Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Инцидент, раздутый в провокацию

Инцидент случился 6 октября, но широко известно о нём стало на днях. Произошло следующее. Семья пришла крестить ребёнка в кафедральный собор г. Саратова. Священник Андрей Евстигнеев, вероятно, готовясь оформить свидетельство о крещении, поинтересовался, какое имя собираются дать ребенку в крещении. Услышав в ответ – «Манефа», удивился и вопросил: «Зачем вы выбираете жидовские имена?».

Вышло довольно неуклюже. Имя Манефа в православных святцах значится. До недавнего времени в Православной церкви была одна такая святая – Манефа Кесарийская – дева из скифской земли, мученически пострадавшая в 307 (или 308) году. В 2007 году к ней прибавилась прославленная в лике святых в Белорусской церкви преподобная Манефа Гомельская.

Вообще, имён еврейского происхождения в нашей Церкви много (около 30%). Некоторые из них стали привычными, другие – редкие, на слух звучащие непривычно. Манефа в переводе с еврейского означает «данная». И если для русского уха оно кажется странным, то в еврейской среде оно воспринимается естественно, и многие женщины еврейского народа носят это имя. Возможно, о. Андрей пересекался с носительницей имени Манефа, и таким образом закрепилась ассоциативная связь имени с национальной принадлежностью. С другой стороны, в Православной церкви есть практика, когда берутся имена праотцев – лиц из еврейской дохристианской истории – обычно при пострижении в монашество или в схимонашество. Но при крещении таких имён, как правило, не дают. Скорее всего, о. Андрей воспринял желание назвать девочку Манефой как попытку дать ребёнку дохристианское имя, отсюда и его вопрос.

Были бы перед ним другие люди, недоразумение бы быстро разрешилось. Но получилось так, что в роду пришедших крестить ребенка были евреи. И они восприняли бесхитростное определение «жидовские» (имена) как личное оскорбление.

Тут следует сказать, что в церковно-славянском языке прилагательное «жидовский» является регулярной формой, если мы захотим перевести слово «иудейский» на церковно-славянский, то как раз и получим «жидовский». Например – « Бе же человек от фарисеи, Никодим имя ему, князь жидовский» (Иоанна 3:1). Для священника «иудейский» и «жидовский» являются привычными синонимами.

Но не для евреев. Для еврея слово «жид» звучит оскорблением. Знал бы отец Андрей, что перед ним евреи, м.б., и повел бы себя по-другому. А так получилось столкновение двух культурных контекстов. Девочке, которую крестили, было уже три года. Вероятно, Манефой её звали с рождения, поэтому определение имени как жидовского родственники восприняли как прямое оскорбление ребенка. Евгения Кознова, тетя девочки описывает эту реакцию так: «Такую фразу из уст представителя Русской Православной Церкви никто из крестных родителей не был готов услышать. Все присутствующие на данном обряде — родители, крестные родители, бабушка и я, как тетя, — в шоке до сих пор». Стоит обратить на слово «обряд», употребленное Евгенией Козновой там, где следовало бы сказать Таинство. Подобная замена показывает, что тетя далека от христианства. И дальнейшее её поведение это показывает.

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ НА САЙТЕ CULTUROLOG.RU>>>
Tags: Православие, Сценарии нашей жизни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments