June 24th, 2010

Телефон доверия как явление современной культуры

Статья из Словаря символов и фетишей современной культуры.



Согласно некоторому общественному ожиданию, номер, по которому  можно рассказать о своих проблемах, должны знать все. В какой-то степени общество таким образом страхуется от крайних форм асоциального поведения. Несомненно также, что у организаторов телефонов доверия присутствует и чистое желание помочь человеку, оказавшемуся в сложном положении. У телефонов доверия, как правило, дежурят добровольцы. Если исходить из логики, что рано или поздно проблемы могут захватить каждого, то телефон доверия можно рассматривать как свого рода кассу духовной взаимопомощи: сегодня ты кому-то поможешь, завтра кто-то - тебе.

 

            Это кажется естественным и нормальным, однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что телефон доверия естественен лишь для современной эпохи. В 1953 году англиканский священник Чад Вара открыл в своей церкви первый телефон доверия для людей, собирающихся покончить жизнь самоубийством. Для того чтобы это случилось, необходимы были, как минимум, две вещи. Первая: телефон из разряда инструментов общения должен был перейти в разряд инструментов решения житейских проблем. Сегодня мы наблюдаем, как совершенствуется привычка устраивать свои дела на расстоянии с помощью интернета. Тогда процесс  дистанционного обслуживания только зарождался, и всё же он должен был стать достаточно обыденным, чтобы  ему могли доверить решение душевных проблем. Вторая предпосылка: самоубийство должно было окончательно перестать рассматриваться как проблема конкретной личности и стать неизбежным фоном существования общества. По сути, телефон доверия - это конвейерное, фабричное решение проблемы самоубийства.

            Вообще, телефон доверия как нельзя лучше воплощает в себе парадоксальное свойство современной культуры: отношение к обществу как к статистической массе, состоящей в тоже время из абсолютных индивидуальностей, эдаких самодостаточных монад, не вступающих в сущностные межличностные отношения. Или исключительность личности, или безликость массы, как будто промежуточных состояний и быть не может.

            Люди, которые сталкиваются  с проблемами, не могут их разрешить и прибегают к помощи телефона доверия в этой логике существуют как бы сами по себе, вне каких бы то ни было социальных контекстов. На самом деле у каждого  человека есть родственники, соседи, знакомые, сослуживцы, возможно даже есть друзья. Но когда человек набирает номер телефона доверия, всё это множество знакомых лиц отступает на задний план, и по факту человек оказывается одинок.

            С точки зрения современной общественной идеологии одиночество - это нормально. Оно вытекает из концентрации человека на собственной индивидуальности. Сегодня принято подчёркивать, что каждый человек, - прежде всего, личность, нуждающаяся в самоутверждении и развитии. Личность - первична, все социальные связи - вторичны. И человек, которому это внушается с помощью образования, литературы, средств массовой информации и т.п., рано или поздно вдруг ощущает себя одиноким. Тут-то и оказывается нужен телефон доверия: человек пугается своего одиночества, а его нужно приучить, что одиночество - в порядке вещей. Он должен притерпеться к современному миру. Найти в нём себя. Это означает - почувствовать удовлетворение от осознания собственной индивидуальности. Проблема поиска себя как раз и означает, что человек ощущает себя индивидуумом - отдельным атомом, монадой, но не членом социальной общности.

            Во время разговора по телефону доверия общность тоже не возникает. Не случайно всегда подчёркивается, что звонок анонимен. И анонимность здесь двухплановая.

            Звонящий не называет себя. Он не включает себя полностью в зону общения. Более того, он может практически полностью остаться вне зоны общения, ограничив разговор конкретной проблемой. Контекст может быть сведён к необходимости получения  некоторой справки, и лишь от желания звонящего  зависит, остановится ли он на этом, или разговор выльется во что-то большее, например, в сеанс психоанализа. Искренность звонящего также остаётся на его совести. Он не чувствует ответственности за свои слова. Он обращается за помощью, и хочет этой помощи в чистом виде: пусть ему помогут безотносительно к тому, кто он такой и что из себя представляет. Звонящий рассчитывает получить информацию или совет, ничего не давая взамен - ни обещания, ни эмоций... Звонок по телефону доверия в какой-то степени всегда означает бегство от чувства обязанности...

            С этим связан и второй аспект анонимности.  Человек на другом конце провода для звонящего точно такой же аноним. Собственно говоря, это - не человек, а только слова. Что бы ни сказали с того конца, звонящий сам решает, как ему воспринимать это.

            Обратившись к тому, кто его знает, человек был бы вынужден соответствовать себе. Его слова и поступки должны были бы быть искренними и адекватными ситуации. Это - первый уровень ответственности.      Получив же от знакомого или близкого реакцию на своё обращение, человек  был бы принужден к ответственности иного рода: нужно было бы открыто принять или отвернуть чужой совет, участие, помощь. И в том и в другом случае неминуемы последствия. Выбор тех или иных последствий как раз и образует ответственность.

            Телефон доверия избавляет от вала конкретных последствий. Этим-то он и удобен. Это такая  безответственная альтернатива реальному социальному поведению. Фактически телефон доверия усиливает и закрепляет индивидуализацию воспользовавшихся им людей.

            С точки зрения общества, построенного на совместной деятельности (а не на соспряжении деятельностей одиночек), правильная реакция на проблемы - это обращение к своим близким, родным, друзьям. И если вдруг по какой-то причине это обращение невозможно (например, человек обосновывает для себя отсутствие таковых), то правильное решение - сделать его возможным (в нашем примере - обрести близких). А не звонить по телефону доверия. Слабый поступок всё равно не даст силы. Проблема будет отложена, но не решена.

            Близкий  человек - это авторитет, к силе которого мы обращаемся в минуту нашей слабости. Человек у трубки телефона доверия не может быть для нас авторитетом, поскольку мы его совершенно не знаем. Он не привнесёт силы извне, единственное, на что он способен - это выполнить функцию нашего альтерэго, второго нашего «я». Разговор по телефону доверия на глубинном семантическом плане - всегда разговор с самим собой. Звонящий подсознательно ждёт, что оператор телефона доверия озвучит ему те аргументы, которые он уже знает. Если бы таких аргументов не существовало в принципе, звонок по телефону доверия был бы невозможен: вопрос «звонить - не звонить» даже бы не возникал, поскольку человек не видел бы смысла подобного действия. Статистика знает людей, например, покончивших жизнь самоубийством, но не пытавшихся позвонить по телефону доверия. Эти люди не имели внутри аргументов, которые бы могли вложить в чужие уста.

            Но в разговорах с самим собой есть что-то от безумия. Чем больше таких разговоров, тем глубже капсулизация человека. Тем ему сложнее вернуться к нормальному социальному общению. Описывая свои проблемы, так или иначе люди обычно касаются своих родственником и близких. И безликий голос альтерэго втягивается в обсуждение хорошо знакомых людей.  В результате отчуждение с близкими нарастает.  Телефон доверия используется в качестве третейского суда для разбора жизненных ситуаций. Если суд выносит решения в твою пользу, это  приветствуется, иные же решения обычно не принимаются к сведению.

            Обобщая, можно заключить, что распространённость телефонов доверия свидетельствует о степени тяжести болезни нашего общества

Адрес статьи на сайте: http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=195&Itemid=32

Федеральные гранты для некоммерческих общественных организаций


В настоящее время принимаются заявки на федеральный конкурсгрантов для некоммерческих общественных организаций этого года

Распоряжение Президента РФ от 08.05.2010 № 300-рп «Об обеспечении в 2010 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества»

В целях обеспечения в 2010 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества:
1. Предоставить некоммерческим неправительственным организациям, участвующим в развитии институтов гражданского общества, по списку согласно приложению субсидии, предусмотренные в федеральном бюджете на 2010 год, в размере 1 000 000 тысяч рублей на проведение конкурсов и выделение по их результатам грантов другим некоммерческим неправительственным организациям для реализации социально значимых проектов.
2. Управлению делами Президента Российской Федерации до 20 мая 2010 года заключить с некоммерческими неправительственными организациями, названными в приложении к настоящему распоряжению, договоры о предоставлении им субсидий в размере, указанном в пункте 1 настоящего распоряжения, и до 15 октября 2010 года перечислить эти субсидии.
3. Некоммерческим неправительственным организациям, названным в приложении к настоящему распоряжению, обеспечить целевое расходование полученных ими субсидий и представить в Управление делами Президента Российской Федерации соответствующие отчёты.

 

Согласно распоряжению Президента РФ распределять гранты в 2010 году будут пять операторов:
1. Автономная некоммерческая организация «Институт общественного проектирования», проведение социологических исследований и мониторинга состояния гражданского общества. Грантовый фонд: 80000 тыс. руб. Сайт:
http://www.inop.ru/ .

2. Региональная общественная организация «Институт проблем гражданского общества», проекты в области образования, искусства, культуры и общественной дипломатии. Грантовый фонд: 160000 тыс. руб. Сайт:
http://www.inpgo.ru/ 

3. Межрегиональная правозащитная общественная организация «Сопротивление», защита прав и свобод человека, правовое просвещение населения. Грантовый фонд: 160000 тыс. руб. Сайт:
http://www.soprotivlenie.org/ 

4. Общероссийский общественный фонд «Национальный благотворительный фонд», поддержка и социальное обслуживание малоимущих и социально незащищённых категорий граждан, охрана здоровья населения и окружающей среды. Грантовый фонд: 320000 тыс. руб. Сайт:
http://nbfond.ru/ 

5. Фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб», поддержка молодёжных инициатив, проектов молодёжных движений и организаций. Грантовый фонд: 280000 тыс. руб. Сайт:
http://www.gosclub.ru/
 

Сроки и условия подачи заявок на конкурс опубликованы на сайтах операторов.
 

Представители организаций, утвержденных в качестве операторов по распределению грантов государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, объявили о начале приема заявок в ходе пресс-конференции в Общественной палате 4 июня.
Как сообщил директор Института общественного проектирования, член Общественной палаты Валерий Фадеев, согласно распоряжению президента России в 2010 году для обеспечения господдержки НКО, участвующих в развитии институтов гражданского общества, был выделен один миллиард рублей.
Участники пресс-конференции отметили, что среди главных приоритетов конкурса в этом году — поддержка проектов по развитию институтов гражданского общества на Северном Кавказе, а также проекты, реализуемые в сельской местности. Также среди основных направлений конкурса: поддержка молодежных организаторов, в том числе молодых ученых и инноваторов, программы по охране здоровья, защита окружающей среды.
Прием заявок на получение грантов будет осуществляться с 4 июня по 30 июля, результаты будут объявлены в начале сентября. Лидер общественного движения «Сопротивление», член Общественной палаты Ольга Костина призвала всех участников конкурса подавать свои заявки заранее. «К сожалению, в прошлом году были обидные случаи, когда в целом заявки были очень хорошие, но из-за недочетов в их оформлении мы просто не успевали внести необходимые правки и отклоняли их», — пояснила она.
Главный инспектор Национального благотворительного фонда Алексей Моляков подчеркнул, что НКО в своих заявках часто указывают слишком большие суммы на административные расходы и заработную плату. Его поддержала президент Института проблем гражданского общества, член Общественной палаты Мария Слободская. «Мы хотим видеть вклад самих организаций в осуществление проекта. Я сомневаюсь в искренности тех, кто рассчитывает на государственное финансирование всех расходов вплоть до одноразовых стаканчиков на проводимых мероприятиях. Готовность использовать собственные ресурсы говорит о поддержки местного сообщества, что повышает шансы на их реализацию и положительный эффект», — заявила Мария Слободская.
Она также подчеркнула, что выделяемые государством средства должны идти не на поддержание уже действующих проектов или организаций, а на инновационные решения, новые идеи, которые дадут свой вклад в развитие гражданского общества. «Конкурс — это не материнская грудь, и государство никакие НКО не может кормить постоянно», — заявила Мария Слободская.