Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Полярная миссия

Автор: Кирилл Дегтярев

Освоение Севера, Сибири и Дальнего Востока – ключевой пункт русской истории и один из предметов нашей законной исторической гордости. Россия вообще северная страна, а 20% территории России сейчас лежит за Полярным кругом, а 60% - в зоне вечной мерзлоты. Две трети нашей нынешней земли - за Уралом, а вместе с северными областями европейской части России это уже три четверти её. Освоение северных и восточных пространств началось, по сути, тогда же, когда началась сама Русь.

Кто же изучал наш Север до возникновения системы регулярных научных исследований и наблюдений? Кто осваивал его до появления государственных программ и первых частных корпораций – таких, как «империи» Строгановых и Демидовых?

На ум приходят новгородские ушкуйники и рыбаки - поморы, ещё в XI-XII вв. изучившие северное побережье Кольского полуострова, побывавшие на Шпицбергене, Новой Земле и на севере Западной Сибири.

Позже эту задачу решали землепроходцы, большей частью – из казаков, за 100 лет, с середины XVI до середины XVII века прошедшие огромную территорию от Урала до Тихого океана. Самые громкие имена – Ермак, Семён Дежнев, Ерофей Хабаров.

Северные пространства осваивали и колонисты из центральных русских областей, шедшие за передовыми отрядами землепроходцев.

И, конечно же, открыли и своим путём освоили Север коренные его жители, пришедшие туда сотни и тысячи лет назад, приспособившиеся к жизни в экстремальных условиях и создавшие свои уникальные культуры.

Но есть и ещё один отряд исследователей Севера, ещё один фактор его освоения и развития, который обычно выпадает из поля зрения. Это православные монахи и миссионеры. Монастыри, скиты, православные миссии в северных областях нередко появлялись даже раньше, чем деревни и, тем более, города.

Большинство людей, посвятивших себя служению Богу, конечно же, не ставило перед собой исследовательских и, тем более, предпринимательских задач. Чаще они уходили в глушь от мирской суеты.

Но дальнейшее течение жизни делало эти форпосты веры «точками роста» хозяйства и опорой местной инфраструктуры.

Нередко монастырь начинался со скита одинокого подвижника. К нему подтягивались другие, и образовывалось монастырское братство. Монахи же, как правило, много работали. Во-первых, прокормить себя они могли только своим трудом, во-вторых, труд – занятие душеполезное и потому всегда приветствовалось.

А, поскольку монахи на личное потребление много не тратили, богатство монастырей приумножалось. Кроме того, монастыри способствовали созданию поселений поблизости.

В эпоху Московской Руси Церкви и монастырям предоставлялся также ряд льгот и привилегий, возможность владеть землёй, промыслами, крепостными крестьянами, привлекать наёмных работников. С другой стороны, Церковь неоднократно использовалась как финансовый резерв государства, а монастырские закрома – как страховой фонд, открываясь для крестьян в неурожайные годы. При этом монастырям было запрещено взимать проценты по ссудам.

Личное стремление или необходимость заставляли служителей Церкви в отдалённых местах выполнять задачи исследователей и администраторов, решающих светские дела. Одним из таких деятелей на Севере Руси был Стефан Пермский. Он отправился в предгорья Северного Урала в 1379 году (т.е. за год до Куликовской битвы) и стал не только первым проповедником христианства среди коми - пермяков, но и одним из первых исследователей страны коми.


Святитель Стефан Пермский

Святитель Стефан Пермский


Стефан изучил язык народа коми, создал алфавит («пермская азбука»). С 1379 по 1384 год он провёл на реке Вычегде, где крестил «коснеющих в язычестве» пермяков, учредил школу, уничтожал языческие кумирни и идолов.

В 1385 году Стефан поднялся на лодке на 600 км вверх от устья Вычегды и убедил вогулов (манси), в очередной раз напавших на коми, уйти на свою территорию.

Фактически Стефан стал правителем Перми. Он не только разрешал конфликты, но и помогал нуждающимся – например, не раз подвозил на ладьях хлеб, особенно после голода 1386 года.

При участии Стефана в 1395 году был составлен документ, содержащий первую гидрографическую характеристику Пермской земли, где отмечаются реки Вычегда, Вятка, Чусовая, Кама и даётся описание бассейна верхней Камы.

Ещё одна важная задача монастырей – оборона рубежей города, княжества или страны в целом. Они были крепостями и своего рода погранзаставами, часто принимавшими на себя удары с запада, юга, востока. Эта функция по мере расширения страны и совершенствования технических средств ведения войны постепенно уходила в прошлое.

Тем не менее, последний бой с внешним агрессором силами монастыря состоялся уже в середине XIX века. И это было именно на Севере, когда в ходе Крымской войны в 1854 году Соловецкий монастырь был атакован английской эскадрой и устоял (подробнее здесь: http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=86&Itemid=12).

Монастырям доставалось не только от чужих, но и от своих. Почти за 200 лет до Крымской войны, во время Раскола, те же Соловки, чьи насельники не приняли реформ Никон, в 1668-1676 гг., осаждались царским войском. В итоге сопротивление было сломлено, а защитники монастыря казнены либо сосланы.

В начале XVIII века Пётр I резко сократил самостоятельность Церкви. А в середине – конце XVIII века, в соответствии с указами Петра III от 1762 года и Екатерины II – от 1764, проводилась «секуляризация» монастырских хозяйств с конфискацией земель и крестьян. При этом половина монастырей была просто ликвидирована, у остальных же экономическая база была сильно подорвана.

Что касается периода после 1917 года, когда атеизм стал частью государственной идеологии, то он для Церкви и монастырей был особенно тяжёлым, и вели себя новые власти по отношению к ним порой не лучше иноземных завоевателей, особенно в первые 20 лет советской власти.

Тем не менее, после тяжёлых времён шло восстановление, в том числе – возможностей выполнять полезные земные функции – просветительскую, хозяйственную и, как видим, даже оборонительную.

Ряд монастырей был восстановлен в ХIX веке. В советский период дважды происходило частичное восстановление Церкви: в период между концом 1930-х и серединой 1950-х и начиная с 1970-х. В конце 1980-х – начале 1990-х дискриминация Церкви со стороны государства была упразднена уже официально.

На Севере, в тяжёлых условиях, потребность в притоке людей, готовых, по тем или иным причинам, к самоотречению и труду, особенно велика, и роль монастырей и православных миссий была особенно весомой. В свою очередь, «монастырское освоение» северной земли тоже было активным.

По книге «Православные русские обители», изданной в 1910 году книгоиздательством П.П. Сойкина, в северных областях Российской Империи можно насчитать почти 140 монастырей, не включая отдельных скитов, подворий и общин.

Они были основаны в разное время в период с XII по начало ХХ века. Большей частью это мужские монастыри, но немало и женских общин, даже в тех суровых краях. Описать каждую обитель вряд ли возможно, поэтому остановимся на самых древних, северных и удалённых, но не таких известных, как Соловецкий или Валаамский монастыри, несмотря на очень яркую историю.

Читать статью полностью>>>

Tags: Культура, Православие, Россия
Subscribe

  • Принуждение слабых

    В России потихоньку усиливается нажим по принуждению к вакцинации от коронавируса. Включилась в этот процесс и Москва. Мэр Москвы С.С. Собянин…

  • Книга в культуре православного славянства

    Автор: Любовь Левшун Нынешний человек мало интересуется книгами; мы не устаём сетовать на то, что наши дети мало читают. Вместе с тем мало…

  • Американская мечта

    Автор: Михель Гофман Американская мечта это – мечта о богатстве. Но почему нет французской, итальянской, русской мечты?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments