Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Из жизни: под ювенальной угрозой

Осенью в международное движение "Русские матери" обратилась Марина Лейбина, столкнувшаяся с системой защиты прав детей, в частности, немецкой Югендамдт. Марина, разведясь со своим мужем, тоже эмигрантом, уехала в Россию, забрав с собой сына. Бывший муж Марины, Михаил Залуцкий, не согласился с тем, что Марина увезла ребенка, но и брать его себе он тоже не собирается.

Его позиция - ребенку будет лучше в немецком детском доме, чем в России с матерью. Без сомнения, немецкие службы защиты прав детей единодушны с ним. Решение Марины было - не испытывать судьбу и покинуть Германию.

Залуцкий приехал в Россию и пытался правдой и неправдой отсудить/отобрать/украсть ребенка. Он начал с обработки органов опеки, чтобы те отобрали мальчика, которому сейчас 4.5 года. Всегда готовые что-нибудь "выявить" у нормальной семьи соцработники приходили, вызывали. С ребенком четырех лет говорили как со взрослым, используя ту терминологию, которую ему по возрасту знать просто не полагается.

Но вывод был сделан однозначный - "права и законные интересы мальчика не нарушаются". Женщина, которая имеет должность, равную по уровню возможностей с каким-нибудь демиургом средней руки - "главный специалист по охране прав детей" - Боровикова Т.А.,

Но это было год назад. Никаких проблем не было выявлено.

Но вдруг на суде, последнее заседание которого произошло в середине февраля 2013 года, "главный специалист -вершитель детских судеб" Боровикова поддержала ходатайство Залуцкого о том, чтобы подвергнуть мальчика психолого-психиатрической экспертизе. Причем надо понимать, что ситуация такова, что навязанным нашему обществу этим вершителям детских судеб позволительно принимать любые решения на любых основаниях, а особенно, если речь заходит о собственном интересе, который часто появляется в результате споров о детях между бывшими супругами.

Что характерно: даже в немецких документах никаких оснований для проведения экспертизы ребенка нет. В них содержатся предположения самого Залуцкого и ложные показания некого врача, в отношении которого в настоящий момент заведено уголовное дело в Германии.

Что заставило Боровикову настаивать на том, чтобы подвергать маленького ребенка стрессу? Уж не то ли, что никаких оснований отобрать его у матери просто нет? Видимо, именно этот фактор беспокоит Боровиковой, которую многократно посещал и посещает Залуцкий, и мешает ей написать заключение, которое она обязана была написать до декабря 2012.

Для примера, как можно искусно использовать соцработников разной степени продажности, есть такая история. В феврале прошлого года у Светланы Тарапыгиной бывший муж, известный московский архитектор, с помощью органов опеки украл дочку 6 лет, несмотря на имевшееся судебное решение. Они ворвались утром, нашли "грязь на полу, неопрятный вид и несвежие продукты", загрузили девочку и увезли, заодно возбудив в отношении Тарапыгиной уголовное дело по "жестокому отношению к ребенку" и объявив ее вскоре во всероссийский розыск.

Все адвокаты, которые сталкивались с делом, говорили о явном подкупе, но как это доказать? Как может социально незащищенная мать встать против целой системы, наделенной полномочиями рушить человеческие судьбы, калечить жизни, системы, где существует круговая порука и которая покрывает все свои делишки.

По словам Павла Астахова, не меньше чем в половине всех судебных разбирательств так или иначе фигурирует заключение из органов опеки в отношении детей и семьи. От содержания такого заключения зависит порой очень многое. И всегда находятся те, кто готов повлиять на результат любыми способами.

Не потому ли одна провинциальная девица без особого образования, о которой недавно рассказали знакомые, приехав в Москву и устроившись работать к родственнице из опеки, за три года с нуля купила себе квартиру?

Может ли кто-то быть гарантированно защищен от подобной ситуации, когда безнравственный соцработник  рассматривает своих подопечных как "поляну" для самообеспечения? Понятно, что нет. Увы...

Из блога Анны Кисличенко
Tags: Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Есть ли будущее у бумажных человечков?

    Почему вера делает человека сильнее? Вера, по слову апостола Павла, есть уверенность в невидимом. Она расширяет наши горизонты,…

  • Между камешком и мегалитом

    На сайте Русской народной линии опубликован роман Павла Тихомирова « С камешком в башмаке». РНЛ – православный ресурс и Павел…

  • Надлежащее место для вымысла

    Автор: Андрей Карпов Обвинительный акт против вымысла составить несложно. То, чего нет и никогда не было, участвует в культуре на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments