May 31st, 2012

Церковь и апокалипсические технологии

Проект документа «О позиции Церкви в связи с появлением и перспективами развития новых технологий идентификации личности»

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, публикуется с целью дискуссии на Официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале Богослов.ru и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Первоначальный проект данного документа был составлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества, а затем был переработан редакционной комиссией Межсоборного присутствия под председательством Патриарха.

1. Введение.

На протяжении последних лет многие люди, в том числе чада Русской Православной Церкви, выражают обеспокоенность введением новых электронных технологий, используемых при взаимодействии граждан с государственными учреждениями и коммерческими организациями. Так, тысячи людей сообщают о принуждении к использованию электронных способов учета и электронных документов. Эта обеспокоенность впервые возникла в связи с частным вопросом о введении идентификационного номера налогоплательщика и рассматривалась VII Пленумом Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви от 19-20 февраля 2001 года. По мере развития новых технологий и включения их в различные сферы общественной жизни, потребовалось существенное уточнение церковной позиции, что нашло свое отражение, в частности, в посланиях Архиерейского Собора 2004 года к Президентам России и Украины, Заявлении Священного Синода от 6 октября 2005 года, Определении Архиерейского Собора 2008 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, обращении Святейшего Патриарха Кирилла к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации от 28 июля 2009 года, Определении Архиерейского Собора 2011 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви». Деятельность любого священнослужителя или мирянина не должна противоречить этим документам. В рамках национальных проектов по созданию «электронного правительства» в разных странах модифицируетсяется законодательство, внедряются новые термины и понятия, а в результате радикально меняется жизнь. Зачастую это делает более удобным процесс взаимодействия человека и различных структур. Одним из главных аргументов государства при введении «электронного правительства» является борьба с коррупцией. Перевод в цифровой формат различных документов и формирование баз данных позволяет сделать прозрачным и контролируемым прохождение документов в разных сферах, будь то экономическая жизнь, судебная система или работа с обращениями граждан. Несмотря на эти положительные моменты, проблемы, связанные с электронной идентификацией личности, продолжают накапливаться и усложняться. Сегодня необходимы новые подходы к гражданской, духовно-нравственной и богословской оценке этих проблем.  

2. Идентификационные коды и базы данных как элемент построения всемирной электронной управляющей системы.

  Международные документы (в частности, Окинавская хартия глобального информационного общества, принятая «Большой восьмеркой» в 2000 году), открыли путь к созданию «электронного государственного управления» с помощью «электронного правительства», построенного по единым международным стандартам на единой организационной, технической и программной платформе. Органы государственного управления интегрируются в единую всемирную систему. При этом законы работы кибернетических систем подчас переносятся на человеческое общество, а сама система порождает опасность тотального контроля и управления гражданином и обществом. Любой элемент компьютерной сети (узел, устройство, файл) всегда обозначен (идентифицирован) своим адресом – уникальным цифровым кодом. Поэтому главным технологическим принципом построения глобального информационного общества является присвоение каждому человеку уникального идентификатора личности (кода) и постоянное использование его человеком во всех случаях взаимодействия с общественными инфраструктурами – правовыми, административными, финансовыми, транспортными, торговыми, медицинскими, образовательными и прочими. Данный идентификатор – это обозначение управляемого объекта кибернетической информационно-управляющей системы и одновременно ключ доступа к его электронному файлу-досье в базе данных с тем же номером. Принятие данного идентификатора означает фактическое согласие человека (добровольное или вынужденное, осознанное или неосознанное) с правилами работы системы. При этом возникает техническая возможность того, что каждый его шаг может проверяться, служить тестом на лояльность к системе, на согласие с распространенными в ней мировоззренческими и идеологическими установками, которые могут оказаться несовместимыми с христианством. Подобное развитие событий усиливает опасность предвзятого отношения к человеку на основании его религиозных, политических или иных взглядов, вплоть до дискриминации по мировоззренческим признакам. В последнее время в обществе распространяется обоснованная тревога по поводу того, что использование цифрового идентификатора может быть навязано людям в качестве условия их физического существования. Человек может быть понужден повсюду предъявлять этот код вместо имени во взаимодействии с государственными и коммерческими структурами для осуществления своих гражданских прав, получения материальных благ и услуг. Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия – отслеживать его перемещения, покупки, расчеты, прохождение медицинских процедур, получение социальной помощи, другие граждански значимые действия и даже личную жизнь. Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в государственных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Вся собранная информация может не только храниться, но автоматически анализироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Введение же сквозного идентификатора личности позволяет создать единую базу данных, где в режиме реального времени могут собираться, храниться и автоматически анализироваться данные из различных сфер жизни человека. Серьезную критику среди многих верующих вызывает опасность обязательного присвоения идентификационного кода, превращения его в несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут, принуждение к использованию его как основного идентификатора человека в его взаимоотношениях с государством, социальными и коммерческими учреждениями.  

3. Мобильная связь.

  Ставшая привычной для многих мобильная связь является одним из самых простых и удобных средств идентификации человека, определения его местоположения, прослушивания его разговоров. Растущая вычислительная мощность телефонов и превращение их в полноценные компьютеры позволяет хранить в них значительные объемы персональных данных. Угроза несанкционированного доступа к этим данным возрастает по мере развития сетей и роста скорости передачи данных.  

4. Проблема универсальной электронной карты.

  Техническим средством, постоянно сопровождающим человека в его повседневной жизни, в самое ближайшее время может стать универсальная электронная карта (УЭК). Речь идет о микропроцессорном устройстве единого всемирного стандарта, идентифицирующем личность. Такая карта, как и цифровой идентификатор, не только существенно облегчает создание системы тотального отслеживания всех граждански значимых действий человека и его личной жизни, но позволяет осуществлять управление каждым гражданином и обществом в целом. Многие верующие выражали озабоченность планами обязательного присвоения карт и настаивали на добровольности этой процедуры, чего в большинстве случаев на данный момент удалось добиться.

5. Угрозы безопасности граждан и общества.

Управление глобальными информационными сетями сегодня наиболее доступно тем международным кругам, которые создали их архитектуру, элементную базу и основное программное обеспечение, куда могут быть негласно заложены любые механизмы, позволяющие в любой момент осуществить перехват реальной власти. Такое развитие событий с использованием информационных технологий и средств компьютерной техники глобального распространения чревато недопустимо высокой зависимостью от внешних поставщиков оборудования и программного обеспечения, а в перспективе и возможностью утраты государственного суверенитета. Развитие информационных технологий вызвало появление нового вида преступлений, когда злоумышленники используют для своих целей компьютерные сети и технологии. Сегодня можно ограбить банк, не взламывая дверей и сейфов, находясь на другом конце света. Достаточно легко похитить деньги и у отдельного человека, определив идентификационный номер его кредитной карты. Причем у рядовых граждан нет реальной возможности защитить себя от компьютерного бандитизма. «Цифровые подписи» и законы о защите персональной информации не могут остановить рост киберпреступности. Специалисты в области информационных технологий свидетельствуют, что даже самая совершенная компьютерная система не может гарантировать защищенности информации от случайных ошибок, сбоев, вирусов, несанкционированного доступа, злонамеренного использования, искажения или удаления. Из практики также известно, что несанкционированное распространение данных о личной жизни человека делает его беззащитным перед недоброжелателями и преступниками. Одновременно нельзя не признать полезности добровольного учета и использования данных о состоянии здоровья людей, страдающих некоторыми хроническими заболеваниями. Без этого часто становится невозможным сохранение их жизни и здоровья в опасных ситуациях.  

6. Биометрия.

В новых технологиях идентификации все чаще используются биометрические параметры – данные об индивидуальных физических, физио­логических, психологических и поведенческих особен­ностях человека, заключенных в уникальных характери­стиках его тела. Такими характеристиками могут стать отпечат­ки пальцев, рисунок кровеносных сосудов сетчатки глаза, структура радужной оболочки глаза, формы лица, кисти руки, ладони, пальца, уха, тепловой портрет лица, рису­нок вен на руке, голос, походка, динамика подписи, движения губ, генетический код (ДНК) и другие. Сравнение биометрических данных человека с теми данными, которые были предва­рительно отсканированы, оцифрованы, занесены в базу данных и записаны в персональный носитель, называется аутенти­фикацией или верификацией. При этом человеческое общение уже не потребуется, поскольку человека будет опознавать машина. Подобные методы весьма эффективны при раскрытии преступлений, предотвращении несанкционированного доступа в те или иные помещения и в ряде других случаев. Однако всеобщий, а тем более принудительный сбор биометрических параметров человека для помещения их в электронные устройства и базы данных для последующей идентификации и ау­тентификации ущемляет достоинство личности. При этом попираются и элементарные нормы че­ловеческой морали, которая всегда включала в себя представления о том, что можно знать о человеке и что не должно. По признанию специалистов, любой биокод всегда несет в себе гораздо большую информа­цию, чем это нужно для обычной проверки личности. Возможные злоупотребления здесь очевидны – от дис­криминации при приеме на работу до прямого шантажа.

7. Имплантируемые электронные идентификационные устройства.

  Очередным этапом развития идентификационных технологий может стать широкое внедрение миниатюрных устройств, позволяющих отслеживать все граждански значимые действия человека и определять его местоположение. Уже существуют технические разработки подобных устройств, вводимых под кожу человека, или специальных меток, наносимых на его тело. Существуют и конкретные планы по внедрению таких технологий. Записанный в микрочип идентификационный номер будет служить как «электронным кошельком», так и средством для определения местоположения человека в реальном масштабе времени с помощью спутниковых систем глобального позиционирования. Это сделает возможным отслеживание контактов и круга общения каждого человека, а в перспективе - практически полный контроль за жизнью общества. Вызывает тревогу, что уже принимаются законодательные акты, предусматривающие широкое распространение встроенных наноэлектронных устройств для беспроводного контакта мозга человека с окружающими предметами, транспортными средствами и другими людьми.  

8. Случаи дискриминации и нарушения прав человека.

Сотни тысяч граждан, включая православных верующих, которые не желают по тем или иным причинам входить в новую идентификационную систему, использовать документы с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием персональной информации, идентификационными номерами) и сомнительной символикой, сообщают о нарушении их конституционных прав, которое происходит подчас из-за отсутствия соответствующих законодательных гарантий. Нередко этих людей лишают медицинской помощи, пенсий по возрасту и других выплат, оформления инвалидности и различных льгот. Подчас они не могут совершать сделки с имуществом, поступать на учебу или работу, вести предпринимательскую деятельность, оплачивать коммунальные услуги, приобретать проездные документы. Лишь незначительная часть дискриминируемых граждан обращается в суд. По большей части люди смиряются и предпочитают терпеть. В итоге формируется слой людей, выброшенных из всех сфер социальной, общественной и государственной жизни. Большинство граждан, подвергающихся дискриминации, – это пожилые, больные люди, нуждающиеся в лечении и социальной защите.  

9. Церковь на защите богоданной свободы.

Православная Церковь не отрицает необходимости учета граждан государством. С давних времен власть проводила переписи подданных, выдавала удостоверяющие личность документы. Эти меры нужны для охраны правопорядка и общественной безопасности, выполнения экономических и социальных функций. Церковь, участвуя в дискуссии о методах учета, не оправдывает тех, кто уклоняется от гражданских обязанностей или имеет преступные цели, но защищает право граждан жить в обществе в соответствии со своими убеждениями и принципами. Русская Православная Церковь убеждена, что люди вправе не принимать любые новые технологии и символы, которые, в свою очередь, не должны быть безальтернативными и принудительными. Необходимо сохранить возможность пользоваться традиционной, уже закрепленной в существующих правовых актах, системой учета (по фамилии, имени и отчеству, дате и месту рождения, месту жительства), а также традиционными документами, удостоверяющими личность. Настоятельной необходимостью является введение законодательного запрета на принуждение граждан к использованию автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации, в том числе запрета на принуждение к принятию и использованию любых средств автоматической идентификации человека. Необходимо соблюдать конституционные права граждан, отказывающихся от использования электронных способов учета и идентификации личности. Это возможно лишь при ясном и однозначном законодательном закреплении бесспорного права граждан на использование традиционных документов и способов учета. Реализацию таких законодательных норм необходимо обеспечить финансово, технически и организационно, иначе гарантии могут остаться простой формальностью. Церковь призывает государство со вниманием отнестись к предложению законодательно запретить нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток, имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело и мозг человека, создание биологических микрочипов и биокомпьютеров из клеток человека. В связи с тем, что обладание персональной информацией создает возможность контроля и управления человеком через различные сферы жизни (финансы, медицинская помощь, семья, социальное обеспечение, собственность и другое), создается реальная возможность вмешательства не только в повседневную жизнь человека, но и в его духовный мир. Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение конституционных прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных. Согласие граждан на использование средств электронного учета должно быть осведомленным, с обязательным разъяснением всех последствий принимаемого решения.Гражданам, желающим использовать эти средства, необходимо гарантировать осведомленность о содержании электронных записей, равно как и возможность изменять содержание данных записей или удалять их в тех случаях, когда иное не предусмотрено установленными законом требованиями общественной безопасности. Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувства верующих. Церковь осуществляет диалог по этим вопросам с органами власти России, Украины, Беларуси, Молдовы, Казахстана и других стран, добиваясь учета и понимания позиции верующих. Клир, монашествующие и все верные чада Святой Церкви призываются проявлять в данном непростом вопросе христианское трезвомыслие, заботиться о свободе исповедания веры и поддержании христианского образа жизни, помня, что принести Богу добрые духовные плоды может лишь тот, кто пребывает во Христе и хранит единство Его Церкви (см. Ин.15, 6-12).

Позиция Церкви по ювенальной юстиции

На официальном сайте Московского Патриархата опубликован проект документа "Позиция русской Православной Церкви по ювенальной юстиции".

Текст документа:

Церковь неустанно заботится об укреплении уклада семейной жизни, основанного на богоустановленных ценностях. Пятая Заповедь Божия гласит: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 10:16). Апостол Павел призывает: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3:18-21). Православие свидетельствует об ответственности родителей перед Богом за воспитание детей, о необходимости заботы об их здоровье, благополучии, безопасности и, вместе с тем, осуждает пренебрежение родительскими обязанностями, грубость и жестокость по отношению к детям. Церковь, утверждая, что духовно здоровая семья — важнейшая основа благополучия общества, открыта к сотрудничеству с государством и различными общественными силами в вопросах защиты семьи и детства.

Острыми проблемами современного общества стали жестокое обращение родителей со своими детьми, тяжелое положение несовершеннолетних в детских домах и местах лишения свободы, стремительный рост количества сексуальных преступлений против детей, распространение детской порнографии. Церковь поддерживает усилия государства, направленные на защиту детей от преступных посягательств, и признает, что в случае угрозы жизни, здоровью и нравственному состоянию ребенка государство имеет право на вмешательство в семейную жизнь, если родители сами не могут или не стремятся защитить детей, и лишь в том случае, когда все возможности для сотрудничества с родителями исчерпаны. При этом действия государственных органов должны быть основаны на четких и однозначных правовых критериях, а посягательство на жизнь, здоровье и нравственное состояние детей — доказанным.

Кроме того, очевидно, что лучший способ предупредить возникновение упомянутых проблем и разрешить большинство из них — это поддержка здоровой семьи, помощь проблемным семьям, поддержание крепких связей детей и родителей. В православной пастырской традиции накоплен огромный потенциал помощи неблагополучным семьям, позволяющий одновременно защитить ребенка и способствовать сохранению семьи. Этот потенциал должен быть в большей степени задействован в современном обществе.

По отношению к малолетним правонарушителям необходимо применять не карательный, а реабилитационный подход с привлечением квалифицированных психологов и педагогов. Существует необходимость изменения системы наказания несовершеннолетних преступников, дабы оно не приводило к ожесточению детей, делая их частью криминального сообщества. Действия соответствующих специалистов и заинтересованных общественных сил должны быть направлены на изменение ситуации, которая привела к правонарушению, дабы избежать его повторения в будущем.

Современная западная система ювенальной юстиции1 в целом основана на абсолютизации приоритета прав ребенка по отношению к правам родителей, что подчас приводит к ущемлению прав и интересов родителей и семьи в целом.

Вопрос о введении и распространении ювенальной юстиции затрагивает многие страны, расположенные на канонической территории Русской Православной Церкви. В ряде государств введение ювенальной юстиции противоречит основам национального конституционного права, в равной мере гарантирующего защиту семьи, материнства и детства. Законодательные гарантии прав ребенка базируются на принципах поддержки семьи в целях обеспечения воспитания детей и защиты их прав. Семейное законодательство также исходит из необходимости укрепления семьи, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в ее дела, обеспечения прав всех членов семьи, возможности судебной защиты этих прав. Вне зависимости от того, насколько введение или функционирование системы ювенальной юстиции противоречит национальным правовым стандартам, необходимо соотносить ее с традиционным пониманием семейных ценностей, позицией религиозных общин и мнением населения.

Церковь призывает с осторожностью подходить к перспективе внедрения и развития механизмов ювенальной юстиции и оценивать ее нововведения с точки зрения христианской морали. В национальном и международном законодательстве прочно закреплено преимущественное право родителей на воспитание детей. Какое-либо ущемление этого права справедливо не приемлется широкими кругами общества. Церковь поддерживает эту обеспокоенность и солидарна с ней.

Важно учитывать сложную организацию семейной жизни, где тесно переплетаются социальные, психологические, бытовые, физиологические, финансовые, культурные и другие факторы. Вмешательство чиновников в эту деликатную область может повлечь за собой трагические ошибки, перегибы, злоупотребления, жертвами которых станут в первую очередь сами дети.

Церковь напоминает, что в ряде стран, составляющих каноническую территорию Московского Патриархата, уже существует исторически сложившаяся система правовых актов и органов власти, при которой, с одной стороны, уголовное наказание несовершеннолетним имеет мягкий характер, а с другой — действуют специализированные социальные органы опеки и попечительства. Впрочем, и данная система нуждается в гражданском контроле, который бы не допускал чрезмерного и необоснованного вмешательства в жизнь семьи. В связи с этим может потребоваться доработка правовых актов и практики правоприменения в отношении несовершеннолетних. При этом следует всемерно поддерживать и укреплять традиционные семейные ценности, противостоя попыткам их девальвации. Все составляющие системы защиты детей должны быть максимально адаптированы к их национальной культуре и традициям. Недопустимыми видятся сбор, электронная обработка, хранение и несанкционированное распространение избыточных персональных данных, касающихся семейной жизни.

Создание ювенальных судов и инфраструктуры детского судопроизводства может привести к неоправданному вмешательству государства во внутренние дела семьи и в любые семейные конфликты, в которых затронуты дети. Известны факты изъятия детей из семей государственными органами на основании таких расплывчатых или необъективных критериев, как «недостаточный уровень материального благосостояния», «низкое развитие ребенка», «ненадлежащее воспитание» или «психологическое насилие». Кроме того, реальна угроза возникновения ситуации, при которой дети будут стимулироваться подавать жалобы в правоохранительные органы на собственных родителей, то есть, по сути, возможно создание системы доносительства. Упомянутые варианты развития событий особенно опасны тем, что оставляют поле для коррупции и чиновничьего произвола.

Существуют основанные на фактах жизни граждан ряда стран опасения, что методы ювенальной юстиции могут быть применены для ограничения религиозной свободы, в частности, права родителей определять мировоззрение и формировать нравственные убеждения ребенка, побуждать его к участию в церковной жизни, к соблюдению постов и других религиозных предписаний.

Церковь полагает, что любые законопроекты и административные меры в сфере ювенальной юстиции должны быть вынесены на широкое и открытое обсуждение педагогов, родителей, ученых, духовенства, представителей правоохранительных органов. Видится полезным участие духовенства и церковной общественности в дискуссиях по вопросам юридической защиты прав родителей и детей во всех государствах на канонической территории Русской Православной Церкви. В частности, необходимо отстаивать гарантии прав родителей на воспитание детей в соответствии со своими мировоззренческими, религиозными и нравственными убеждениями, на разумное определение их распорядка дня, режима питания и одежды, на побуждение их к исполнению семейных, общественных и религиозных обязанностей, на регламентацию их общения с противоположным полом и доступа к информационным материалам, а также на физическое ограждение от действий, наносящих вред нравственному или телесному здоровью ребенка.

При наличии озабоченности законодательными или подзаконными актами, принимаемыми в данной сфере, а также конкретными нарушениями прав родителей на воспитание детей и случаями неоправданного вмешательства во внутреннюю жизнь семьи, православные христиане призываются обращаться в профильные епархиальные структуры, а если вопрос требует общецерковного рассмотрения, в Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества. Обращения верующих, после соответствующей экспертной оценки, будут рассматриваться в ходе церковно-государственного диалога и служить основанием для печалования Церкви перед властью. Особую роль в этом диалоге должна сыграть Патриаршая комиссия по вопросам семьи и защиты материнства.


1 — Ювенальная юстиция включает в себя:

  • во-первых, совокупность правовых норм в отношении несовершеннолетних жертв преступлений и несовершеннолетних преступников. В частности, такие нормы определяют особый порядок осуществления правосудия в случаях, когда одной из сторон является несовершеннолетний, в том числе в отношении несовершеннолетних преступников и их исправления; профилактику детской преступности; при необходимости защиту ребенка от нарушения его прав с чьей-либо стороны и от иных отрицательно влияющих на физическое и духовное здоровье факторов;
  • во-вторых, совокупность государственных и общественных институтов, призванных обеспечить защиту детей от противоправных действий, а также от факторов, отрицательно влияющих на их развитие.