June 22nd, 2021

COVID-сегрегация как шаг в неототалитаризм



Эрвитт Эллиотт - Сегрегация. Водные фонтанчики, Северная Каролина, 1950.

Ещё в конце прошлого года, когда вакцинация только-только начиналась и впервые заговорили о специальных паспортах для вакцинированных, стало ясно, что существует угроза сегрегации по принципу «вакцинировался»/«не вакцинировался». С высокой вероятностью можно было прогнозировать, что сегрегацию введут на Западе: современное западное общество очевидно предрасположено к попранию фундаментальных человеческих прав, но вот по поводу готовности нашей власти разделить своих граждан на «правильных» и «неправильных» были сомнения.

Однако события стали развиваться по худшему сценарию, и сегодня введение сегрегации можно считать свершившимся фактом, по крайней мере в Москве. Первой пробой было требование обеспечить вакцинацию минимум 60% персонала в отраслях сферы обслуживания, из которого пунктиром следовало отстранение непривившихся от работы (с последующим увольнением в случае упёртости). Потом прошла реплика пресс-секретаря нашего президента, что тем, у кого нет прививки (правда, с оговоркой – «или иммунитета вообще»), не стоит удивляться, если их права будут ущемлены. И сразу же за этим последовал новый указ Собянина, предписывающий посещение предприятий общественного питания строго по QR-коду.

QR-код полагается тем, кто прошёл оба этапа вакцинации или переболел коронавирусом в течение последнего полугода, или сделал ПЦР-тест, который оказался отрицательным. И вакцинация, и ПЦР-тестирование строго учитываются в рамках единой информационной системы, поэтому это – абсолютно достоверные персонализированные данные.

Является ли данная мера действенной?

Заражение при посещении ресторана или кафе действительно возможно. Люди находятся рядом с друг другом довольно долго, а присущие пунктам питания кондиционеры способны доставлять мельчайшие капельки жидкости, содержащие вирус (так называемый «аэрозольный путь заражения»), на расстояние более полутора метров, значительно увеличивая зону поражения.

Однако сам механизм допуска по QR-коду ни в коей мере не является гарантией безопасности. Безопасность обеспечивает иммунитет. Косвенный признаком выработки иммунитета являются антитела, но получение QR-кода никак не связано с результатами анализа на наличие антител. Человек мог недавно переболеть коронавирусом, но, если его иммунная система ослаблена, иммунитет к инфекции может так и не сформироваться. И, наоборот, несмотря на то что с момента болезни прошло более шести месяцев, у человека может сохраняться высокий титр антител, и ему просто не нужна прививка. К тому же далеко не каждый, кто имеет антитела, зарегистрирован как переболевший коронавирусом. Многие, у кого болезнь протекала бессимптомно, не сдавали ПЦР-тест, а у тех, кто болел и сдавал, тест часто оказывался отрицательным.

Это, кстати, ещё одна из уязвимостей отбора людей по QR-коду: тест может быть ложноотрицательным. И даже наличие сделанной прививки не исключает возможности заболевания, впрочем, как и возможности быть переносчиком инфекции.

Надо также сказать, что общепит вовсе не является главным каналом распространения вируса. А судя по «заточенности» указа, создаётся такое ощущение, что найдено наиболее слабое звено, и вот сейчас, разорвав цепочку передачи заболевания именно в этом месте, мы резко поправим удручающую статистику. Нет, никакой особой зависимости статистики от общепита нет.

Но теперь пообедать для многих станет проблемой. Государство, конечно, не сможет охватить ПЦР-тестированием всех нуждающихся. И даже коммерческая медицина тут не очень поможет. Конечно, если речь идёт о разовом мероприятии, люди могут пойти и сделать ПЦР-тест, но никто не будет делать его раз в три дня, чтобы спокойно ходить в столовую. Хотя бы потому, что цена обеда тогда резко возрастёт. Я уверен, что это хорошо понимают и власти. Поэтому цель указа – подтолкнуть людей к вакцинации.

Это надо подчеркнуть. Цель принятых мер – не прекратить распространение вируса, а заставить сделать прививку. Прививка, кстати, тоже – не средство быстрого реагирования. Если у нас сейчас новая волна коронавируса, то именно вот её с помощью кампании принуждения к вакцинации погасить нельзя. Эффект от вакцинации сегодня можно будет заметить где-то месяца через полтора, вряд ли раньше. Поэтому, если правильно расставить акценты, несложно заметить, что прирост заболеваемости просто используется как аргумент убеждения.

В какой-то степени это можно понять: рост числа вакцинированных рано или поздно должен создать коллективный иммунитет. Впрочем, этот иммунитет создаёт и рост числа заболевших, но при втором варианте слишком велики личные и социальные риски.

Однако и методы, используемые для давления на общество, тоже создают немалые социальные риски. Введение сегрегации – весьма дурнопахнущая мера. Идея, что одни люди имеют некоторые базовые права, а другие – нет, опасна. Она учит презирать других людей. И это не говоря уже о том, что у части населения падает качество жизни. Допустим, человек имеет противопоказания к вакцинации, и он пока не болел или переболел ковидом более полугода назад. Какие у него есть возможности сходить пообедать? Никаких. Хотя его даже covid-диссидентом назвать нельзя.

Но самая главная засада в другом. Мы уже знаем, что штаммы ковида сменяют друг друга. Нам говорят, что нельзя получить иммунитет надолго, неважно возник он естественным образом (через болезнь) или стал результатом прививки. Соответственно, если исходить из господствующей парадигмы, предполагающей, что в расчёт берётся только искусственный иммунитет, получается, что необходима регулярная ревакцинация. А это в свою очередь означает, что контроль за тем, кто прошёл очередной цикл, а кто ещё нет, должен быть постоянным. Следовательно, QR-код – вовсе не временная мера. Мы вступаем в эпоху, когда для получения жизненно важных благ, нужен специальный допуск, особая метка лояльности. Система, предусматривающая необходимость подобного допуска, называется тоталитарной. 

Иными словами, мы стоим на пороге неототалитаризма, сочетающего принуждение к «правильному» поведению классическим методом ограничения прав с высокотехнологичными методами контроля.

Интересно, что указ, вводящий элементы неототалитаризма вышел аккурат 22 июня – в день 80-летия начала войны. В той войне мы победили, чем закончится история с ковидом – не очень понятно.  Конечно, это может быть просто совпадением. Возможно, мы имеем дело просто с необдуманным копированием западных решений и некоторой паникой в верхах на фоне новой волны заболевания. Лучше было бы так, поскольку альтернативный вариант – и грустный, и страшный.


На сайте: http://culturolog.ru/content/view/4149/20/