо сварить, не поднимая никаких дискуссий. Однако чтобы такой акцент воспринимался естественным образом в нынешней ситуации взаимоотношений России и Украины нужны аргументы, способные обозначить единство наших стран не на политическом, а на духовном уровне, поскольку только в таком масштабе не работает фактор времени: область Духа - область вечного. Здесь невозможно апеллировать к изменениям в политической ситуации или межпоколенческим противоречиям. При разработке таких подходов в патриотическом воспитании особенно актуальны образы новомучеников и исповедников Российских. Для любого верующего человека, каких бы политических или культурных приоритетов он не придерживался, святые – наши заступники, пребывающие в Царствии Божием. Они не уходят в прошлое, не удаляются, не теряют актуальности. Наоборот, они связывают нас с ушедшими поколениями предков, высвечивают наши корни, дают возможность не просто узнать, но почувствовать нерасторжимость прошлого и настоящего. Они провидят и будущее.

Полностью на сайте: http://culturolog.ru/content/view/2724/91/
Tags: История, Православие, Социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments