February 11th, 2019

Прекариат – новый опасный класс

Автор: Гай Стэндинг

Прекариат развился в условиях либерализации общественной жизни, лежащей в основе процесса глобализации. Политикам уже стоит опасаться. Это новый опасный класс, хотя он еще не представляет собой того, что Карл Маркс называл классом «для себя»; прекариат — пока — класс «в себе», раздираемый ожесточенной внутренней борьбой.

Он состоит из множества необеспеченных людей, живущих чёрти какой жизнью, работающих в случайных и постоянно меняющихся местах без всяких перспектив профессионального роста; прекариат — это миллионы разочарованных молодых людей с образованием, которым совершенно не по душе то, что их ждет впереди; миллионы женщин, сталкивающихся с жестоким обращением на депрессивной работе; постоянно растущая армия тех, кто отмечен клеймом преступника на всю жизнь; миллионы «нетрудоспособных» и мигрантов по всему миру. Они, в отличие от полноценных граждан, являются просто «обитателями», чей круг социальных, культурных, политических и экономических прав значительно урезан.

В отличие от пролетариата — индустриального рабочего класса, существование которого послужило основой для всей социал-демократической политики 20-го века, — отношение прекариата к производству определяется как частичное участие в трудовом процессе в сочетании со значительной долей так называемого «труда за работу» — постоянно растущего объема неоплачиваемой деятельности, совершать которую необходимо для того, чтобы не потерять рабочее место и, гипотетически, заслужить возможность получать в будущем более щедрое вознаграждение.

Рост численности прекариата как класса был обусловлен финансовым шоком, повлекшим за собой увеличение количества временных рабочих мест, учащение случаев лизинга персонала, расширение практик по аутсорсингу и отмене связанных с зарплатой льгот, предоставляемых фирмами. Этот шок стал концом эпохи заблуждений, в течение которой стандарты жизни рабочих поддерживались налоговыми льготами, субсидиями и дешевыми кредитами. Однако ничто не смогло сдержать ход глобализации, логика которой с неизбежностью привела к понижению оплаты труда на «Западе».

Итак, прекариат разрастается. Большая часть его членов не принадлежит ни к каким профессиональным или ремесленным объединениям; никто из его числа не обладает исторической памятью, к которой можно было бы обратиться за поиском ответов; над их головами и головами их собеседников не нависает тень будущего, превращающая активистов в соглашателей. Самыми большими опасностями в этом ключе видятся возможный рост социальных недугов и вероятность того, что политики-популисты начнут играть на страхах и неуверенности людей в завтрашнем дне, создавая своими заявлениями о том, что во всех бедах виновато «большое правительство» или «чужие», угрозу возникновения неофашизма.
<...>
Прекариат не обладает контролем над собственным свободным временем; прекариат не защищен экономически. Многие из его представителей попадают в «ловушку прекаризации». Это одна из наиболее распространенных ситуаций, вызванная к жизни дурацкой политикой «поддержки» беднейших слоев населения при помощи субсидий. Ловушка прекаризации возникает благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, процесс оформления льгот требует от людей, находящихся на грани нищеты, определенного количества свободного времени, что ведет к тому, что их трудности видятся со стороны не такими уж значительными. Во-вторых, однажды получив доступ к льготам «по бедности», эти люди не видят никакого смысла в том, чтобы устраиваться на временные, низкооплачиваемые рабочие места.

Многие из тех, кто еще не оказался в рядах прекариата, чувствуют, что это может случиться с ними в любую минуту. Они боятся превратиться в бездомных, все имущество которых умещается в паре пластиковых мешков. Многие из них страдают от прекаризации сознания и, не будучи в силах изменить свое Я, попусту тратят время в интернете или убивают его каким-либо иным способом.

Полная версия статьи - на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3086/64