Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Христианское определение понятия и феномена личности

Автор Ю.М. Зенько  

Автор ведёт курс: Основы христианской антропологии и психологии (площадка - школа "Знак", Москва) 

В русском языке слово ‘личность’ появилось не ранее второй половины XVII века, первоначально оно было образовано как отвлеченное существительное к имени прилагательному ‘личный’, обозначавшему: принадлежащий, свойственный какому-нибудь лицу (Виноградов В. В. Из истории слова «личность» в русском языке до середины ХIХ века // Доклады и сообщения филологического факультета МГУ. Вып. 1. 1946, с.11). До этого же были такие слова: ‘человек’, ‘людин’, ‘душа’, ‘существо’, которые имели больше родо-видовой, чем конкретно-личностный характер /там же, с.10/. Это было связано с тем, что сознанию древнерусского человека до XVII века было чуждо понятие о единичной конкретной личности, преобладала же ориентация на «мы», коллективность и общинность сознания.

В европейских языках аналогом понятия личности считают латинское слово persona и производные от него понятия (англ. personality, нем. Personlichkeit). Но корни и история образования латинской персоны связаны не столько с лицом, сколько с маской и личиной. Вполне вероятно, что по своему звучанию и непосредственному этимологическому происхождению понятие персоны восходит к имени бога смерти – Перзу (Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. М., 1978, с.41) и используемой при этом церемониальной маски. Механизм же и способ происхождения латинского слова персона аналогичен греческому понятию ‘просопон’ (προσωπον). Дело в том, что это слово было первоначально заимствовано из театрального быта, где оно обозначало не столько ‘лицо’, сколько ‘личину’ – маску, театральную роль, характер персонажа. Интересно, что театральные, карнавальные, обрядовые маски восходят к единому древнегреческому прототипу – маске участников дионисических мистерий (Жюльен Н. Словарь символов. Челябинск, 1999, с.239/. Таким образом, слово «просопон» указывало не на самостоятельную личность, а на образ, личину, мняющуюся в зависимости от возникающих нужд.

Подобное словоупотребление было характерно в грекоязычной среде во время земной жизни Иисуса Христа, и в Новом завете именно это греческое слово находится там, где в русском переводе стоят слова, связанные с лицом: ‘лицо’, ‘лицемерие’, ‘лицеприятие’, ‘лично’, ‘личном’ и т. д. В частности, это так и в том единственном новозаветном месте, где говорится собственно о личности: «на личность ли смотрите?» – вопрошал ап. Павел к коринфянам (2 Кор. 10, 7). При этом, как не трудно заметить, во многих этих местах данное словоупотребление имеет достаточно негативный оттенок, что как бы определялось самим характером этого понятия. Поэтому, неудивительно, что когда в христианском богословии встал вопрос о выборе термина для обозначения Божественной Личности, слово ‘просопон’ не было избрано в качестве такового (хотя за ним и до сих пор осталось значение лица человеческого и, даже, Лица божественного). Древнехристианская богословская мысль обратилась к другому, до этого не столь широко употребляемому, понятию – ‘ипостась’ (ύπόστασις). И в этом был достаточный момент новизны, который нужно было специально обговаривать и иногда, даже, отстаивать, что и сделало христианское богословие на протяжение первых веков своего существования. Но это было принципиально, ибо в отличие от поверхностного и внешнего характера слова просопон, понятие ипостась имеет глубинно-внутренний смысл, обозначая дословно то, что «находится в основании»: ипостась – υποστασις = υπο («под») + корень στα («стояние», «нахождение»).

Что касается русского слова личность, которое по механизму и способу своего образования более схоже с персоной, а не ипостасью, то это, как нам кажется, частично компенсируется полисемантичностью этого понятия, которое может соотносится не только с лицом и личиной, но и с ликом (который принадлежит изображаемым христианским святым). Таким образом, в русском слове личность можно выделить несколько уровней: высший, связанный с ликом у святых – как обращенность к небу, к Богу; средний – лицо, выражающее социальный аспект – как обращенность к другим людям; и низший – личина – как обращенность вниз, к земле и плотскому. С личностью-ипостасью, больше всего, конечно же, связан высший уровень.

Но что же такое, с христианской точки зрения есть сама личность? Выделим наиболее важнейшие, с нашей точки зрения, ее характеристики.

Во-первых, по отношению друг к другу и по отношению к миру, личности-ипостаси определяются через свою самостоятельность и отдельность: «…ипостаси не находятся друг в друге, но каждая – особо и порознь, то есть, поставлена отдельно сама по себе… Ибо они и отделяются местом, и различаются по времени, и отличаются по уму и по силе, и по наружности, то есть, форме, и по состоянию, и темпераменту, и достоинству, и образу жизни, и по всем характеристическим особенностям; более же всего отличаются тем, что существуют не друг в друге, но – отдельно» (Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Ростов н/Д., 1992, с.24). С этой точки зрения совершенно неверно говорить о слиянии различных личностей, будь то, например, личности мужа и жены (которые живут «душа в душу»), либо личности человека и Бога.

Во-вторых, с христианской точки зрения отвечать на вопрос «что есть личность?» так же неправильно, как и на вопрос «что есть истина?». Дело в том, что Истина есть не «что», а «кто» – Иисус Христос (Ин. 14, 6) и Личностью (с большой буквы) является Бог. Тогда, если сравнивать такие понятия, как личность, индивидуальность и природа, можно определить их следующим образом. Личность – это собственно тот субъект, который обладает всеми природно-индивидуальными свойствами. Само по себе личностное бытие безкачественно. Любые характеристики относятся к природе. Личность же – это тот, кто владеет этими качествами, свойствами, энергиями, кто развертывает их в реальном бытии. Природа отвечает на вопрос «что?», индивидуальность – на вопрос «как?», личность – на вопрос «кто?». Личность есть субъект действий, индивидуальность – способ осуществления действий, природа – то, что содержится в действии.

Картина современного художника Владимира Киреева Зеркало
Владимир Киреев "Зеркало", 2009

ЧИТАТЬ МАТЕРИАЛ ПОЛНОСТЬЮ>>>
Tags: Религия и атеизм, Человек
Subscribe

  • Большой бизнес - криминальная игра по-крупному

    Автор: Михель Гофман Люди больше боятся индивидуальной преступности, чем преступности организованной. Ограбление на улице или в доме, с его…

  • Криминальная культура бизнеса

    Автор: Михель Гофман Социолог Джеймс Комб видит американскую культуру бизнеса, как «Культуру обмана», таково название его книги.…

  • Зачистка паспорта

    Российское правительство приняло постановление, значительно упрощающие процедуры получения и оформления паспорта (датировано 15-м июля…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments