September 4th, 2018

Шедевры Лейденской коллекции - в Эрмитаже

С 5 сентября 2018 г. по 13 января 2019 г. в Государственном Эрмитаже пройдёт  выставка «Эпоха Рембрандта и Вермеера. Шедевры Лейденской коллекции». Лейденская коллекция, названная в честь нидерландского города, где родился Рембрандт, была основана в 2003 году Томасом Капланом и его женой Дафной Реканати-Каплан и включает около 250 живописных и графических работ.

Карел Фабрициус. Явление ангела Агари. Около 1645

Коллекция впервые была показана миру в 2017 году в Лувре. В России данная коллкция выставлялась в Москве в ГМИИ им. Пушкина .

Супругам Каплан, страстно влюбленным в творения Рембрандта и мастеров его времени, удалось в наши дни, когда творения гениев классического искусства уже давно распределены между крупнейшими музеями и частными собраниями, имеющими глубокие исторические корни, успешно осуществить, казалось бы, несбыточный проект: собрать с нуля представительную и разнообразную по тематике коллекцию картин Рембрандта, Франса Халса, Яна Вермеера Делфтского и многочисленных камерных произведений лейденских мастеров — представителей так называемой тонкой живописи (fijnschilderei).

В экспозицию вошли 82 произведения выдающихся голландских живописцев из Лейденской коллекции, в том числе 12 картин Рембрандта (включая работы как раннего лейденского периода, так и более поздние), работы Франса Халса и Иоханнеса Вермеера, а также учеников Рембрандта (Геррита Дау, Фердинанда Бола и Говерта Флинка). В состав выставки вошли также два великолепных рисунка: «Отдыхающий молодой лев» Рембрандта и «Голова медведя» Леонардо да Винчи.

Выставка в Эрмитаже отличается тем, что в ее состав включены восемь эрмитажных шедевров. Картины школы тонкой живописи вступают в диалог с произведениями из Лейденской коллекции. Некоторые являются различными вариантами одного сюжета, например, изображения пожилой женщины у камина Якоба Врела или «Торговка сельдью» Геррита Дау. Некоторые из них образуют пары, например, эрмитажная картина «Разбитое яйцо» Франса ван Мириса Старшего, изображающая молодую крестьянку, вероятно, составляла пару к «Отдыхающему путнику» ван Мириса Старшего из Лейденской коллекции. Это предположение подтверждается размерами работ и зеркальностью композиций. Другие работы также имеют точки соприкосновения. Так, на одной из самых ранних картин Геррита Дау – «Старик, рассматривающий глобус» (известна также под названиями «Географ», «Астроном», «Гераклит») из собрания Эрмитажа – запечатлен пожилой мужчина. Этот старик-натурщик, условно называемый в литературе «отцом Рембрандта», неоднократно встречается в произведениях как самого Дау, так и других живописцев. Очевидно, эта же модель – старик в широком одеянии и маленькой теменной шапочке – изображена в овальной композиции Дау «Ученый, затачивающий перо», принадлежащей Лейденской коллекциию

Подробнее на сайте: http://culturolog.ru/content/view/3255/31/


"Трансцендентальная эстетика" И.Канта в доступном изложении

Автор: Труфанов С.Н.
Сегодня человечество изучает науку о мышлении – логику, основываясь на тех первичных наработках, которые были сделаны Аристотелем два с половиной тысячелетия назад. В условиях господствовавшей тогда созерцательной картины мира ему удалось описать некоторые формы мысли, посредством которых наше мышление разносит единичные предметы по общим понятиям. Откуда берутся сами эти формы, как возникают общие понятия, и как мышление должно дальше работать с ними (понятиями), на эти вопросы Аристотель не мог дать ответа. Слишком юна была наука его времени.

Спустя два с лишним тысячелетия немецкий философ Гегель разработал полный вариант науки о мышлении, который он назвал «Наукой логики». Долгое время его логика оставалась малопонятной, но в последние десятилетия появились доступные версии её изложения. Это создало возможность для перехода нашего образования от изучения юной логики Аристотеля к изучению зрелой «Науки логики» Гегеля. Сделать это будет непросто – слишком велика накопившаяся за минувшие тысячелетия инерция, но работать на этом направлении необходимо. Речь в данном случае идёт о качестве мышления современного человека, посредством которого он «творит, выдумывает, пробует».

Ключевую роль для обоснования необходимости этого перехода играет «Критика чистого разума» И. Канта. Она является связующим звеном между логикой Аристотеля и «Наукой логики» Гегеля и именно она позволяет увидеть как различие, так и преемственность этих двух вариантов логики. Но что бы мы смогли воспользоваться «Критикой чистого разума» её так же необходимо переложить на доступный для широкого круга читателей язык.

Малопонятный текст произведений Канта можно объяснить тремя причинами. Во-первых, их новаторским содержанием, которое, как и всё новое вообще, не сразу находит свою оптимальную форму. Во-вторых, в ту историческую эпоху учёным приходилось писать свои труды обычным пером при свечах, поэтому многократно переписывать их в целях нахождения более удобных для читателя формулировок, было делом весьма непростым и затратным по времени. В-третьих, в годы жизни Канта ещё не обо всех вещах можно было говорить и писать открытым текстом. Если бы смысл целого ряда его положений стал доступен его современникам, то сам он подвергся бы серьёзным преследованиям, как со стороны церкви, так и со стороны государства. Учитывая это обстоятельство, Кант, как и многие другие философы того времени, вынужден был излагать свои мысли с большой осторожностью, применяя во многих случаях нарочито сложный язык. – Достаточно вспомнить Людвига Фейербаха, который спустя полвека после выхода «Критики чистого разума» опубликовал свою работу «Мысли о смерти и бессмертии», где позволил себе излишнюю ясность суждений. Расплатился он за это тем, что был пожизненно лишён права преподавания, а книга была уничтожена.

Названные причины – новизна задач, объёмность содержания и осторожность формулировок – обусловили тяжёлый язык произведений Канта и, как следствие, их плохое понимание. Не секрет, что и в наши дни многие преподаватели философии испытывают большие затруднения при рассмотрении этой сложнейшей темы, ограничиваясь, как правило, поверхностной подачей материала.

Автор данной статьи предлагает свой вариант прочтения и доступного изложения первой части «Критики чистого разума» – «Трансцендентальной эстетики». Поддержкой ему служит наказ самого Канта придать его трудам более ясную форму. В предисловии ко второму изданию «Критики чистого разума» он дважды высказывается в том духе, что тем людям, которые «обладают способностью ясного изложения, я предоставляю [право] завершить работу над кое-где неудовлетворительной формой моего изложения. Быть опровергнутым в данном случае опасаться нечего. Опасаться следует другого – остаться непонятым».
Читать дальше на сайте: http://culturolog.ru/content/view/2836/72/