Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

К истории создания официального государственного гимна Российской империи

Автор: Ирина Розина

После реформ Петра I важные идеологические формулы, символы и жесты, постепенно стали нуждаться в поддержке искусства, в авторитете культуры, в таланте поэтов, композиторов и художников. Прогрессивные силы науки, литературы и искусства были сознательно включены в систему абсолютизма, а дворянская культура осознавалась как одна из разновидностей государственной службы.

В период царствования Николая I происходит окончательное оформление идеологической основы российского самодержавия. На 1833-1834 годы приходится ряд идеологических акций: создание государственного национального гимна, путешествие императора по России, открытие Александровской колонны в Петербурге, празднование совершеннолетия наследника престола, постепенное развитие культа Отечественной войны 1812 года [1]. В этот же период формируется официальная идеология государства: патриотическая триада «Православие - Самодержавие - Народность», которая очень понравилась государю своей простотой и лаконизмом.

В соответствии с этой теорией, Россия есть особое государство, которое отличается от Европы всеми чертами своего национального быта и государственного устройства. Лишь в ней одной господствует истинный порядок вещей, отвечающий требованиям религии и политической мудрости. Утверждалось, что общественно-политический строй Российской империи, являясь идиллически-патриархальным, наилучшим образом соответствует интересам и характеру русских людей.

Но самодержавная власть не могла ограничиться лишь провозглашением своей идеологической доктрины: в царствование Николая I начала формироваться особая культура государственной официальной символики и мифологии. Окончательно сформировалось придворное светское общество со своим укладом, этикетом, культом официальных торжеств. Новыми символами государственной власти становится официальный государственный российский гимн «Боже, царя храни» и первая национальная опера «Жизнь за царя».

В 1815 г. В.А. Жуковский опубликовал в журнале «Сын Отечества» стихотворение «Молитва русских», посвященное императору Александру I. В 1816 г. «Молитва русских» исполнилась на параде в Варшаве при встрече императора, и звучала на официальных торжествах вплоть до 1833 г. Краткие и легко запоминающимися стихи Жуковского, положенные на мелодию британского королевского гимна «Got save the King», с момента указа Александра I всегда исполнять «Молитву …» при встречах императора, превратились в первый государственный гимн России.

Через семнадцать лет после «Молитвы…» поэт еще раз принял участие в создании официального государственного гимна Российской империи. На сей раз не только слова, но и музыка были русскими.

Оригинальную музыку к гражданской молитве во славу российского помазанника Божия сочинил русский офицер Алексей Львов[2]. Государственный заказ написать музыку для первого официального государственного гимна поступил Львову через А.Х.Бенкендорфа. Сам композитор вспоминал: «В 1833 г. я сопутствовал государю в Австрию и Пруссию. По возращении граф Бенкендорф сказал мне, что государь, сожалея, что мы не имеем своего народного гимна, и скучая слушать музыку английскую, столько лет употребляемую, поручает мне попробовать написать гимн Русский.»[3,243]. Когда музыка была готова, Львов обратился к Жуковскому. Под созданную Львовым мелодию поэт подобрал несколько строк из своей "Молитвы русского народа». Текст нового российского государственного гимна состоял всего из 6 строчек: Боже, царя храни/Сильный, державный,/ Царствуй на славу, на славу нам./ Царствуй на страх врагам,/ Царь православный./ Боже, Царя, Царя храни![4, 26]. Как и полагается гимну «Боже, царя храни» эмоционально наполнен, состоит из повторов и восклицаний и органично завершается молитвой-заклинанием.

Премьера гимна состоялась в Певческой Императорской Капелле 23 ноября 1833 года с придворными певчими и двумя военными оркестрами. Император отдал распоряжение представить мелодию широкой публике, и первое публичное официальное исполнение гимна состоялось 11 декабря 1833 г. в Москве в Большом театре. Оркестр и вся труппа театра, собранная в хор, участвовали в исполнении «Народной русской песни» (так в афише был назван гимн). Подразумевалось, что «народная русская песнь» - это и есть национальный или государственный гимн. В день годовщины освобождения России от наполеоновского нашествия, 25 декабря 1833 г. гимн был торжественно исполнен в Зимнем дворце в присутствии всей царской фамилии, двора, гвардии, ветеранов Отечественной войны 1812 года. 31 декабря 1833 г. по приказу Великого князя Михаила Павловича новый гимн должен был исполняться на всех парадах, разводах и других официальных государственных акциях. С этого дня гимн, или, как больше нравилось Николаю I, "русская народная песня" начала свою самостоятельную жизнь.

Государь-Император. Картина русского художника Ивана Кузьмича Макарова
Иван Макаров (1822-1897), "Государь Император"

Таким образом, структура официальных имперских торжеств, включавшая динамические элементы официальной парадной культуры, обогатилась еще одной важной доминантой – государственным гимном. Созданный под патронатом императорской власти гимн был назван «народным». В различных изданиях и указах гимн именовался «молитва русского народа», «народный гимн», «национальный гимн», «русский гимн». Официальный государственный гимн исполнялся на всех парадах, на разводах, при освящении знамен, на утренних и вечерних молитвах Русской армии, встречах императорской четы войсками, на принятии присяги, в гражданских учебных заведениях, на всех официальных церемониях, открытиях выставок и ярмарок, освящении храмов, при встрече императора на балах, при официальных въездах в города и на торжественных застольях после здравниц за государя. Единственный официальный гимн России просуществовал вплоть до дня отречения императора Николая II от престола, до 2 марта 1917 г. Примечательно, что в Белой армии гимн не исполнялся.

Вариации национального гимна присутствует и в первой русской опере «Жизнь за царя» (Опера в трех действиях. Музыка М.И. Глинки, либретто барона Розена). Жуковский не только предложил композитору сюжет, но и нашел либреттиста, участвовал в сценографии оперы, написал текст одной из арий, ему же принадлежит авторство текста хора «Славься» [5]. С 1837 года, по особому распоряжению императора Николая I, гимн исполнялся в заключении спектакля.

Реплики гимна звучат в опере А.А. Шаховского «Иван и Матвей», у П.И. Чайковского в «Славянском марше», и в увертюре «1812 год», исполненной по случаю освящения Храма Христа Спасителя в Москве. Так, по концептуальному замечанию Л.Н. Киселевой, создавалась новая мифология «христианского царства, основанного на любви подданных к монарху» [6, 301]. «Боже, царя храни», как символ государственного и социального единства прочно вписался в идеологическую парадигму, а первые слова гимна превратились в девиз державы.

Впервые в отечественной истории поэт, журналист, художник, критик Василий Андреевич Жуковский стал автором и современником двух государственных гимнов. Убежденный государственник, последовательный и искренний приверженец монархии тонко уловил патриотический настрой граждан и великодержавные установки верховной власти.

Поиски компромисса между поэзий и службой, вдохновением и долгом тесно связаны с проблемой соотношения таланта и долга, музы и тяжбы. Они всегда были и остаются индикатором свободы творческой личности в сочетании с достоинством гражданина Отечества и подданного власти. Торжественные ритуалы, эффектные официальные торжества и закрепленные традиции не умирают: сочетая серьезность с некоторым отстранением, они проявляются в ритуализированных зрелищах военных парадов, инаугураций, дипломатических и публичных приемов, официальных торжественных церемоний и массовых праздников. Амплификация устойчивых риторических сюжетов, государственных мифов, «национальных» символов обладает значительным идеологическим потенциалом. Возращение мифологем прошлого - не просто политико-идеологическая эклектика. Сегодня мы нередко сталкиваемся с продуманными акциями, направленными на создание прямых аллюзий и мотиваций. Порой негативно и позитивно маркированные идеологемы, в соответствии с актуальной политической прагматикой, превращаются в средство управления массовым сознанием и общественным мнением. Специфика самодержавной политической традиции в России обеспечило доминирование политической структуры в социокультурной сфере, превращая культуру в действенный государственный институт. Об этом нам напоминает вся история русской культуры в ее динамике взаимоотношений с властью.

МАТЕРИАЛ НА САЙТЕ CULTUROLOG.RU>>>
Tags: История, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments