March 25th, 2010

Путешествие


Понятие путешественника сегодня сильно девальвировано. Представим себе путешествующего в докапиталистическую эпоху. Кто это? Скорее всего мы увидим купца, отправляющегося за три моря в поисках дорогих и редких товаров. Длительность пути и подстерегающие опасности компенсировались многократной прибылью, способной спасти от разорения или резко увеличить семейный капитал.

Если же это не купец, то, наверное, посланник, спешащий к иноземному двору, везущий исполненные политического значения грамоты, - лицо по всему неординарное и статусное. Помимо политического и коммерческого интереса в путь человека мог вытолкнуть и познавательный зуд. Путешественник, не обременённый другими задачами, путешествовал всё же не просто так, - он расширял мир, присоединял новые народы и страны к своей ойкумене; не случайно по возвращении путешественники спешили поделиться увиденным. Так возник новый литературный жанр – описание путешествий.

Все названные типы путешественников представлены людьми исключительными, стоящими на особицу. Их деяния не вызвали массового повторения; в народе странствие воспринималось или как тяжкая необходимость или как сомнительное предприятие по зову беспокойного сердца.

Была и другая категория путешественников, для которых путешествие было не каким-то событием, а образом жизни. Здесь мы увидим вечных кочевников – цыган, калик перехожих – меняющих одно паломничество на другое, наконец, ушкуйников, казаков и прочую вольнолюбивую братию, для которой набег – прежде всего способ остудить горячую кровь. И опять – это исключения из общего правила, маргинальные и даже контркультурные модели поведения.

Сегодня – всё не так. То, что было уделом немногих, стало доступно всем. Восстание масс, описанное Х.Ортега-и-Гассетом, коснулось и путешествий. Массовый человек экспроприировал элитарную модель поведения, и её расхожесть кардинальным образом изменила суть.

Начнём с того, что среднее путешествие, может быть, и увеличившись в расстоянии, сильно сократилось во времени. Нет больше нужды тратить на путешествие годы жизни, при желании его можно уместить в рамки уикенда. Одним из факторов, обуславливающих рост индустрии туризма, является гибкий рабочий день. Человек может перерабатывать в течение недели, чтобы увеличить себе выходные. Конечно, в традиционной культуре такое невозможно, поскольку жизнь требовала полноценной трудовой нагрузки, не допуская лишних лакун. Однако сегодня трудолюбие скорее симптом, чем добродетель; общество не нуждается в максимальном росте труда, наоборот, оно боится излишних трудозатрат. Многое, что питает туризм, объясняется феноменом скрытой безработицы.

Современный безумный жизненный ритм лишает человека продолжительных отпусков. Но, отдыхая по одной-две недели, люди стали брать подобные отпуска чаще. Рост продолжительности жизни, накладываясь на снижение пенсионного возраста, также открывает широкие возможности для путешествий. Зреет определение туризма как занятия для пенсионеров.

Ещё один немаловажный момент. Путешествие стало менее рискованным. Полностью риск исключить никогда не удастся. Природные катаклизмы (землетрясения, цунами, ураганы) могут посетить излюбленные курортные зоны. В отдельных случаях существенны политические риски – террористы уже осознали, что туристические объекты более значимы, чем объекты государственные. Есть ещё и техногенные риски: самолёты падают, лайнеры тонут, автобусы переворачиваются. И всё же статистически - это всё малые величины. Сегодня средний путешественник пребывает в комфорте, не терпит бедствий, имеет стабильно положительные эмоции. К тому же, за всё это ему не приходится чрезмерно платить.

Прежнее путешествие мало того, что было авантюрой, так ещё и требовало значительных денег. Экипировка, проводники, плата за питание и постой, помноженная на многие и многие дни… Всё это заменено ценой визы, билета и тура, в виду массовости довольно демократической. Если к этому добавить тенденцию к росту уровня жизни, то очевидно, что в пределе путешествие будет доступно всем.

Как и во многом другом, здесь мы имеем процесс освоения капиталом устремлений человеческих душ. Человек срывается с места и, перемещаясь в пространстве, чего-то хочет этим достичь. Каптал же, почувствовав, что это перемещение может быть истолковано в терминах денежного оборота, сопутствует человеку. В результате путь последнего обрастает знаками инвестиций. Он становится заметным, и из личного пути возникает общественная колея, вокруг которой выстраивается целая индустрия.

Индустрия туризма – дело не шуточное. По данным ООН, это – крупнейшая отрасль мировой экономики, крупнейший налогосдатчик. В туризме занят каждый пятнадцатый из числа всех работающих на Земле. И эта отрасль развивается, опережая все остальные.

Что же лежит в основе столь колоссального образования? Насколько эта основа тверда? Лишена ли она знаков разложения, каковые то здесь то там проступают на лице современной культуры?..

Продолжение слеует...