Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Category:

Ломоносов о нравственных основаниях науки

Автор Павел Герасимов   

Может ли учёный работать без идеологии? Отечественная наука  берёт своё начало с Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765). Какая идеология, какой нравственный и философский посыл , по его мнению, должен лежать в основании российской науки?

Об этом - доклад,  прочитанный 7 ноября на круглом столе между Хабаровской духовной семинарией и Тихооеканским государственным университетом (ТОГУ) Хабаровска в рамках 7-х Димитриевских образовательных чтений.

16 июля 1945 года в Нью-Мексико американскими учеными было проведено первое испытание атомной бомбы. Это словосочетание – атомная бомба – впервые появилось в романе Герберта Уэллса «Освобожденный мир» в 1913 году. В этом же романе было предсказано открытие радиоактивности в 1933 году. К словам постепенно привыкли. Погода, казалось, препятствовала проведению эксперимента: две недели была страшная засуха, не выпало ни единой капли дождя, а накануне – 14 и 15 июля – прошли сильнейшие грозы, сопровождаемые градом. Взрыв был назначен на 5:30 утра. Никто не видел первой вспышки. Но всеми овладел страх перед мощью взрыва. Карсон Марк, один из наиболее выдающихся членов Теоретического отдела, действительно подумал (хотя сознание подсказывало ему, что такая вещь невозможна), что огненный шар не перестанет расти, пока не охватит все небо и землю. Оппенгеймер прижался к одной из стоек в помещении контрольного поста. И когда гигантское зловещее облако высоко поднялось над местом взрыва, он вспомнил строку из древнего индийского эпоса «Бхагават Гита»: «Я становлюсь смертью, сокрушительницей миров». Эти слова принадлежали Кришне, владыке судеб смертных. Поразительно, что никто из присутствовавших не прореагировал на явление профессионально. Все они рассказывали о своих переживаниях словами, взятыми из области мифологии и теологии: «Через тридцать секунд после взрыва по людям и предметам ударил первый сильный порыв ветра, – говорил генерал Фарелл, – Он сопровождался продолжительным и внушающим трепет ревом, который напоминал о Страшном Суде. Мы почувствовали себя ничтожными существами, богохульно дерзнувшими затронуть силы, бывшие до сих пор в неприкосновенности».

Картина художника Владимира Балакая Дамоклов меч 
Владимир Балакай (р. 1929), "Дамоклов меч"

После испытания один из создателей атомного оружия – Лео Сциллард – собрал 69 подписей ученых против применения нового оружия и отправил президенту Труману. Однако дело было передано во Временный комитет, где решающими были голоса Оппенгеймера и Ферми. Последний накануне взрыва говорил: «Не надоедайте мне с вашими терзаниями совести! В конце концов, это — превосходная физика!» Так возникла этическая проблема научных исследований.

«Ключевым элементом той культуры, на которой базируется индустриальная цивилизация, является европейская наука (ее еще называют наукой Нового времени), возникшая менее четырех веков назад, - пишет известный современный политолог С.Г. Кара-Мурза - Вместе с наукой, как ее «сестра» и как продукт буржуазного общества, воз­ник­ла идеология. Она быстро стала пара­зи­тировать на науке. … Вспомним слова философа Научной революции Бэкона: «Знание — сила» (или, точнее, «знание — власть»). Одна из составляющих этой силы (власти) — авторитет тех, кто владеет знанием. Ученые обладают такой же силой, как жрецы в Древнем Египте. Власть, привлекающая к себе эту силу, обретает важное средство господства. Как отмечал К. Ясперс, «если ис­чер­пы­вающие сведения вна­чале да­ва­ли людям освобождение, то те­перь это обратилось в гос­подство над людьми». … Во всех странах Запада, где произошли великие буржуазные революции, ученые, философы и гуманита­рии внесли свою лепту в программирование поведения масс посредством идеологии. … Любая идеология стремится объяснить и обосновать тот социальный и политический порядок, который она защищает, через апелляцию к естественным законам. … Понятно, что идеология сама становится фактором формирования человека, и созданные ею мифы, особенно если они внедряются с помощью системы образования и средств массовой информации, лепят человека по образу заданной формулы. А формулы идеологии, как и ее язык, создаются по образцу научных формул и научного языка. Чем больше идеолог и демагог похож на ученого, тем он убедительнее. Произошла «санктификация» науки, одно имя которой стало достаточным, чтобы убеждать в верности чисто идеологических утверждений. Как сказал великий физик Джеймс Клерк Максвелл, «так велико уважение, которое внушает наука, что самое абсурдное мнение может быть принято, если оно изложено таким языком, который напоминает нам какую-нибудь известную научную фразу».

Но может ли вообще ученый работать без идеологии? Вдумаемся в значение этого слова: оно происходит от идеи и означает мыслесловие, учение. В.Ю. Троицкий пишет: «… позже появилось словечко «деидеологизация», с которым неслучайно так много неудобств и бед в нашей жизни. Идея – это мысль. «Деидеологизация» значит предметно: обессмысливание!» Не нужно доказывать, что человек не может жить без идеи. Тем более без идеи не может жить ученый. Но какая идея наполняет смыслом его деятельность – очень важно.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>

Tags: История, Наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments