July 23rd, 2020

Сказки, ожившие в серебре

В Музе янтаря (г. Калининград) с 27 июля по 9 августа 2020 г. пройдёт выставка «Сказки, ожившие в серебре». Свои изделия представит завоевавший мировую известность Волгореченский ювелирный завод «Русское серебро».

Коллекция «Курочка ряба»

Предметы из коллекций столового серебра «Гуси-лебеди», «Золотая рыбка», «Конек-горбунок», «Курочка ряба», «Царевна-лягушка», «По щучьему велению» пробуждают воспоминания детства, удивляют зрителя сложностью композиционного решения, тщательностью отделки и тонким проявлением чувства юмора. Сюжеты одноименных русских народных сказок и былин мастера использовали при изготовлении предметов сервировки стола – солонок, икорниц, подстаканников, сахарниц, лопаток, подставок и др. Применялись традиционные технологии: художественное литье, филигрань, гравировка, чеканка, ручное золочение и оксидирование.

Русский стиль, в котором работает Волгореченский ювелирный завод, был создан в XIX веке и получил мировое признание. Город Волгореченск возник в середине XX века на месте деревень Сидоровской волости, известной своими мастерами-серебряниками. Национальная школа русского художественного серебра стала  крупным художественно-эстетическим явлением в мировом прикладном искусстве XIX–XX веков. Волгореченский ювелирный завод считает одной из своих задач возродить «Русский стиль» в его лучших традициях, а также восстановить его престиж на международном рынке.

Основное направление деятельности завода – выпуск авторских коллекций столового серебра. Мастера обращаются к памятникам древнерусской литературы, переводят в пластические образы присущие российской культуре ценности и при этом сохраняют утилитарные качества предметов.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3887/31/

Коллекция чайных ложек с подставкой «Конек-горбунок»Набор для торта «Жар-птица»Салфетница «Землянка»Ваза «Гуси-Лебеди»Коллекция «По щучьему велению»



Знания — массам



Автор Михель Гофман

«Наша цивилизация хвастается распространением образованности и знания, а распространяет невежество и беспомощность».

    Бернард Шоу

Павел Кучинский Процессор

Существует огромная мифология, связанная с образованием и приобщению к знаниям. Они расширяют кругозор, дают возможность выработки собственного мнения, формируют полноценного человека, приобщают его ко всему богатству культуры. Но широко разветвленные системы массового образования ХХ века поставили на конвейер выпуск, по термину, запущенному в употребление Солженицыным, «образованщины», специалистов, не знающих ничего, кроме своего дела.

Знание в условиях экономической демократии необходимо лишь для подготовки квалифицированной рабочей силы. Рыночное общество не нуждается в гуманитарном знании, цель которого — формирование понимания общественных процессов и обогащение интеллектуальной и эмоциональной жизни. Гуманитарное знание дает осознание мира и осознание себя в этом мире, а в рыночном обществе это знание опасно для системы.

Раньше считали, что раб подчиняется хозяину, пока он безграмотен, пока он не понимает природы общества, которое превратило его в раба, но, даже не понимая механизма общественной системы, он стремился стать свободным. Сегодня большинство работников в индустриальных странах понимают, что они не больше, чем винтики индустриальной машины, что они свободны только как производители и потребители, но в процессе борьбы за выживание они безропотно принимают свою роль рабов системы

Казалось бы, что образование может дать ключи к пониманию и, следовательно, к сопротивлению системе. Но, если это так, то почему многие поколения выпускников университетов не превращаются в критиков системы, а, приходя в нее в качестве работников, забывают об уважении к истинному знанию и правде, которое им прививали в университете?

По-видимому, этические нормы и понимание механизмов системы, которые получают студенты в университетских «замках из слоновой кости», не выдерживают пресса реальной жизни, а средства массовой информации обладают большей силой убеждения, чем университетские профессора. Блистающий эрудицией профессор имеет низкий социальный статус, потому что: «тот, кто умеет, делает, кто не умеет, учит». После окончания университета выпускники, входя в деловой мир, утрачивают всякий интерес к знаниям, не приносящим доходы, так же, как и все население в целом.

Литературный критик Освальд Вейнер, исследуя комиксы — рисованные картинки с рисунками (самый популярный вид чтения), — отмечал, что наличие ума у героев этого жанра ставит персонаж в разряд отрицательных. Наличие интеллектуальных способностей выше нормы, то есть выше посредственности, в глазах читателя — патология, претензия быть лучше других.

Сам образ жизни воспитывает неприязнь к широте восприятия мира, глубине знаний, пониманию сложности общественной жизни. Эти качества не имеют ценности в общественном мнении, зато практическая информация ценится высоко, она гарантия жизненного успеха.

В прошлом источником богатства была земля, сегодня источником богатства является информация. Количество информации увеличивается с каждым годом, увеличивается количество газет, книг, журналов, телевизионных каналов, с невероятной скоростью развивается Интернет. 40 лет назад американское телевидение предлагало 4 канала, сегодня более 500 каналов, 40 лет назад количество радиостанций было чуть больше 2,000, сегодня более 10,000. Это они формируют мировоззрение и образ жизни. Это они являются институтом образования, воспитателем масс.

Обращаясь к многомиллионной аудитории, масс-медиа представляет лишь тот спектр тем и мнений, который соответствует их задачам как коммерческим организациям и взглядам заказчиков, рекламодателей.

Норман Роквелл Визит к редактору

Норман Роквелл "Визит Нормана Роквелла к редактору", 1946

Теле- или радиоканал, газета, журнал никогда не поместит мнение, которое бы противоречило интересам рекламодателя, так как реклама составляет основной источник дохода всех средств масс-медиа. Общественному мнению, безусловно, есть место в средствах массовой информации, но только в том случае, если оно совпадает с мнением и интересами корпораций.

Масс-медиа пытается представить себя как общественный институт, задача которого —служить общественным интересам, представлять весь спектр мнений и взглядов. Но даже неискушённому наблюдателю видно, что несмотря на многочисленность и разнообразие тем, различной манеры подачи, у всех одна и та же унифицированная позиция, заданная теми, кто контролирует каналы информации.

Мнения, противоречащие линии, принятой средствами передачи информации, не появляются ни на одном массовом канале. Разнообразие оценок существует, оно необходимо для создания у зрителя впечатления существующей острой дискуссии, но дискуссии, как правило, затрагивают лишь периферийные темы, это бури в стакане воды.

«Свобода мнений гарантирована лишь тем, кому принадлежат средства передачи мнений», — гласит старая истина, и это не мнения, взгляды массовой аудитории, а мнения и взгляды владельцев средств массовой информации. Но, даже когда представляютcя темы, волнующие все общество, они проходят многоступенчатый процесс обработки, стерилизации, в котором утрачивается глубина и объем обсуждаемых проблем.

В массовом сознании существуют две реальности: реальность фактов жизни и виртуальная реальность, создаваемая масс-медиа. Они существуют параллельно. Средний читатель или зритель может верить или не верить тому, что видит на экране компьютера, телевизора или читает в газете, это, в конечном счете, ничего не меняет, так как других источников у него нет. Он знает только то, что ему “положено знать”, поэтому он не в состоянии задавать “неправильные” вопросы.

Авторитарные общества могли примириться с тем, что люди говорят одно, а думают другое, достаточно того, чтобы они подчинялись. Но откровенная лживость политической пропаганды приводила к сопротивлению, промывка мозгов часто не достигала своей цели. Демократическое общество, усвоив уроки истории, отказалось от откровенной лжи, от доморощенных, плоских пропагандистских трюков и использует приемы психологической манипуляции.

В период Великой депрессии газеты, радио, Голливуд, уделяя огромное внимание деталям жизни “великого гангстера” Диллинджера, уводили публику от опасной темы — причины экономического краха. Миллионы лишились средств к существованию, но мало кто понимал систему обмана, проведённого финансовой элитой. Фигура грабителя-одиночки заслонила собой фигуры тех, кто ограбил всё общество. Пустые погремушки сенсаций отвлекали публику от наиболее важных аспектов их жизни.

Пропаганда экономического общества не занимается прямой промывкой мозгов. Она использует мягкие, малозаметные терапевтические приемы, направляющие чувства, желания, мысли в необходимое русло, в котором сложность и противоречивость жизни выражается элементарными формулами, легко воспринимаемыми людьми любого образовательного ценза, и они закрепляются в массовом сознании благодаря профессиональному мастерству и впечатляющей эстетике.

В условиях демократии не существует государственной цензуры; прямая цензура неэффективна, гораздо действеннее самоцензура работников индустрии информации. Они отлично понимают, что их профессиональный успех полностью зависит от умения чувствовать, в чем нуждаются те, кто обладает реальной властью. В их среде попытки представить своё мнение, противоречащее общепринятому, воспринимаются как непрофессиональное поведение. Профессионал служит заказчику и не должен кусать руку, которая его кормит.

Средства массовой информации убеждают читателя, зрителя сделать “правильный выбор”, который, по существу, не в его интересах, но он вряд ли решится поделиться с кем-то своими крамольными мыслями; он боится быть не как все, вполне возможно, что что-то не в порядке с ним самим, все не могут быть неправы.

«Общество накладывает запрет на мнение, отличающееся от общепринятого, что ведет к отказу от собственных размышлений», — писал Алексис Токвиль в начале 19-го века, а так как мало кто решается вступать в конфликт с мнением большинства, собственным мнением становится стереотипный набор общепринятых представлений и идей.

Полный текст статьи на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3483/62/