December 6th, 2013

О птичках, которые в стае не летают - Анализ "Чайки" Ричарда Баха

Автор: Анатолий Лунев

Чайка
  Георгий Дмитриев "Чайка", 2008
  01.09.2012 на одном из островов архипелага Сан-Хуан в штате Вашингтон в США, во время приземления разбился самолет-амфибия, которым управлял 76-летний писатель Ричард Бах. Писатель остался жив, но серьёзно пострадал, у него травмы головы и сломано плечо. Через два дня после авиакатастрофы он пришёл в сознание.
   Первая же книга Ричарда Баха,  изданная в 1970 году новелла «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», стала мировым бестселлером. Эту книжку не только читают, но и перечитывают, переслушивают в аудио-плейерах, и даже пытаются на ёё основе выстраивать свою личную жизненную философию.  У молодых людей, только вступающих во взрослую жизнь, эта новелла зачастую взрывает сознание. У моей дочери был отрезок в жизни, когда аудио-версия «Чайки» звучала в её наушниках ежедневно. Поэтому и взрослые, состоявшиеся люди не потратят время зря, если прочтут её – полезно иметь представление о том, что «цепляет» их детей.  
   Кроме того, эта книжка помогает увидеть внутреннюю пружину резкой антропологической динамики, тектонических сдвигов в общественном сознании, которые наиболее явственно проявляются в доходящем до социопатии, смещении привычных понятий о добре и зле, норме, приличиях. Наши представления об истоках зла, которое атакует фундамент русской (да и мировой) цивилизации, страдают поверхностностью. Мы привыкли довольствоваться тривиальными объяснениями: материализм, бездуховность, падение нравов, вредные идеологии, масскульт, влияния извне…  А тем временем зло модернизируется, его новые разновидности становятся всё более рафинированными и быстрорастворимыми. Поэтому нам порой трудно понять: какая же душевная боль или потребность побуждает новоявленного либерального хунвейбина исторгать истошный вой: «Ну скорей бы ре-во-лю-ю-ц-и-я-я!!!»
   В своём интервью представителям польских средств массовой информации в ходе визита в Польшу в августе 2012 г. Святейший Патриарх Кирилл заявил: «И в России, на всем пространстве Русской Церкви мы сегодня сражаемся с этими двумя вызовами — это и рудиментарные влияния эпохи атеизма, и новая волна секуляризации и радикального либерализма». [2] И если с первым вызовом всё вроде бы ясно, то сущность второго вызова значительно шире обозначенных идеологических и политических рамок. В последнее время всё более злободневными становятся вопросы: в чём сущность конфликта либерализма и христианства, можно ли быть одновременно либералом и христианином, какая религия наиболее близка либеральной идеологии?
   Принимаясь исследовать «второй вызов», мы должны обратиться к его социо-гуманитарным и духовным истокам. Социальная почва этого явления коренится в популяции т.н. «среднего» или «креативного» класса, яппи, ореолом обитания которого являются крупные города всего земного шара. «Духовной пищей» для этого культурного слоя служит мутная баланда, в которой перемешаны необуддизм, оккультизм, Нью Эйдж, «духовные практики», wellness, психотренинг и психоанализ, позитив, креатив, перфекционизм, виртуализация сознания, свободобесие, культ человекобога… Этот перечень можно продолжать дальше, мы же остановимся и попытаемся настроиться на эту волну, используя в качестве камертона сказку, полную романтики и пафоса - «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Ведь чтобы победить врага, полезно его не только изучить, но и почувствовать.
   Пройдёмся по сюжетной канве «Чайки» и попытаемся спроецировать её идеи на современный гуманитарный контекст.

Полный текст статьи на сайте CULTUROLOG.RU>>>