Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Моральная система "освободителей" животных

Самодостаточность может быть весьма горделивой. И эта сугубо человеческая черта как бы присваивается животным, неспособным прояснить своё отношение к вопросу прав и потому представленным в этих теоретических изысканиях в нужном виде. Нужном – для тех, кто сам себя определил на роль защитников их интересов.Из этих уст мы много слышим о правах и интересах животных, но никогда – о том, что животные нуждаются в нашем снисхождении, милосердии и заботе. Все эти понятия предполагают, что существует взаимосвязанность двух: один заботится, другой принимает эту заботу. Тот, кто заботится, является инициативной стороной: от него всё зависит. При этом он действует добровольно, как говорится, по зову души. Никого нельзя со стороны обязать быть милосердным или заботливым, иначе это уже не будет ни заботой, ни милосердием. Получается, что тот, о ком заботятся, находится в зависимости от благорасположения другого. Это – личностные отношения, живой контакт, психология, а не механика. Но гордый человек не хочет быть зависимым, ему не нужен живой контакт, он хочет иметь права, соблюдение которых будет гарантировано безличностным механизмом юриспруденции. И считает, что такой подход будет благом и для животных. Как сказал Том Риган: "Уважительное обращение с животными не является проявлением доброты, это – проявление справедливости". Иными словами, животным от человека нужна справедливость, а вовсе не доброта. Этика должна уступить место соблюдению прав.

В этой перспективе выстраивается довольно своеобразная моральная система. Роль субъекта морали смещается от морального агента, то есть того, кто действует в соответствии с нормами морали (или не действует, если он поступает аморально), к моральному реципиенту, то есть тому, в отношении кого совершается действие. Если раньше главным было то, что происходит внутри морального агента (а это всегда человек; мораль была методом воспитания человека, согласования устремлений его души с тем, что принято в обществе), то эта новая система предлагает считать главным то, насколько обращение с моральными реципиентами соответствует заявленным нормам. Внутреннее неважно. Каждый предоставлен сам себе. Общественная значимость возникает лишь там, где пересекаются интересы. Такое понимание морали целиком перемещает её из области нравственности в область права.


Моральными реципиентами могут быть не только люди. Образ совершенного человека включает в себя соблюдение определённых норм поведения по отношению ко всему, что его окружает, то есть не только к социальной, но и природной среде. Всё, что может быть выделено в окружающей нас среде как некая индивидуальность, следует считать реципиентом морали. Том Риган легко переносит это качество и на неодушевлённые природные объекты (это его собственный термин), например деревья. Но каковы могут быть наши моральные обязательства перед деревьями? Вот его рассуждение: "Защитники природы могут приветствовать практические примеры успешного применения природоохранной этики, основанной на правовом подходе, – в частности, рассмотрение отдельных (индивидуальных) неодушевлённых природных объектов (например, красного дерева) в качестве обладателей изначальной ценности и базового морального права на уважительное обращение. Если отдельные деревья имеют изначальную ценность, этот вид ценности – не тот же, что у объектов, рассматриваемых просто как объект потребления, так же, как и права человека определяются не этим, и тогда правовая природоохранная этика не позволяет губить природу во имя «человеческого прогресса», независимо от того, преследует ли он экономические, образовательные, рекреационные и другие человеческие интересы. С правовой точки зрения, если она будет распространена на неодушевлённые природные объекты, наша общая политика в отношении дикой природы будет точно такой же, какой хотят её видеть защитники природы, а именно – оставляющей природу в покое".

Человек должен предоставить природу самой себе, максимально исключив всякое воздействие на неё. И не потому, что это воздействие чаще всего оказывается разрушительным, а потому, что любая попытка воздействовать на индивидуума – это зло. Какие бы действия не совершал человек в отношении других живых существ, он заведомо неправ; единственно правильным будет полное невмешательство.

Читать полностью:
http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2638&Itemid=5
Tags: Философия, Человек, Этика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments