Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Неототалитаризм - один из призраков грядущего завтра

Великий инквизитор: «мы убедим их, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся».

(Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы»)

Хондкарян Сурен. Глобализация
Сурен Хондкарян "Глобализация", 2004

Неототалитаризм – это система организации общества, обеспечивающая максимальный контроль за каждым человеком (в системе координат неототалитаризма – индивидом). В отличие от тоталитарных систем прежнего времени, которые строились на прямом и грубом силовом принуждении, тотальный контроль в системе неототалитаризма достигается с помощью более тонкого инструментария, прежде всего:

·         новых, специально выстроенных для этого социальных институтов;

·         законодательства, имеющего тоталитарный «привкус», но тем не менее принятого вполне «демократическим» образом;

·         высокотехнологичных технических средств и новейших технологий манипуляции, прежде всего, знаковых (культурных, информационных).

Новый человек, который должен появиться в рамках неогуманистического проекта, настолько чужд человеческой природе, что при всём стимулировании современной культурой эгоизма и индивидуализма, никак не может возникнуть «естественным» образом. Казалось бы, достаточно лишь убрать культурные и социальные ограничители, препятствовавшие обособлению человека в самодостаточную монаду со своей собственной нравственностью, самореализацией как высшей цели существования и эмоциональной расторможенностью. Но, пожалуй, ничто так не пугает человека, как одиночество, и, подойдя к нему вплотную, человек отшатывается и начинает искать заменители утраченным традиционным системам. Этот поиск способен дать самые неожиданные результаты, вплоть до возврата к традиции, и для того, чтобы новый человек действительно состоялся, над ним требуется установить плотный надзор, который бы позволил предотвращать нежелательные с точки зрения неогуманизма действия индивидов и, наоборот, подталкивал бы их к нужным поступкам. Эту задачу и решает неототалитаризм.

1. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ ИНДИВИДА (ПРАВА НА КУЛЬТУРНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ).

В логике неототалитарного мироустройства отправной точкой является законодательное закрепление права индивида на свободное самопроявление (оно формулируется как целый пакет свобод – свобода слова, свобода творчества, свобода вероисповедания и т.п.). Главное тут – правовая гарантия данных свобод, которая трактуется как абсолютный запрет на какие-либо общественные и административные их ограничения. Допустимо всё, что не запрещено законом. Закон же запрещает лишь принуждение другого, но вовсе не его вовлечение. Таким образом, разрешается пропаганда любых воззрений, любой системы ценностей, любого поведения, если предполагается, что люди принимают всё это и следуют им добровольно. Подобную философию называют мультикультурализмом. Допускается сосуществование любых культур (или субкультур). Чем им их больше, тем разнообразнее общество, больше вариантов культурной самореализации индивидов.

Следующим шагом является утверждение, что каких бы то внешних критериев оценки представленных в обществе культур не существует.  Нельзя сказать, что какая-то культура лучше, а какая-то хуже, какие-то ценности истинные, а какие-то ложные, какое-то поведение допустимо, а какое-то нет. Это «нельзя» - не просто некий идеологический императив, на определённом этапе развития неототалитаризма подобный запрет закрепляется законодательно. В результате любое высказывание, которое субъект высказывания распространяет на всё общество, оказывается преступлением закона. Так, например, утверждение, что гомосексуализм – это половое извращение, по логике неототалитаризма является преступным. Тот, кто говорит такое, позволяет себе давать оценку чужому сексуальному поведению, то есть нарушает чужую индивидуальную свободу. Ещё пример: преступным оказывается и утверждение, что материться нехорошо. Утверждая это, мы нарушаем чужую свободу слова.

В реальности подобные запреты внедряются не сразу, у них может быть довольно сложная история. Но общая тенденция выявляется довольно легко, она проступает в законодательно оформленных запретах на государственную идеологию, государственную религию, цензуру,  критику чужого мировоззрения (подобная критика может быть интерпретирована как возбуждение вражды по признаку принадлежности к какой-либо группе, то есть экстремизм)или наоборот – в законодательном поощрении мультикультурализма («культурного разнообразия»), гендерного равенства и тому подобных вещей.

В итоге получается, что единственной идеологической позицией, разрешенной в рамках неототалитаризма, является позиция, признающая, что любой индивид имеет право на любые варианты самовыражения, не связанные с принуждением других людей. Фактически это означает, что под запретом оказывается идеология как таковая, потому как всякая идеология это есть мировоззрение, в рамках которого декларируются определенные общие модели поведения для всех членов социума. А такая декларация как раз  и оказывается противозаконной.

В рамках неототалитаризма никто не вправе помочь человеку, если на то нет явно выраженного согласия с его стороны. И наоборот, любое намерение, которое выражено индивидом в отношении самого себя, не может быть как-то отредактировано обществом. Неототалитаризм законодательно закрепляет социальное одиночество человека.

2. РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ

Взрослого человека сложно переделать. Ему можно что-либо запретить, но, даже если он и будет соблюдать этот запрет, это ещё не означает, что он внутренне принял мировоззрение нового человека. Человека нового образца проще формировать из податливого детского материала. Поэтому ключевым институтом неототалитаризма становится школа.

В соответствии с этой логикой было бы правильно начинать работать с ребёнком ещё раньше – в дошкольных учреждениях. Но школьное образование – обязательное, а дошкольная социализация – пока ещё добровольное дело. Хотя постепенно давление наращивается – в виде попыток внедрить нормы и стандарты образования дошкольников (придерживаться их приходится, чтобы, например, исключить негативную характеристику развития ребёнка, получаемую на собеседовании при поступлении в школу). Нельзя исключить и  перспективу введения обязательного дошкольного образования.

Школа – это площадка, которую ребёнок не может миновать. Теоретически, есть вариант домашнего обучения. Но  развитие его всячески тормозится, и не случайно. Неототалитаризм не устраивает то, что выпадает из-под контроля. Стоит задуматься, что означает сам факт введения государственных общеобразовательных стандартов. Внешне это выглядит как забота государства о качестве образования, но качество может быть гарантировано конкретными программами, то есть содержательной составляющей образования. Стандарт же является формальной составляющей. Его функция – гарантия не качества, а унификации образования, получаемого в процессе учебы. Стандарт обеспечивает некий уровень образования, присущий всем, кто прошёл через школу. Этот уровень может быть высоким (что соответствует тому, что мы обычно вкладываем в понятие «качества» образования), а может быть низким. То, что государство имеет образовательные стандарты, означает не то, что задан конкретный уровень, а то, что уровень образования взят под контроль. С помощью механизма стандартов можно влиять даже на домашнее обучение. Единственное, что требуется, это – внешняя верификация соответствия домашнего образования требованиям стандарта, что сейчас достигается через сдачу аттестационных работ в государственной школе.

Люди в неототалитарном обществе обязаны иметь вполне конкретное образование. То, что знают наши дети, больше не является следствием наших решений; не мы решаем, что они должны знать. В крайнем случае, родители могут включить в образование детей какие-то дополнительные элементы (обычно это – религиозное образование или то, что дают различные школы искусств, иногда – углублённое образование по каким-то предметам), но базовый уровень, костяк, более того – образование как система закладывается школой.  Впрочем, и дополнительное образование в условиях неототалитаризма неизбежно регулируется (устанавливаются ограничения, ведётся учёт, вводится стандартизация).

Выполняя запрос неотототалитаризма, школа в первую очередь должна ориентировать ребёнка на самовыражение. До какого-то момента это выглядит приемлемо и обоснованно. Школьника учат формировать своё мнение и отстаивать его. Его приучают к творчеству. Вместо того чтобы видеть в школьнике безгласного субъекта, которого приобщают к корпусу знаний, ученика вовлекают в различные процессы; он не только (и не столько) заучивает готовое знание, сколько вырабатывает его. Деятельность, а не пассивность, компетенции, а не информация, - вот принципы школы нового образца.

Однако не следует забывать, что новая концепция школы возникла не просто как явление в сфере образования, она вытекает из задачи обретения человека нового типа.  Поэтому, хотя субъектно-деятельностный подход и может быть использован для решения традиционных образовательных задач (лучшего усвоения материала, повышения уровня знаний школьников, воспитание нравственной личности и т.д.), подлинное его назначение совсем другое. Он должен освободить формирующегося индивида от диктата традиционных систем.  Поэтому то, что часто оценивается как побочный и случайный эффект применение новых педагогических приёмов, как раз и есть искомый результат перестройки образования. Ребёнок центрируется на собственной значимости. Он переоценивает любые проявления своего самовыражения. Самовыражение для него становится значимой деятельностью, при этом – одной из самых главных (возможно, единственной, что обладает подлинной ценностью). К концу образовательного процесса ценность собственного мнения в глазах ребенка превышает ценность приобретаемого знания.  Он приучается к тому, что существование различных взглядов на один и тот же предмет является нормой. А из этого следует и более фундаментальное: различные взгляды должны существовать на любой рассматриваемый предмет. То есть, нормальна именно позиция разномыслия, а единство взглядов в соответствии с данной установкой является патологией.

Подобная образовательная задача обычно формулируется как воспитание толерантности. Однако необходимо иметь в виду, что толерантность в рамках неогуманизма и неототалитаризма – отнюдь не терпимость к инакомыслию. Казалось бы, суть толерантности должна заключаться в отрицании преследования людей только за то, что они исповедуют иные убеждения. Но концепт толерантности содержит также и другое – недопустимо не только обращаться с носителями чуждых идей как с преступниками или врагами, но нельзя и сами эти чуждые идеи считать недопустимыми. То есть толерантность как принцип неогуманизма -  трансперсональна; она выходит за рамки отношения людям и применяется к идеям и убеждениям. Толерантный человек, взращиваемый неототалитаризмом, не должен считать какую-либо систему ценностей приоритетной, истинной. Истинность как абсолютный критерий оказывается несовместим с интеллектуальной позицией нового человека. Поэтому стремление к истине выглядит подозрительным. Лояльным признаётся такой индивид, который готов допустить сосуществование любых убеждений. С одной оговоркой – эти убеждения не должны претендовать на всеобщность. Оговорка весьма существенна, поскольку мы можем быть в чём-то действительно убеждены только тогда, когда признаём это общим правилом, то есть считаем, что не мы это придумали. То есть, задача образования по формированию толерантного индивида сводится к отказу от убежденности как таковой. Воспитуемый должен осознавать и признавать относительность собственных ценностей. Это способствует его индивидуализации, а также делает его более управляемым: такого человека легче убедить в том, что он должен принять и сам те или иные ценности, хотя изначально он их не принимал, а только допускал, что их могут принимать другие.

3. ВВЕДЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОСТИ В СФЕРУ ПУБЛИЧНОГО

В условиях, когда существует запрет на любые всеобщие ценности (всеобщностью в рамках неототалитаризма обладает только право на негативную свободу – свободный отказ от любых ценностей), в качестве ценностей воспринимаются опции (возможные проявления) личного поведения. В миропредставлении, которое создается неогуманизмом, центральное место занимает сексуальное поведение – как в наибольшей степени реализующее самовыражение личности.  В результате сексуальное поведение перестаёт быть интимным, скрываемым от публичности:  если опции поведения становятся ценностями, они неизбежно выносятся в центр внимания. Неототалитаризм не признаёт стыдливости. Он гарантирует индивиду право на публичное обсуждение сексуальности. Более того, обсуждение сексуальности теперь становится нормой, а попытка уклониться от этой темы воспринимается как идеологическое насилие.

В борьбе с этим «идеологическим насилием» ведущая роль, опять-таки, отводится школе. Логика неототалитаризма неизбежно приводит к введению в школе сексуального просвещения. Школа должна подготовить ребёнка к миру взрослых, а поскольку во взрослом мире необходимо уметь самовыражаться через сексуальное поведение и его обсуждение, то и к этому аспекту взрослой жизни ребёнка необходимо готовить. Отсюда задача – раскрепостить ребёнка, снять ограничения, наложенные на него семейным воспитанием и традиционной культурой, - то,  что на языке традиционной культуры называется развращением малолетних.  Далее, в ход пускается уже опробованный на другой тематике механизм воспитания толерантности. Для того чтобы ребёнок воспринимал иные убеждения как равнозначные его собственным, он должен знать, что это за убеждения. Это выражено в педагогической максиме «познай другого». Поэтому ребёнка знакомят со всеми формами выражения сексуальности (сексуальными извращениями).  Предполагается, что это знание поможет ему быть толерантным. Взаимосвязь здесь предельно жёсткая: полноценная толерантность немыслима без толерантности в сфере сексуального, поскольку именно эта сфера имеет приоритетное значение для неогуманистического человека.

Этой же логикой объясняется и концепция «выбора собственной сексуальности». Предполагается, что ребёнку нельзя навязывать какую-либо модель гендерного поведения. Он должен самореализоваться, выбрав свой гендер (социальный пол) самостоятельно (грубо говоря, решить, является ли он гомосексуалистом или же нет). В результате ребёнку навязывается ситуация выбора социального пола, он должен не просто знать о моделях сексуального поведения, но и осознать собственную сексуальность. И это – также образовательная задача, от которой в логике неототалитаризма школа уклониться никак не может.

Статья полностью на сайте Культуролог>>>

Все базовые процессы современности>>>

Tags: Неототалитаризм, Политология
Subscribe

  • Вакцинация ждёт всех

    Будущее начинается в настоящем. Облик будущего всегда многогранен. Он формируется в силу сложения разных векторов и слияния различных…

  • Катастрофический сдвиг

    Автор: Андрей Карпов Избирательность социального восприятия хорошо известна, но, как и многие другие тривиальные вещи, часто упускается из виду.…

  • Кремль пал

    Постмодернизм вторгся за стены Московского Кремля. В самом сердце России появилась постмодернистская скульптура. Как сообщает сайт Музеев…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments