December 16th, 2017

Третье искусство: наступит ли новая эпоха в эстетике?

Автор: Андрей Карпов

Эстетическое начало присуще человеку, но его проявления меняются с ходом истории. Сегодня мы стоим на пороге масштабного перерождения эстетики, в результате которого может появиться качественно новое "третье" искусство, которое настолько же отличается от привычного искусства нашего времени, как оно - от синкретического искусства.

Искусство можно определить как неутилитарную деятельность, имеющую целью воздействовать на органы чувств человека. Под утилитарной деятельностью следует подразумевать любые действия, которые оправдываются какой-либо внеположной им необходимостью. Смысл таких действий приходит извне. Мастер создаёт вещь, поскольку она нужна в быту или в производстве. Обыденная речь возникает при обращении к другим людям, от которых мы что-то хотим, пусть даже это что-то – такие сложные движения души, как понимание, внимание или любовь. Религия – это ответ человека на смыслы, приходящие извне материальной реальности. Искусство же не требует внешних стимулов. Оно возникает как необязательная надстройка над обыденностью, объединяя действия, производимые сверх неизбежных реакций на вызовы бытия.

Само понятие искусства формируется как расширение за границы утилитарного. В нем угадываются отзвуки интеллектуальной борьбы за допустимость подобного расширения. Человеческий ум, склонный к прагматизму, не сразу признал право искусства на самостоятельное существование. Наше слово искусство восходит к слову искус, имеющее значение "опыт". Опытный, искушенный, искусный – семантический ряд, описывающий формирование настоящего профессионала, мастера своего дела. Ту же семантику мы находим и в греческом языке. Слово τέχνη ("техне") первоначально обозначало лишь мастерство. Неслучайно от этого корня образовано современное слово "техника". Техника – это собственно умение, воплощенные знания. Но, оказывается, чтобы считаться настоящим мастером, одного умения недостаточно. Необходимо обладать кое-чем ещё, а именно – способностью выходить за пределы голой утилитарности. С помощью знаний мастер отвечает на вызов необходимости, но если он действительно мастер, данный им ответ всегда будет больше вызова, который его спровоцировал. В ответе будет присутствовать не только реализация прямой потребности, но ещё и то, что мастер добавит от себя – дополнительные смыслы, переданные с помощью особых приёмов. Вот эти приёмы, которые теперь называются средствами эстетического выражения, и превращают технические навыки в подлинное мастерство. Проще говоря, мало сделать хорошо, надо сделать ещё и красиво.

Искусство зародилось внутри мастерства – как некий прибавочный продукт, получаемый сверх простого воспроизводства смыслов. Но если есть какой-то продукт, то может быть и деятельность, специально направленная на его получение. Так искусство высвободилось из утилитаризма, обретя самостоятельное существование в качестве отрасли эстетического производства.

Не будучи вызванным смыслами, приходящими извне, искусство само генерирует смыслы, являясь ключом, бьющим на дне ложа культуры и наполняющим её своею водой. Вклад этот весьма значителен. Искусство не создаёт всей культуры, но оно – первое, что бросается в глаза.

Читать статью полностью на сайте:
http://culturolog.ru/content/view/2537/76/