Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Тоталитарное искусство

Автор Татьяна Ропот, канд. искусствоведения

Тоталитаризм — драма ХХ века. И не только людская. Тоталитаризм проник в сознание, в душу. И в этом не последнюю роль сыграло искусство.

     Не следует думать, что тоталитарное искусство — это примета искусства ХХ века. Тоталитарным было искусство древних цивилизаций: Египта, Вавилона, Ассирии и т.д. В этом столетии — это искусство России, Германии, Китая, Италии, Испании, Португалии и других европейских государств. Сам термин “тоталитарное” (целиком, полностью) ввел Муссолини, утверждавший, что “все в государстве, ничего кроме государства, ничего против государства”. Рефрен этих слов очень напоминает монолог горьковского Сатина, произнесенный в 1902 году, в самом начале нового века со сцены МХАТа: “Все — в человеке, все для человека! Существует только человек ...” Не прошло и двух десятилетий, как ориентиры в корне меняются. Теперь на первом месте — государство.

  Уже укрепилось мнение, что после известного постановления ЦК ВКП(б) “О перестройке литературно-художественных организаций” от 23 апреля 1932 года, когда были распущены различные организации и объединения художников, число которых к тому времени достигло пятидесяти, стали складываться основы тоталитарного искусства, которое с 1934 года окончательно обрело свою завершенную форму. Признание этого равносильно тому утверждению, что после революции в России произошел поворот к новому искусству. То, что 1917 год, по мнению искусствоведов, “решительно разделил ход художественного процесса”, не совсем правильно. В стране лишь изменилась социальная ситуация. Но все художественные открытия (форма, мышление) перешли в новое время с рубежа XIX и XX веков. Действительно, в конце 10-х и в 20-е годы продолжали действовать и вести выставочную деятельность и передвижники, и представители русского импрессионизма, и “мирискусники”, и “голуборозовцы”, и “бубнововалетцы”, и беспредметники. Символизм, кубизм, конструктивизм, лучизм, супрематизм, футуризм, кубофутуризм и прочая и прочая — сплетались в единый пульсирующий комок энергии, дающий толчок поискам и находкам.

  Многочисленные споры о том, с кого из представителей этих течений “есть и пошла” революционная струя в искусстве, и по сей день не утихают. То, что именно в среде интеллигенции взошла мечта о революции, уже не вызывает сомнений. А раз так, то заманчиво найти художника, который бы первый призывал к бунту своими работами. Извечное русское “кто виноват?” не обошло этот вопрос, а также и вопрос о том, кто именно способствовал и становлению того искусства, которое стало называться тоталитарным и берет начало с 1934 года, когда было официально объявлено о едином методе — социалистическом реализме — в СССР. Исследователи видят в этой дате резкий разрыв с искусством русского авангарда.

     Конечно, при желании можно найти аналоги такого резкого разрыва преемственной связи искусства в прошлом. Так, переход в начале XVIII века от древнерусского искусства к новому — это пример искусственного разрыва единой линии развития. Но это был разрыв “сверху”. Другое дело— это найти “зачинщика” такого разрыва именно из самой художественной среды среди художников начала ХХ века. С криками “ату его!” на него можно свалить и все беды последующего этапа искусства. И, как ни странно, такой “стрелочник” был найден. Найден бунтарь, который виноват во всем. Он, по мнению некоторых исследователей, разжег “мировой костер”, позднее направленный мощной тоталитарной машиной в русло официального искусства. Но ... К сожалению, найденная фигура никак не вписывалась в эту схему. Филипп Малявин, этот безграмотный послушник из глухого оренбургского села, поступивший в 23 года в Академию художеств из монастырской иконописной мастерской, ошеломил современников смелостью своего письма, новаторством в обращении с красками, колоритом. Он, поправ все устоявшиеся академические каноны живописи, быстро завоевал мировую известность. Крикливый и лохматый, похожий на дьячка, в подряснике, он выставил при окончании Академии картину “Смех”, которая была сразу отвергнута. Но уже на следующий год на Всемирной выставке в Париже европейское жюри присудило художнику за это полотно, изображающее смеющихся “красных баб”, золотую медаль. Венеция купила картину для своего национального музея. Это была мировая слава. Художнику было 30 лет. А еще через несколько лет он получил звание академика. Теперь, в его многочисленных “бабах”, “вихрях”, “девках”, “смехах” и “красных сарафанах”, пылающих на ветру, пытались увидеть призыв к бунту и “красному петуху”. Он был сотрясателем, но скорее сотрясателем живописного языка: новый колорит, новая фактура письма. С восторгом Малявин встретил революцию, добился встречи с Лениным. Создал портретные зарисовки. Загорелся новыми идеями. И ... в 1922 году уехал за границу. Его можно обвинить лишь в одном: в том, что он был первым, кто стоял у истоков создания “ленинианы” в искусстве. Начало было положено. “Лениниана” обрела право на жизнь. Отныне, все, сколь-нибудь видные художники вложили частицу своего труда в ее пополнение. Правда, следует добавить, что эта “лениниана” только в станковом искусстве. В монументальном же она берет начало с 1918 года —открытия первого монумента к годовщине революции — бюста Ленина.

  И так как никто из художников нового времени или какой-нибудь группировки не нес на своем знамени имени Малявина (помните, “с Лениным в башке и наганом в руке”?), то вновь вопрос остался открытым. Конечно, очень заманчиво обвинить во всем власть, однако тоталитарное искусство не было навязано художникам свыше, как принято считать. Тоталитаризм вызрел и сформировался задолго до того, как партия объявила о единственно приемлемом методе для творца — социалистическом реализме. Тоталитарным было уже искусство авангарда. Стремление быть “впереди планеты всей” толкало его представителей разрушать весь мир. Поиски нового искусства овладели умами. Главное — сделать искусство не похожим на все прежнее. Со страниц газет звучали лозунги, что “станковая живопись умерла или, во всяком случае, решительно не важна и не нужна”.

  Разгорается постоянная борьба за лидерство, за желание сделать свое направление единственным и непогрешимым. Все это и создало предпосылки того явления, которое мы определяем как тоталитарное искусство. Революция предоставила художникам возможность для воплощения мечты о господстве нового в жизни. Если большевики начали процесс разрушения лишь в 1917 году, то авангардисты разрушали искусство и культуру уже несколько десятилетий. Такой богатый опыт не мог остаться не востребованным. Не случайно, большая и сильнейшая часть русских авангардистов с первых дней пошла служить “новому хозяину” —пролетариату, чтобы вести его за собой в светлое будущее. Причем делали это художники с удивительной активностью, расталкивая друг друга локтями и ставя подножки. Достаточно вспомнить витебского комиссара-уполномоченного по вопросам изобразительного искусства в городе и во всей губернии Марка Шагала, добившегося этого назначения в Москве в 1918 году и сумевшего ненадолго сделать Витебск ведущим центром революционного искусства. Но даже его бурная деятельность по преобразованию жизни показалась недостаточной сменившему его на этом посту в 1920 году следующему витебскому комиссару Казимиру Малевичу. В борьбу между ними пришлось вмешиваться наркому просвещения А. Луначарскому, так как отголоски разногласий доходили до Москвы. Действительно, по сравнению с Шагалом, Малевич настолько был “авангарден”, что от изумления не находилось слов. “Моя философия, —провозглашал Малевич, — уничтожение старых городов через каждые пятьдесят лет ... Изгнание природы из пределов искусства, уничтожение любви и искренности в искусстве”. В сравнение с этими лозунгами разрушение церквей в 30-е годы и полотна лауреатов Сталинских премий кажутся детскими забавами! Мечта о “большом стиле”, о новом, авангардном, но по своему масштабу аналогичном стилю королевских династий, всегда неосознанно влекла к себе русских художников. Супрематизм Малевича, лучизм Ларионова, футуризм и т.д.  — все они претендовали на лидерство, на то, чтобы стать единственным и главным направлением. Некоторым даже удалось стать лидирующими течениями, пусть даже на короткий промежуток времени. В 1922 году представитель футуризма А. Эфрос смело утверждал, что “футуризм стал официальным искусством новой России. < ... > Коммунист в искусстве не может не быть футуристом”. Но чем сильнее претендовали на лидерство представители того или иного направления в первые послеоктябрьские годы, чем чаще они призывали партию указать на то, что надо и как надо писать, а главное —сделать именно их направление главным и единственно возможным в новом пролетарском государстве, тем ощутимее становилась необходимость сделать именно это. И партия включилась в эту работу.

  Тоталитарное искусство начинает складываться в Италии в начале 20-х годов, с конца десятилетия — в СССР, а с 1932 года — в Германии. И лишь с сорокового года в Китае. Со второй половины 20-х годов в нашей стране идет процесс создания большого стиля. Но главная задача этого создаваемого стиля была гораздо шире рамок искусства. Чтобы правдиво изображать жизнь в ее революционном развитии, утверждали многочисленные газетные статьи, необходимо было видеть ее такой, “какой она обязана стать”. Не всем удавалось увидеть далекую мечту о новой жизни. Те представители крайних течений, с их революционными призывами о новом пролетарском искусстве, становятся “не ко двору”. Это связано со многими моментами в жизни страны. С конца 1929 года, как говорится в Политическом отчете Центрального комитета XVI съезду ВКП(б) И. Сталина, “начинается наступление социализма по всему фронту”, а поэтому развитие культуры “должно развернуться с новой силой”. 1930 год — это некий рубеж в культуре страны. Словно выстрел Маяковского подвел черту, за которой начинается уже другое искусство. Происходит поворот к тоталитарной культуре. Это видно не только по внешним признакам: окончательная формулировка художественных методов (СССР— социалистический реализм, Германия — “принципы фюрера”, или эпоха новой классики, Китай — новая демократическая культура); создание аппарата управления искусством и контроля над ним (с начала 20-х годов начинает свою деятельность в СССР Агитпроп, который просуществовал до 90-х годов, лишь периодически меняя свое название); борьба со всеми художественными стилями и направлениями, отличающимися от официального. Одновременно начинается и время создания нового стиля, нового художественного метода.

  То, что на этот период приходится подчинение творческого процесса нуждам идеологии, не случайно. Именно в это время в стране нарастает сопротивление существующему режиму. Голод, беспризорщина, крестьянские восстания. На Северном Кавказе пришлось расстрелять половину авиационной эскадрильи, отказавшейся принять участие в воздушных боях против восставшей казачьей станицы. В Высшей партийной школе ходило по рукам ленинское “завещание”. На стенах заводов появлялись открытые призывы к убийству Сталина. В донесениях Ягоды даже приводились некоторые надписи, в которых выражается сожаление, “что не прикончили грузинского гада”. Поэтому восторг “инженеров человеческих душ” по поводу того, что партия взяла “дело культуры в свои руки”, вызывает по меньшей мере сожаление.

  Знаменательно, что и отечественный социалистический реализм и немецкая эпоха новой классики родились почти одновременно. Впервые термин “социалистический реализм” появился после Постановления ЦК ВКП(б) “О перестройке литературно-художественных организаций” от 23 апреля 1932 года. Сейчас принято считать, что термин этот придуман либо М. Горьким, либо Сталиным на квартире писателя, где проходила встреча генсека с деятелями искусства. Однако, это неверно. Встреча на квартире Горького состоялась в октябре, но к этому времени сам термин обрел законность. Впервые он появился в отдельных выступлениях, а затем уже в печати. Так, в “Литературной газете” от 23 мая 1932 года был дан отчет о речи председателя Оргкомитета Союза советских писателей И.М. Гронского на собрании актива литературных кружков в Москве 20 мая 1932 года. В речи было сказано, что основным методом советской литературы является метод социалистического реализма. А 29 мая этот термин, но уже в виде “революционного, социалистического реализма” звучит в редакционной статье “Литературной газеты”. В феврале 1933 года А. Луначарский уже давал ответы на вопрос: “В чем заключается социалистический реализм?” Кажется нереальным, но факт: Луначарский тогда уже утверждал, “что социалистический реализм предполагает многообразие стилей. Многообразие стилей прямо-таки вытекает из него”.

  Следует добавить, что сам термин “реализм” до этого у многих писателей появлялся с различными прилагательными. А. Луначарский называл его “социальным”, А. Толстой — “монументальным”, В. Маяковский —“тенденциозным”. Тогда же появились термины “революционный реализм”, “героический реализм”, “романтический реализм”, “диалектический реализм” и т.п.

  В 1934 году на Первом съезде советских писателей в докладе секретаря ЦК ВКП(б) по идеологии А. Жданова, от имени ЦК и Совета Народных Комиссаров СССР прозвучало, “что социалистический реализм является основным методом советской художественной литературы и литературной критики». После этого, как утверждал в своем выступлении бывший в 20-е годы членом “Серапионовых братьев” Вс. Иванов, “не найдется больше ни одного, кто со всей искренностью не принял бы произнесенной т. Ждановым формулировки”. Ее с воодушевлением поддержали И. Эренбург и Ю. Олеша. Затем эту формулировку почти дословно повторил заведующий отделом культуры ЦК ВКП(б) А. Стецкий.


Исаак Бродский Сталин в Кремле
Исаак Бродский "Сталин в Кремле", 1937
  Теперь, как утверждал в своем выступлении на съезде грузинский поэт Тициан Табидзе, репрессированный в 1937 году, “каждый поэт должен себя чувствовать завоевателем”. И почти нигде не приводятся слова А. Суркова, сказанные на съезде: “Давайте не будем забывать, что не за горами то время, когда стихи со страниц журналов должны будут переместиться на страницы фронтовых газет и дивизионных полевых многотиражек”. Это уже перекликается с тем фактом, что плакат “Родина-мать зовет!” Ираклия Тоидзе был выполнен до декабря 1940 года.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>
Tags: Искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments