Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Анализ Региональной стратегии действий в интересах детей

После того, как Президент утвердил Национальную стратегию действий в интересах детей на 2012-2017 г.,  в регионах стали принимать Региональные стратегии. Эти стратегии списывались с единого образца. Александр Митрофанов провел анализ Региональной стратегии Калужской области, но тот же анализ применим к любой другой региональной стратегии.

Стратегия действий в интересах детей в Калужской области на 2012-2017 годы была утверждена губернатором Калужской области 10 октября 2012 года. Обещанного общественного обсуждения этот очень важный документ, имеющий непосредственное отношение к национальной безопасности, не получил ни на стадии создания, ни на стадии утверждения. Общественное обсуждение региональной стратегии проводилось в Аппарате Уполномоченного по правам ребенка на заседании Детского общественного совета. В заседании приняли участие представители законодательной и исполнительной власти Калужской области, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, представитель подразделения по делам несовершеннолетних территориальных органов МВД России в Калужской области, уполномоченные по правам участников образовательного процесса и … дети 10-14 лет. В важнейших вопросах будущего нашего общества, наших детей чиновники не сочли учесть мнение родителей самих детей. Как это соответствует современному «духу времени»! О детях говорить с детьми не учитывая мнения родителей- первейшая ювенальная аксиома.

Так что же такого сокрыто в главнейшем плане в отношении детей?

«Стратегия действий в интересах детей в Калужской области на 2012-2017 годы (далее - Стратегия) разработана на период до 2017 года с учетом международных правовых документов Организации Объединенных Наций, содержащих основные требования к государственной политике в отношении семьи и детей, Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную поддержку семьи, материнства и детства, посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 01.06.2012 N 761, Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года.»

Обратите внимание на порядок верховенства указанных правовых документов. Верховенство международных правовых документов допустимо над всеми правовыми актами кроме Конституции, являющейся Верховным Законом, утвержденным на всенародном голосовании! Такое размещение является недопустимым. Далее по тексту очень странным выглядит не упоминание разработки стратегии в соответствии с Российским законодательством. Зато в текст стратегии внесены идеи и принципы еще не принятых законодательных инициатив, таких как законопроект «О социальном патронате» и «Об общественном контроле», вводящим де-юро в России ювенальную юстицию. Недалекое будущее покажет судьбу этих законопроектов. На первом родительском съезде в Колонном зале Дома Союзов Президент Путин Владимир Владимирович дал им отрицательную оценку. Как не трудно было Президенту, но он дал отрицательную оценку законопроектам внесенным его Правительством за его подписью.

Но в тексте региональной стратегии содержится  в перечне первоочередных мер «организация на межведомственной основе системы раннего выявления социального неблагополучия семей с детьми и комплексной работы с ними», «формирование системы мониторинга и статистического учета для оценки эффективности региональной семейной и социальной политики», то есть системы тотального контроля за семьей.

Далее по тексту, «развитие системы социального обслуживания семьи и детей и служб помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, в целях внедрения эффективных технологий реабилитации социально неблагополучных семей с детьми», то есть системы социального патроната.

Еще, «развитие сети образовательных учреждений и социальных служб для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи», именно психолого-педагогическая и медико-социальная помощь, а не материальная, предлагается «кризисным» семьям сторонниками социального патроната. Сеть же таких учреждений (приютов, интернатов), а точнее, как их пока называют социально-реабилитационных центров, уже создана в области. Причем это сделано на фоне разрушения системы детских домов, порой далеко не самых плохих. Все это так вписывается в давно забытый план введения ювенальной юстиции, который мы видели в 2009 году.

«Технологии помощи, ориентированные на развитие внутренних ресурсов семьи, удовлетворение потребностей ребенка и реализуемые при поддержке государства. Внедрение эффективных технологий социальной работы, предполагающих опору на собственную активность людей, предоставление им возможности участвовать в решении своих проблем наряду со специалистами, поиск нестандартных экономических решений».

Далее по тексту, «внедрение в судебную и административную практику замены лишения родительских прав ограничением родительских прав с организацией в этот период эффективной реабилитационной работы с семьями», процедура, предусмотренная в законопроекте о социальном патронате.

Заметьте, как скрупулезно внедрены   элементы еще не принятого закона в наше будущее. Ведь текст стратегии не подлежит изменению как план мероприятий. А в ней уже заложены ювенальные технологии. Идеологический базис этой стратегии по сути ювенальный.

«Обеспечение для всех детей безопасного и комфортного семейного окружения, в условиях которого соблюдаются права ребенка и исключены любые формы жестокого обращения к ним.» Эта формулировка более чем опасная. Определение жестокого обращения подразумевает практически все формы воздействия при воспитании ребенка ограничивающие его. Под любые формы жестокого обращения сторонники ювенальной юстиции подводят физическое, сексуальное, психическое, эмоциональное, моральное, экономическое насилие и пренебрежение потребностями ребенка.

«Обеспечение профилактики семейного неблагополучия и социального сиротства, основанной на раннем выявлении проблем семьи, адресной помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации» … но не определено какой помощи. Опять психолого-педагогическая и медико-социальная? Никакой финансовой помощи- все пособия в виде иллюзий розданы. Меж тем, как показывает практика, именно социальное и материальное неблагополучие приводят к асоциальному поведению, алкоголизму и наркомании, а не наоборот. И что такое медико- социальная помощь? Как легко под неё подвести принудительную стерилизацию, или сексуальное просвещение для малолетних.

Отдельного слова заслуживают психолого-педагогические мероприятия, так как они встречаются в трех разделах региональной стратегии.

«На этапе дошкольного образования очень важны организация психолого-педагогической  поддержки семьи и повышение компетентности родителей в вопросах воспитания и развития ребенка».

На самом деле очень опасный тезис! Психолого-педагогическая поддержка зачастую отменяет духовную составляющую воспитания ребенка, а сами психологи порой проповедуют социально и духовно очень опасные теории. Заметим, это на стадии дошкольного воспитания.

«Организация психолого-педагогической поддержки семьи и повышение компетентности родителей в вопросах воспитания и развития ребенка», «Развитие психологической службы системы образования области».

Опять этот опасный тезис! Это уже в программе развития школьного образования. Школьный психолог совместно со школьным омбудсменом вполне справятся с «программированием» детей, и обучением родителей «современным методикам». То есть, 25-ти пятилетний специалист, закончивший педуниверситет, будет компетентней коммерчески не успешных многодетных родителей?! Школьные психологи порой действительно крайне необходимы, в ситуациях, когда родители тривиально не справляются со своими чадами или просто не имеют представления как это делается. Может эффективней сделать центры кризисной помощи таким родителям с возможностью помощи на дому. Но в этой ситуации еще раз повторяю, эти специалисты должны иметь такие полномочия и такие инструменты, что бы проводить работу без вторжения в семью и не отпугивать, обладать доверием. Только в такой ситуации механизм психолого- педагогической помощи будет эффективен. Психологи не должны быть связаны с органами опеки и КДН.

И опять, «Развитие сети образовательных учреждений для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи». Это уже как мера по защите прав и интересов детей.

А вот уже прямая ссылка на законопроект «Об общественном контроле»: «Необходимо принимать меры, направленные на формирование открытого рынка социальных услуг, создание системы общественного контроля в сфере обеспечения и защиты прав детей».
Еще достаточно проблемный тезис - партнерство во имя ребенка.

«Политика в области детства должна опираться на технологии социального партнерства, общественно-профессиональную экспертизу, реализовываться с участием бизнес-сообщества с привлечением общественных организаций и международных партнеров к решению актуальных проблем, связанных с обеспечением и защитой прав и интересов детей».

Давайте по порядку определимся. Тема детства в последнее время очень «горячая» и не терпит спорных трактовок. Но вот мы видим «социальное партнерство» без определения кого с кем, а ведь этот термин заимствован из программ организаций активно продвигающих ювенальные технологии в России.

Общественно-профессиональная экспертиза. Общественная или профессиональная. На самом деле- либо общественную, либо профессиональную. А если вместе, то это будет понятие прикрывающее различные бизнес сообщества, прикрывающиеся понятием «общественная организация» с интересами к нашим детям. Такого рода организации занимались и занимаются зарубежным усыновлением. Давайте будем точнее, ведь известно, что лучше делать в мутной воде, но зачем нам «мутные» тексты стратегий в отношении детей?

Читаем предложение дальше и вот раскрытие лукавства. Дословно. «Политика в области детства должна… реализовываться с участием бизнес-сообщества (!!! Запятая отсутствует!!!) с привлечением общественных организаций». Что значит привлечение? Какие вообще интересы у бизнес-сообщества связанные с нашими детьми? Именно такие бизнес- сообщества усыновляли в Америку Диму Яковлева и Максима Кузьмина.

Читаем дальше…и вот уже логическая цепочка выстраивается. Если перевести с тарабарского получается- политика в области наших детей на основе социального партнерства финансируется государством в интересах некоторых профессиональных бизнес-сообществ под видом неких общественных организаций и контролем международных партнеров!
В самую пору поговорить об этих партнерах. Во всем тексте просматривается посреди разрозненных и плохо согласованных вставок разных ведомств довольно четкая линия.

«Расширение вариативности форм дошкольного образования (семейный детский сад, служба ранней помощи, лекотека, центры игровой поддержки ребенка и др., а также развитие негосударственного сектора) в целях обеспечения равных стартовых возможностей для обучения детей в начальной школе».

«Повышение качества и доступности психологических услуг для участников образовательного процесса».
«Развитие системы социального обслуживания семьи и детей и служб помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, в целях внедрения эффективных технологий реабилитации социально неблагополучных семей с детьми».

«Разработка и внедрение межведомственной комплексной системы профилактики отказов от детей при рождении и (или) помещении в медицинские учреждения, особенно в случаях выявления у ребенка нарушений развития и несовершеннолетия матерей».
«Совершенствование работы детского телефона доверия».

«Развитие сети образовательных учреждений и социальных служб для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи».

«Организация на межведомственной основе системы раннего выявления социального неблагополучия семей с детьми и комплексной работы с ними для предотвращения распада семьи и лишения родителей родительских прав с надлежащей координацией деятельности всех служб в сфере реабилитации семьи».

Это пункты перекликаются почти дословно с программными документами Национального фонда защиты детей от  жестокого обращения.

«Организация распространения и внедрения лучших практик работы в сфере профилактики жестокого обращения с детьми и реабилитации пострадавших».

«Формирование действенных механизмов раннего выявления жестокого обращения и насилия в отношении ребенка, социального неблагополучия семей с детьми и оказания им помощи».

«Повышение доступности услуг для семей с детьми за счет активного развития и поддержки сектора профильных некоммерческих организаций».

«Участие в общенациональной информационной кампании по противодействию жестокому обращению с детьми
Формирование системы подготовки и повышения квалификации специалистов, работающих с детьми и в интересах детей».

А это уже похоже на открытое лоббирование интересов Национального фонда защиты детей от  жестокого обращения, имеющего иностранных учредителей и являющимся самым активным идеологом ювенальных технологий в России.
Давайте рассмотрим первоочередные меры так называемой «семейной политики детствосбережения»:

«Организация на межведомственной основе системы раннего выявления социального неблагополучия семей с детьми и комплексной работы с ними.
Разработка стандартов оказания социальных услуг.
Разработка и обеспечение внедрения и распространения современных технологий профилактической и реабилитационной работы с семьей и детьми.
Создание и распространение информации о правах и обязанностях ребенка, адаптированной для детей, родителей, учителей, специалистов, работающих с детьми и в интересах детей.
Кадровое, методическое, финансовое обеспечение деятельности учреждений социальной помощи семье и детям в целях предоставления качественных социальных услуг семьям и детям.
Формирование системы мониторинга и статистического учета для оценки эффективности региональной семейной и социальной политики в сфере материнства и детства.»

Это полный перечень. Можно провести тысячу показательных конкурсов с награждениями, но направление деятельности задано. Создание межведомственных комиссий объединяющих все сферы жизнедеятельности ребенка. Разработка стандартов оказания социальных услуг, а попросту бизнес-планы «помощи» семье. Только напомним, психолого-педагогической и медико-социальной помощи. Распространение информации подобной той, что был заполнен наш город во время акции Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации с огромными билбордами с изображением забора и надписи «ОСТОРОЖНО! ЗЛЫЕ РОДИТЕЛИ!» на нем, и нашумевших плакатов со смешариками, обучающих детей доносить на своих родителей, если они поругались, или папа пришел домой пьяный, или мама ругается на ребенка…

Пятый и шестой пункт первоочередных мер семейной политики детствосбережения заслуживают отдельного внимания. В пятом пункте, наряду с кадровым и методическим, впервые фигурирует финансовое обеспечение деятельности учреждений «помогающих» семье. То есть предусмотрено рекрутирование и обучение согласно «современным технологиям» новых сотрудников, оплата их труда. Но нигде не предусмотрено конкретной финансовой помощи семье. Как это похоже  на законопроект о социальном патронате с его финансово-экономическим обоснованием, в котором предусматривается на зарплату и транспортные расходы социального педагога, ведущего «кризисную семью», в год более 250 тысяч рублей. При этом для решения семейных проблем не предусмотрено ни копейки. Кто скажет, чем заинтересован социальный педагог в успешности своих мероприятий?! Нет он будет заинтересован иметь как можно больше «подопечных» семей. Тем более что ответственности за его работу никакой не предусмотрено. Ведь как указано во вступительной части, «недостаточная эффективность имеющихся механизмов обеспечения и защиты прав и интересов детей, неисполнение международных стандартов в области прав ребенка», «проблемы, связанные с созданием комфортной и доброжелательной для жизни детей среды, сохраняют остроту и далеки от окончательного решения».

Весь документ пропитан ювенальной идеологией. На фоне очернения сложившейся ситуации и накопленного опыта во всех областях жизни ребенка: в семье, детском саду, школе, поликлинике, как единственный выход преподносится принцип оказания, так называемой, кризисной семье как можно больше «эффективных» социальных услуг. То есть в понятие отношений государство-семья вводятся рыночные отношения. При этом создаются структуры, поставляющие на этот рынок новых участников (жертв). Некто, заинтересованный в продвижении своих услуг странного содержания, определяет правила отношений, пишет правила игры, а козырной картой в этой игре, при предъявлении которой падает любой истинный родитель, является ребенок. При этом государство будет оплачивать не результат, а сам процесс этой адской игры людьми.

И как подтверждение столь непоэтичного утверждения, меры, направленные на формирование безопасного и комфортного семейного окружения для детей:
«…
Формирование действенных механизмов раннего выявления жестокого обращения и насилия в отношении ребенка, социального неблагополучия семей с детьми и оказания им помощи.
Повышение доступности услуг для семей с детьми за счет активного развития и поддержки сектора профильных некоммерческих организаций.
Участие в общенациональной информационной кампании по противодействию жестокому обращению с детьми.
Формирование системы подготовки и повышения квалификации специалистов, работающих с детьми и в интересах детей.
Организация распространения и внедрения лучших практик работы в сфере профилактики жестокого обращения с детьми и реабилитации пострадавших.»

В первом предложении развернута базовая идея Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, состоящая в том, что основой социального неблагополучия семьи является жестокое обращение с ребенком (вспомним все семь видов жестокого обращения по их классификации)- идеология от лукавого. А именно «раннее выявление» позволит вторгаться в семью по самым незначительным поводам.

Не забота о детях, не их права, не их интересы, не их судьбы интересуют авторов данной стратегии. Их волнует одно – коммерческая выгода, построение рынка социальных услуг.

И далее уже не важно читать и вникать во все тонкости этого хитросплетения ювенальных идей, лукавых бизнес-планов, невнятных вставок наших чиновников, преднамеренных смешений несопоставимых понятий, преднамеренно неадекватных представлений статистических данных, неточных переводов иностранных методичек.

Важно то, что не «главная цель Стратегии - определить основные направления и задачи государственной (!!!) политики Калужской области в интересах детей и ключевые механизмы ее реализации, базирующиеся на общепризнанных принципах и нормах международного права». Наиглавнейшая цель и данной стратегии, и её прародительницы Национальной стратегии, и всей системы ювенальной юстиции вполне конкретные коммерческие интересы бизнес-структур, прикрывающихся статусами общественных организаций и имеющих иностранных идеологов и учредителей.
Tags: Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments