November 10th, 2011

О Гадком утёнке и Ихтиандре в Сказке о царе Салтана

Это не пародия. Это реальный тест из курса литературы 4-го класса московской школы. По "Сказке о царе Салтане".

Кем приходится ткачиха молодой жене царя Салтана?
Варианты ответов: Матерью/сестрой/тётей/подругой


Какой титул был у Гвидона?
Князь/принц/царевич/королевич


Поневоле приходит мысль: а может быть, так закрепляются пушкинские строчки... Все помнят  зачин сказки: "Три девицы под окном пряли поздно вечерком". А тут тест спрашивает, что делали три девицы? Варианты ответов: ткали/пряли/шили/гадали. Ребёнок поневоле вспоминает пушкинскую строку...

Или вот ..."и нарёкся князь Гвидон" - чеканная строка, ни королевича, ни царевича не подставишь....

А вот тут авторы теста, видимо, проверяют внимательность или логическое мышление учеников:

Сколько сестёр-завистниц было у жены царя Салтана?
Варианты ответов: Две/Три/Четыре/Пять


Ответить на такой вопрос можно, даже не зная текста сказки. Ведь ранее уже было сказано, что девиц было 3.  Не сложная операция для 4-го класса -  вычесть из трёх одну. Или вот, также на проверку идиотизма:

Какое отчество у князя Гвидона?

И это после того, как в тесте было сказано, что у Салтана родился сын Гвидон. Или это закрепление способа производства отчеств в русском языке? Кстати, какое отношение этот вопрос имеет к сказке Пушкина? Гвидона Салтановичем, вроде, никто не именовал....

Что росло на острове Буяне до того, как там вырос город? (Вы чувствуете игру слов - росло-вырос - какое тонкое чувство языка у составителей теста!)
Варианты ответов: Один дуб, Три сосны, Две пальмы, Берёзовая роща

Каждым вопросом авторы спрашивают ученика - читал ли он сказку или не читал... Они не верят, что современные дети могут дочитать (или дослушать - сказку-то эту многие родители детям читают вслух ещё до школы) до конца. Или хотя бы до середины...

Но вот следующий вопрос:  Назовите дерево, из ветки которого Гвидон сделал лук.
Варианты ответов: Ива/Дуб/Клён/Берёза

Точно, логику проверяют. Ведь ответ подсказан в предыдущем вопросе. Только какое отношение это имеет к литературе?

Тест составлен с каким-то взрослым юмором. С издёвкой над этим тупицей-школьником. Посудите сами:

Какого роста  родился сын у царя Салтана?
Варианты ответов: В один дюйм/в один аршин/с ноготок/с пальчик/с коломенскую версту


О ком сказано:"Тот  уж когти распустил/Клёв кровавый навострил"?
Варианты ответов: О золотом петушке/О коршуне/О комаре/О Гадком утёнке


(Так и видишь авторов теста, которые говорят - а это мы проверяем, что усвоили дети по окружающему миру - есть ли клюв у комара или нет....)

Что выстроил для своей белки князь Гвидон?
Янтарную комнату/Хрустальный дом/Золотое дупло/Изумрудную пирамиду


Мимо какого острова лежал путь в царство Салтана?
Забияки/Буяна/Скандалиста/Хулигана


Кто вышел из моря вместе с 33-мя богатырями?
Ихтиандр/Черномор/Беломор/Жак-Ив Кусто


Сложно понять, зачем нужны эти вопросы, на которые можно ответить и не читая сказку, кроме как для того чтобы дать поупражняться в  юморе их автору. Хотя, предвижу, автор мог бы ответить: я проверяю знание символов современной культуры, устойчивых языковых выражений.... Оправдание безответственности всегда можно найти. Но не думайте, что на все вопросы так уж легко ответить. Вот, например:

Какое практическое применение нашел князь Гвидон золотой скорлупе от орехов?
Варианты ответов: Золотой запас княжества/Ювелирное искусство/Стоматология/Монеты

 
"Из скорлупок льют монету" - рассказывают купцы Салтану. Но это уже второе описание чуда, в пересказе, а при первом описании, которое и впечатывается в память, сказано просто: "князю прибыль, белке честь". Авторы теста  вгрызаются в детали: Куда укусил шмель сватью бабу Бабариху? Неужели это главное в сказке?

Ни в одном вопросе нет ни намёка на то, ради чего писал Пушкин свою сказку. Разве суть в том, что князь обращался в муху, комара, шмеля и не обращался в пчелу (это один из вопросов - определить, какое насекомое лишнее).

Ни слова о любви сына к отцу, заставлявшей его три раза летать через море. Ни слова о любви к матери. Просто ни слова о любви.

Персонажи Пушкина - живые. Они имеют характеры, они надеются, страдают, преодолевают трудности. Главное, что происходит в душе. Тестировщиков это не интересует. Они заняты фактурой. Тест показывает, как можно вынуть душу из любого, даже самого великого произведения.

И дело - не просто в тестовой системе. Тесты могут быть разными. Но хорошие тесты составить сложно, а такие - можно делать в поточном режиме.

Единственный выход в нынешней ситуации: родители должны организовать чтение лучших произведений литературы внутри семьи. И читать надо раньше, чем дети начнут проходить эти произведения в школе. Чтобы дети успели полюбить эти книги. Иначе шансов на любовь к литературе у них не останется.

Грудь в публичном пространстве

В Красноярске 30 октября прошел сеанс одновременного кормления детей грудью. Новость  показалась интересной и довольно широко разошлась в информационном пространстве. Дошло и до центральной прессы. Так, «Новая газета», сообщая об этом, удивляется происшедшему как какому-то исключительно отечественному явлению, порождённому извращённым умом российского чиновничества.

Однако, у подобных акций отнюдь не российские корни. Это – мировой тренд. Каждый год проводится всемирная акция Breastfeeding Challenge, в рамках которой  среди стран, поддерживающих акцию,  организуется своего рода конкурс – где соберется больше мамок для одновременного кормления грудью.  Например, в 2002 году в Калифорнии в одном месте собралось 1130 мамочек, а 2006 году на одной из площадей Манилы (Филиппины) в сеансе одновременного кормления  участвовало 3738 женщин. В России участниц гораздо меньше. И не потому, что у нас меньше кормят грудью. В том же Красноярске  в настоящее время более 79% новорождённых вскармливается грудью свыше 6-ти месяцев. Для сравнения, в Ирландии к груди допускаются только 50% детишек.

Без сомнения, никакая молочная смесь не заменит материнское молоко.  Да и кормить грудью лучше, чем из бутылочки, пусть даже бутылочки наполнены сцеженным грудным молочком: устанавливается контакт, столь необходимый и младенцу и матери. Взращивается любовь.  Однако до 2001 года мир как-то обходился без массовых акций. То, что акции стали проводиться, и то, что стало расти количество ребятишек на грудном вскармливании, это – не причина и следствие, и то и другое – следствие моды на здоровый образ жизни, которая затронула и эту сферу.  Общее количество участников таких акций по всему миру не столь велико, чтобы действительно стать причиной чего-нибудь. В удачном для инициаторов движения 2008 году публично покормили всего 7632 ребятёнка.

Для чего же проводятся эти сеансы? Надо иметь в виду, что они – часть всемирной политики, реализуемой совместно ВОЗ и ЮНИСЕФ. И цель их вполне конкретна: не просто пропагандировать грудное вскармливание, а поощрять женщин кормить грудью там, где им нравится. Или, как сказано в ещё одном комментарии, – отучить мамочек от стеснительности. Кормить ребёнка, обнажив грудь, в публичном месте психологически тяжело.  А когда толпой, то, вроде, и стыдиться не стоит. Да ещё фотографы щёлкают, телекамеры тебя снимают… От стеснительности, действительно, ничего не остаётся.

Теперь стоит вписать это в общий культурный контекст. Мамка кормит ребёнка, где придётся. На сеансах  одновременного вскармливания, кстати, как правило, рекламируются устройства для ношения ребятишек. Предполагается, что мамка ведёт активную социальную жизнь, свободно перемещаясь в пространстве.  Ребёнок не привязывает её к дому, она – свободна (и независима).

Поль Гоген Женщины на берегу моря Материнство 
Поль Гоген, "Женщины на берегу моря", 1899

Надо сказать, что подобное поведение матери соответствует модели примитивных обществ. В них мать вынуждена носить с собой своего ребёнка, например, в поле, поскольку социальная структура несовершенна и защитных механизмов для только что родившей матери не предусматривает. Возможность растить ребёнка дома в более развитых традиционных культурах всегда считалась  свидетельством жизненного благополучия.

То, что на задворках цивилизации является печальной необходимостью, сегодня в самом центре цивилизованного мира нам пытаются выдать за приобретение. Чему можно воспитать ребёнка, таская его с собой по современному взрослому миру, где пошлость и насилие встречаются на каждом шагу? Будет ли такое мобильное дитя иметь чувство родного дома или больше – своего отечества? Да и для физического здоровья это не очень полезно – ни материнского (таскание тяжести), ни ребёнка (инфекционная среда). Сложно также представить, как может реализовать свою мобильность мать, у которой дети-погодки. Уже с двумя будут проблемы, а если таких трое? Соответственно, модель «мобильной матери» рассчитана на одного ребёнка.

Зато мать может работать. Кстати, это выгодно для мировой экономики, - появляется дешёвая  и энергичная (мать, как правило, всё же женщина молодая) рабочая сила. Но всё же главный культурный эффект – это независимость. Родила себе ребёнка, и можешь себя обеспечить. Не требуется ни мужа, ни семьи в более широком смысле. Публичное кормление, таким образом, логично укладывается в общую тенденцию к индивидуалистической организации собственного бытия. Стоит вглядеться в фотографии сеансов одновременного кормления – в кадре, как правило, не окажется ни пап, ни бабушек. Только радостные матери-одиночки. Вот эту радость одиночества и пытаются нам привить.

Быть одиноким наедине с самим собой достаточно тягостно. Гораздо легче одиночество переносится на людях, а в толпе – даже создаётся иллюзия общего дела. Подобные акции – это ведь не клубы для матерей или кормящих женщин. Это именно что толпа.  Сбиться в кучу на короткое время, убедиться, что таких, как ты, достаточно много, - вот основная мотивация, заставляющая женщин вытаскивать грудь под прицелами телекамер. Они хотят получить некую санкцию, оправдывающую своё жизненное кредо, как теперь говорят, - активную жизненную позицию.

Сегодня иметь такую позицию иной раз необходимо. Также как порою необходимо только что родившей женщине выходить на работу и вообще перемещаться в пределах города и даже за его пределы. И кормить дитя часто приходится в публичных местах.  Но радоваться тут нечему и нечем гордиться. Это всё – признаки слабости нашего социального уклада, несовершенства организации жизни. Признаки того, что общество идёт не в ту сторону, лишая женщину функции хранительницы домашнего очага и воспитателя своего домашнего детского сада, и навязывая ей сомнительное благо завоёвывать внешний мир – в поисках необходимых источников жизнеобеспечения и излишних возможностей пустой самореализации.

Текст написан для портала Татьянин день