January 30th, 2021

Технология общения

Автор: Михель Гофман


В обществе, где в отношениях людей главным является экономический интерес, отношение к другим как личностям подменяет интерес к их социальной роли. Не кто он, а что он делает, чем он может быть полезен.

Уникальность, своеобразие характера, поведения, взглядов, которые когда-то были главным центром притяжения людей к друг другу и главной темой искусства, не исчезли, но потеряли свой статус в шкале общественных ценностей.

В предшествующую эпоху многообразные, внеэкономические связи наряду с другими формировали и личность, каждый был уникален в результате бесконечного множества уникальных отношений, их бесконечной импровизации. Но в обществе, где экономика играет доминирующую роль, импровизация стала неприемлемой.

Общественная структура становится всё сложнее, появляется множество новых и разнообразных связей, в которых каждый вынужден проигрывать многие социальные роли. А создавать каждый раз собственный рисунок роли в ускоряющейся динамике жизни становится невозможным .

В жизненном театре современной цивилизации, в котором любая импровизация, любая неконтролируемая эмоциональная реакция, т.е. отклонение от написанного текста, может привести к провалу всего спектакля, – все актеры. Поэтому каждый использует штампы поведения, принятые в той или иной общественной среде. Сохранение свой уникальности, т.е. нарушение общепринятых стандартов поведения, подрывает основное требование к отношениям к человеческим связям. Они должны быть функциональны.

Функциональность отношений нейтрализует не только эмоциональное содержание общения, она вырабатывает безразличие к другим людям, как уникальным личностям.

«Интерес к индивидуальности принятого в Европе представляет угрозу эффективности деловых отношений, в которые в США втянуты, в той или иной форме, все. Эмоциональный аспект отношений вносит в них непредсказуемость, поэтому тщательное соблюдение предписанных правил и трафаретов, стандартизация поведения и форм общения становится обязательным, что делает человеческие контакты здесь такими скучными и однообразными.» – Джон Чапмен, английский социолог.

«Многие опасаются проявлять свои эмоции не только с другими, но и с супругом (ой), так как видят во всех окружающих конкурента, который может использовать эмоциональную открытость в своих целях.» – Эрика Йонг, автор бестселлера 80-х годов «Fear of flying».

Эмоциональная свобода имеет негативный потенциал. Она выходит за пределы рационального контроля и, следовательно, разрушительна. Трагедия любви в мировой литературе – Отелло, Ромео и Джульетта, Елена и Парис, Тристан и Изольда – демонстрируют опасность непосредственного чувства.

В поэтической форме об этом сказал поэт Руперт Брук: «Любовь раскрывает цитадель сердца и делает нас игрушкой случайности, игрушкой судьбы.».

Рациональный контроль эмоций в современном обществе перенесен из деловых отношений и в отношения полов. Как и в бизнесе, функциональность и эффективность в них – доминирующее качество. Сексуальная эффективность в постели стала такой же обязательной, как и эффективность на рабочем месте. Сама семантика мира секса совпадает с риторикой бизнеса. Совместные усилия, опыт и старание, «coordinated effort, practice and study» и «performance».

Само слово «любовь» исчезает из обихода, так как любовь исчезает из самой жизни. Её заменило слово «секс». Любовь уникальна, как уникально любовное чувство. Секс же во многом – импровизация внутри принятых стандартов, он не требует индивидуальности партнеров.

Иммигрант из Восточной Европы поражен отсутствием у американцев, привычной для него, эмоциональной насыщенности контактов: «Люди и их отношения кажутся нереальными, если не сказать дефективными. Такое впечатление, что у них отсутствует эмоциональная реакция, что у них нет ни драм, ни трагедий. Люди не хотят думать или говорить о многих аспектах жизни. Они скрывают реальность за плоскими декорациями фальшивого благополучия»

Сам интерес к внутреннему миру другого рассматривается или как бестактность, или как попытка манипуляции.

Социолог Филип Слатер объясняет отсутствие глубины отношений в американской культуре тем, что Америка – это страна иммигрантов:

«Кто составлял основной контингент иммигрантов? С одной стороны, это были люди полные энергии, амбициозные и полные уверенности в своих силах. С другой стороны, это была та порода людей, которые, столкнувшись с препятствиями, бросают начатое и двигаются дальше в поисках более легких путей. Таким образом, львиную долю новых американцев составили те, кто не хотел связывать себя долгосрочными обязательствами, те, кто ставил успех выше человеческих связей, эгоцентрики, для кого личное преуспеяние было важнее всех человеческих гуманистических ценностей и морали.»

Но главной причиной отсутствия интереса к внутреннему миру других, сама система жизни, в которой самый интересный человек – успешный человек.
Полный текст статьи на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3635/77/