December 25th, 2017

Кто защитит Хеорот?

Автор Санников С.В.

Данная публикация представляет собой заключительную главу книги "Семиозис власти в семантическом типе культуры: мифы, чудовища, (интер)тексты".

Полный текст книги>>>

Джон Хоу Хеорот, Беовульф

Поскольку в реалиях современного информационно перегруженного общества исследователь не может позволить себе роскошь порождать очередной шаблонный текст, который, согласно меткому определению Р. Барта что-то «лепечет» (babille), я предлагаю в завершающей части данного труда вместо перечисления всего ранее сказанного сосредоточиться на главном.

Современный автор помещен в ситуацию лабиринта. Блуждая по интеллигибельным коридорам смысла, рано или поздно он сталкивается с чудовищем. Это чудовище может представать в самых разных обличьях (Левиафана, Капитала, Дискурса, Власти, Танатоса), но за всеми этими масками проступает единая природа мифологического монстра, рыскающего по лабиринту в поисках очередного архетипического Героя, вступающего в борьбу со злом.

«Некогда мы полагали, что власть – это сугубо политический феномен; ныне считаем, что это также феномен идеологический, просачивающийся даже туда, где его невозможно распознать с первого взгляда, – в социальные учреждения, учебные заведения и т. п., но в конечном счете мы все-таки уверены, что власть едина. А что, если она множественна, если властей много, как бесов? «Имя мне – Легион», – могла бы сказать о себе власть: повсюду, со всех сторон, нас окружают всевозможные лидеры, громоздкие или крохотные административные аппараты, группы давления и подавления; отовсюду раздаются «ответственные» голоса, берущие на себя ответственность донести до нас самый дискурс власти – дискурс превосходства. И мы начинаем догадываться, что власть гнездится в наитончайших механизмах социального обмена, что ее воплощением является не только Государство, классы и группы, но также и мода, расхожие мнения, зрелища, игры, спорт, средства информации, семейные и частные отношения – власть гнездится везде, даже в недрах того самого порыва к свободе, который жаждет ее искоренения».

Отношение теоретиков семиотики к проблеме власти, как можно видеть по приведенной выше пространной цитате Р. Барта, весьма сложное. Французская семиотическая школа, тесно связанная с философией постструктурализма, представляет собой интеллектуальное направление, не чуждое политической прагматике, при этом, проблема власти в работах классиков данной школы выходит далеко за рамки политического в пространство языка и коммуникации. В эпистеме постстмодерна автор упраздняет себя, становясь своеобразным Героем интертекста, осуществляющим деконструкцию дискурса / власти. Но подобная борьба с чудовищем, как мы помним, содержит риск превратить Героя в не менее грозного монстра, вступающего в борьбу против любых консервативных смыслов.

Полный текст на сайте:
http://culturolog.ru/content/view/2583/62/