October 21st, 2012

О проблемах молодежного патриотизма в современной России

Автор М.В. Гуреев, к. филос. н., доцент   

    Как неоднократно отмечалось многими исследователями советских и постсоветских лет, «содержание патриотизма зависит от кон­кретно-исторических условий жиз­ни общества, его классов, полити­ки господствующих групп, целей и задач, стоящих перед ними»/ Не стала исключением и та эпоха, в которую живём и мы с вами. Вдвойне актуальная тема для рассмотрения – молодёжный патриотизм, ибо ему, в силу неестественного «омоложения» населения в нашей стране, суждено сыграть ключевую роль в будущем России.

          Патриотизм – это, по определению, Любовь к Родине, а Любви нельзя научить. Можно лишь помочь людям раскрыть в себе этот безграничный и искренний потенциал Любви. Только на примитивно-бытовом, житейском уровне могут утверждать, что «можно и мартышку научить курить». Можно-то можно (в физическом, но не в моральном смысле!), только какой в этом будет прок и для кого? Этот навык для обозначенного животного будет совершенно противоестественным и излишним, и, кроме того, разрушительно-вредным. О пользе же от такого новшества для общества и говорить не приходится.

Картина современной российской художницы Татьяны Чувашевой Вот смерклось 
Татьяна Чувашева, "Вот смерклось... (М.Ю. Лермонтов "Бородино")", 2004-2005

      «Патриотические» действия многие годы и многими людьми выполнялись на чисто автоматическом, механическом уровне – в силу слепого копирования, подражания той моральной среде, в которой они жили, либо из страха быть не таким, как все, и попасть в опалу со стороны государства. Это – не патриотизм, а его жалкое и лицемерное подобие. Прошли те времена, когда был актуален «Моральный кодекс строителя коммунизма» (официально закрепленный на XXI съезде КПСС в 1961 году), теперь мы имеем дело с культурно-идеологическим плюрализмом в стране. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, у общества нет единого консолидирующего стержня на уровне моральной идеологии, что негативно отображается на развитии социально значимой культуры, с другой, – налицо, кто – патриот, а кто – продажный предательский подонок. Как правило, нет родительского давления над личностью, нет страха перед правящей партией, нет гнёта религии, и т.д. Более или менее многие социальные акторы выражают себя искренно. Единственная, продолжающая оставаться актуальной мотивация для вранья и лицемерия, – желание обогатиться. Ради этого – материального или символического – обогащения люди (или уместнее именовать их иначе?) изворачиваются, как только могут.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ >>>