September 29th, 2012

Откуда исходит угроза книге

Автор Константин Фрумкин  

Возможность исчезновения книги под влиянием компьютерных технологий беспокоит культурологов с конца прошлого века. Этому, например, посвящена недавно вышедшая на русском языке и сразу ставшая популярной книга интервью Умберто Эко и Жана-Клода Карьера под характерным заголовком “Не надейтесь избавиться от книг!”. На первый взгляд проблема здесь чисто техническая, связанная с гигиеничностью экранов, дешевизной переносных электронных устройств и возможностью решения проблемы авторского права внутри компьютерных сетей. Но в таком ракурсе речь идет не о книге как таковой, а только о бумажной книге.

Вопрос о материальных носителях текстовой информации мог бы и не быть столь важным, если бы от них не зависело отношение человека к тексту. Вообще говоря, смешно предполагать, что угрозу книжной культуре представляет прогресс в сфере распространения информации, делающий тексты более доступными. Если где-то и таится опасность, то это в мышлении и потребностях потенциального читателя. Поэтому главный вопрос, который ставит развитие культуры отчасти независимо от достижений компьютерной техники и телекоммуникаций, — будет ли нужна книга человеку будущего.

Картина художника итальянского Возрождения Карло Дольчи Св. Екатерина Александрийская, читающая книгу 
Карло Дольчи (1616-1686), "Св. Екатерина, читающая книгу"

Паника на уроке литературы

Из массовых жалоб педагогов, пришедших в ужас от глобальных перемен, происходящих сегодня с учениками средней школы и вообще учащимися, можно узнать, что дети сравнительно легко пишут сочинения и крайне трудно — изложения. То есть они плохо понимают чужие мысли. Слышатся также жалобы, что дети теперь меньше читают и — опять же — не понимают смысла прочитанного.

Разобраться в причинах реальной или мнимой деградации школьников трудно, поскольку нужно учитывать множество факторов. Конечно, на сегодняшней школе сказываются последствия развала всех социальных систем в 90-х годах. Несомненно, на мотивацию учащихся влияет социальная неэффективность образования — участившиеся случаи несовпадения образованности и успешности и общее отставание системы образования от требований жизни. На качестве образования сказывается и доходящее до абсурда разрастание количества учебных заведений, когда мест в вузах оказывается больше, чем выпускников в школах. Но все это — специфически российские факторы, между тем упадок среднего образования наблюдается во многих странах мира, несмотря на инвестиции в эту сферу.

Один из факторов, превращающих учеников в глупцов, с точки зрения учителей, — глобальные изменения когнитивного стиля, поскольку мир, насыщенный электронными коммуникациями, формирует тип восприятия, отличный от текстового. Филолог, профессор РГГУ и Оксфордского университета Андрей Зорин сказал в одной из своих лекций: “Сегодня из многих источников идут сообщения, что человечество вступает в новую эпоху, что у молодого поколения фундаментально изменяется культура восприятия: ему не нужен линейный текст. По-видимому, сегодняшняя культура в принципе создает огромные проблемы для молодого человека в области восприятия вербальной культуры. Современным молодым людям трудно работать со словесными текстами. Я опять-таки не хочу восклицать: “Какой ужас!” — и рвать на себе волосы: современные молодые люди умеют массу всего такого, чего мы абсолютно не умели и о чем даже не подозревали”.

Педагогика — институт довольно консервативный, всегда подчеркивающий свою преемственность с культурой прошлого. Едва ли не с эпохи средневековья в школе господствует текстоцентрическая культура. При этом во все времена были люди “нетекстового” склада личности, которые в эту систему не укладывались. Они дискриминировались как неуспевающие, их обрекали на физический труд, и лишь некоторые пробивались в невербальные сферы, имея по дороге все соответствующие неприятности из-за плохих отметок по математике и языку. Общество считалось с этой “культурной диктатурой”: детей готовили к текстоцентрической школе и в детских садах, и в телепередаче “АБВГДейка”, и много где еще. Теперь по разным причинам на формирование мышления и восприятия детей влияет большое количество внешкольных факторов, и среди них — электронные средства коммуникации: компьютеры, компьютерные игры, Интернет, мобильные телефоны. И теперь внетекстовый (а отчасти и дотекстовый) уровень мировосприятия находит благоприятную среду в мире электронной техники.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ >>>

Как изымают детей в Финляндии

У россиянки Анастасии Завгородней изъяли 4-х детей, в том числе и новорожденного, в городе Вантаа (Финляндия), из-за того, что 6-летная дочка Вероника сказала в школе, что "папа хлопнул ее по попе". Из-за этого учительница школы Мари Ромппанен заявила социальной службе о необходимости чрезвычайного изъятия всех детей из этой семьи. Родители живут в браке, но у них ничего не спросили. 6-летную дочку и 2-летних двойняшек изъяли 7. сентября 2012-ого в ходе спецоперации финской полиции. Анастасия, в состоянии беременности, была во время этой операции арестована. 
После родов, новорожденный (пока без гражданства) тоже был изъят сегодня, 28 сентября 2012 года,  в возрасте одной недели от роду! Мама Анастасия осталась без всех детей. Она намерена попросить помощи у Павла Астахова. Мама и папа живут в счастливом браке, они отрицают все обвинения учительницы в насилии над любимыми русскими детьми. 
Органы госпатроната до сих пор никаких обвинений против родителей не предъявили, никаких объяснений не дали, никаких оснований для "спасения" родных детей от родных родителей не было и нет. Истинная причина репрессий финского госпатроната состоит в том, что мама -русская. Русским биологическим родителям также сказали, что вернуть детей они в любом случае смогут не скоро, поскольку в суде - очереди в подобных делах растягиваются на полгода. 
Анастасия Завгородняя , мобильный телефон: +358 452648525
Ситуацию взял под контороль Антифашисткий комитет Финляндии и правозащитник Йохан Бекман, + 358 40 53 5474