Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Возвращение ювенальной юстиции: закон о социальном патронате

23 марта 2012 г. на рассмотрение Государственной Думы Российской Федерации внесен законопроект N 42197-6 с длинным названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства». Суть законопроекта составляет введение в России института социального патроната.

Что это такое? Закон определяет социальный патронат так: это «форма осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально опасном положении, социально-педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего».

В определении используется много хороших слов. Семье, находящейся в социально опасном положении, обещают различную помощь. И всё это – ради достойной цели: предотвратить утрату родительского попечения, т.е. чтобы родители оставались родителями своих детей.

Как же это предполагается организовать на практике?

К вам приходит работник социального патроната...

Тут надо сделать отступление и пояснить, что этот визитёр может прийти практически в любую семью.

По закону под социальный патронат попадают семьи в социально опасном положении. Действующее законодательство считает такой семьёй (см. Закон N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних") ту, «где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

Это – уже довольно тревожная формулировка, поскольку неисполнение обязанностей и жестокое обращение можно толковать достаточно широко. Но новый законопроект растягивает ситуацию ещё шире. Теперь семьёй в социально опасном положении будет считаться и та, где родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие нормальному воспитанию и развитию» детей.

Родителям попавшей под прицел семьи будет предложено подписать акт об установлении социального патроната. На первый взгляд это выглядит как совершенно добровольное действие. Требуется письменное заявление со стороны родителей, и даже - письменное заявление самого ребёнка.

Но необходимость согласия на патронат – только иллюзия. В пояснительной записке к законопроекту Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, возглавляемый Е.Б. Мизулиной, отмечает: «В связи с тем, что социальный патронат представляет собой определенное вмешательство в семью, его осуществление будет возможно только с согласия родителей», но это, как бы это помягче выразиться, отклонение от истины. Помимо письменных заявлений закон предусматривает и иной механизм введения патроната – по решению суда. В этом случае отказ родителей подписать акт об установлении патроната будет автоматически означать лишение (или ограничение) родительских прав.

После принятия решения об установлении патроната процедура предполагается следующая.

Проводится обследование «условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего». Это обследование, как говорится в пояснительной записке к закону, призвано выявить ключевые причины «семейного и детского неблагополучия» и наличие у семьи «ресурсов и способности для осуществления позитивных изменений в функционировании семьи». Маркер здесь – слово «ресурсы». Есть ресурсы у семьи – хорошо, нет – изъятие детей становится практически неизбежным.

На основании обследования составляется план социального патроната. План составляют органы опеки. По закону согласование плана патроната с родителями не требуется. Иными словами, вынудив родителей подписать акт об установлении патроната, контролеры от государства вправе навязать им любые действия, которые сочтут нужными.

По закону план «включает мероприятия, направленные на обеспечение надлежащих условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего в семье, безопасности несовершеннолетнего, ухода за несовершеннолетним, оказание социально-педагогической, медико-психологической помощи семье, помощи родителям или иным законным представителям несовершеннолетнего в его воспитании и обучении, а также иные мероприятия». В первую очередь, следовать плану должны родители; в плане для них расставлены флажки, за которые нельзя переступать, а вернее, они должны перепрыгнуть через голову, чтобы соответствовать установленным требованиям. В сопроводительной записке к закону это формулируется как задача восстановления «способности семьи к безопасному воспитанию ребенка, взаимодействию с социальным окружением».

Заинтересованность инициаторов закона в успешном выполнении семьёй всех предъявленных требований крайне сомнительна. Закон гласит: «в случае неустранения обстоятельств, явившихся основанием для установления социального патроната, по завершении установленного срока его осуществления и возникновения соответствующих оснований орган опеки и попечительства будет обязан предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их в родительских правах». Этот же абзац – слово в слово – присутствует и в пояснительной записке. Похоже, что это и есть подлинная цель.

Оцените, насколько продумана формулировка. В случае провала социального патроната органы опеки не только не несут никакой ответственности, - они обязаны (!) изъять ребёнка из семьи. Может быть, им и не хотелось бы этого делать, но закон предписывает предъявить иск. Никакой злонамеренности, всё законно и поступательно. Шаг за шагом – чтобы и родители и общество смирились с неизбежным концом.

Полный текст статьи:
http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1098&Itemid=46
Tags: Законодательство, Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments