January 13th, 2019

(no subject)

Автор: Ирина Морозова
"И останутся от нас одни аватары… "(Из диалогов со студентами )

В эпоху цифровых технологий возникают формы бытийности человека, в которых технико-технологическая, информационная составляющие становятся сущностной определенностью образа проживания человека. Бытийность является проблемой, фундаментальной для философии культуры, предполагающей и общефилософские подходы к исследованию данного сущностного свойства миробытия. В культуре материально-предметная и духовная бытийности представляют собой продукт деятельности человека.

В совокупности определений культуры, наряду с ее определением как ценности, нами принимается к рассмотрению аспект созидания, воплощенности, как реализации духовно-творческой сущности культуры; понимание культуры как процесса и меры реализации сущности человека, его сущностных сил. Культура – творчески созидательная деятельность по преобразованию природы и общества, результатами которой является постоянное созидание, пополнение и распределение материальных и духовных ценностей, совершенствование всех сущностных сил

Предметом внимания в статье является феномен, полагаем, получивший статус универсальности жизнебытия, именно, – нераздельность человека и технико-коммуникативного средства, объединяющего в себе функции мобильного интернета, телефона, телевизора (в частности, смартфона, или, более конкретно, – смартфона iPhone).

Объединение упомянутых выше технико-информационных функций, в сочетании с мобильностью, позволяет современному человеку, по существу в каждый момент своей личностной бытийности, реализовывать свое присутствие в качестве потребителя и активного субъекта информационного пространства. В этой ситуации смартфон, как мобильное средство связи, приобретает дополнительные эмоционально-ценностные и иные антропологические характеристики, выходящие за рамки его значения как всецело технико-технологического средства. Так, например, в рекламе iPhone однозначно вычитывается отнесенность к тому, что это не просто телефон, а «совершенно новый взгляд на жизнь». Данные информационно-коммуникационные мобильные средства, включаясь в персональное жизне-пространство, выступают в роль реальной стороны диалога в культуре. Современный человек обращается к смартфону практически чуть ли не каждое мгновение своей жизни; не только в связи с конкретным информационным запросом, а и в ситуации эмоциональной, аксиологической неопределенности.

Отмеченные выше обстоятельства приводят к практически неограниченному, беспредельному потреблению информационного поля (включающего непрерывное обращение к персональной новостной ленте в социальных сетях самого разного рода). Современные мобильные технико-технологические информационные средства являются неотъемлемой частью образовательного процесса, сообщая последнему черты, содержащие потенциально и актуально нивелирующие саму суть традиционной его структуры: преподаватель – обучаемый. Мобильное средство связи, виртуально репрезентирующее в буквальном смысле весь макрокосм, отраженный в потребностях человека как микрокосма, становится технико-информационным, цифровым аналогом самого субъекта культуры.

Обратим внимание, что пафос наших размышлений – отнюдь не в отрицании современных цифровых технологий, процесса усовершенствования много-функциональных коммуникационных средств. В данном случае, повод к озабоченности со стороны философов, культурологов, на взгляд автора – в феномене их ценностной самодостаточности, уникальности для жизнебытия человека, возможности замены реального жизненного общения, антропологического диалога, а также – постоянного присутствия, активного доминирования в культурном процессе, жизненном пространстве миробытия человека.

Виртуальная реальность предполагает неограниченные возможности для потребителя культуры, не требуя от него взамен ничего, никакого ответа, деятельности, никакого подвига. Реальным участником, культурным субъектом диалога становится технико-технологический элемент, удерживающий аксиологическое значение, антропологический статус для человека.

Современная культура сохраняет свое многообразие, включающее как доминантные цифровые идентификаторы персонального общения, так и классические антропологические формы. Новое лицо культуры воплощается в семиотических кодах, привычных не для всех. Однако основания для оптимизма остаются, поскольку культура, будучи сложно –организованной системой, способна к отбору лучшего, аккумулируя в себе опыт духовных традиций, вопреки всем деформациям, сопровождающим процесс любого развития.