Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Битва за крест

Правительство Великобритании определилось: работодатель может потребовать от работника снять нательный крест, а если тот не послушается, то уволить его, и это не будет считаться нарушением его прав.  Ношение крестика не является обязательным для христианина, а стало быть, носить нательный крест или не носить – дело лишь его личного выбора, и ограничение, накладываемое работодателем на публичное ношение крестика, не нарушает свободы вероисповедания.

Как стало известно изданию The Telegraph, такая аргументация будет использована официальными представителями Великобритании в Европейском суде по  правам человека, где рассматривается дело медсестры Ширли Чаплин и сотрудницы British Airways Нади Эйведа. В обоих случаях претензии работодателей были примерно одинаковы: корпоративные правила запрещают ношение каких бы то ни было украшений, а потому крест следует снять или хотя бы скрыть под одеждой.

Картина русского православного художника Максима Фаюстова Русский мученик Евгений Родионов 
Максим Фаюстов "Русский мученик Евгений Родионов", 2008.


Евгений Родионов отказался снять крест и был убит чеченскими сепаратистами.

Однако для христианина крест не может быть украшением  - это знак причастности к смерти Христовой и надежды на воскресение к новой жизни. Как сказал апостол Павел: «Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас» (2 Тим.2:11-12). Снять крест – это как раз и означает отказаться быть причастным Христу,  почти что – отречься.

В наш мультикультурный век из святыни Креста, действительно, сделали украшение, элемент стиля. Но для тех, кто служит не Богу, а стилю, снять крестик – как раз не проблема: не тот вопрос, чтобы спорить с начальством. Для Нади Эйведа и Ширли Чаплин это стало вопросом духовной жизни.  Думаю, их начальство очень быстро осознало, что в данном случае крест – вовсе не украшение. Казалось бы, одного этого достаточно, чтобы  вопрос отпал. Но нет.

Вероятно, ссылка на правило о запрете украшений с самого начала была лишь лукавством. Медсестра Чаплин  о том, что она служит ближнему, как заповедал Христос. И до 2009 года это не вызывало нареканий. Очевидно, дело вовсе не в нарушении санитарных правил.

Представители же British Airways прямо проговорились, что предпочли бы, чтобы все религиозные символы были бы скрыты под униформой. Но это не помешало им разработать вариант формы, допускающий хиджаб для мусульманок и тюрбан для сикхов. И тот и другой заметны гораздо больше, чем крестик на шее.

Следует отметить, что ни пациенты больницы, ни клиенты авиакомпании не выражали недовольства христианской символикой. Антихристианская кампания никак не была инспирирована извне, в обоих случаях речь идёт о внутренней инициативе данных организаций. Кому-то захотелось сделать христианство сотрудниц менее заметным.

По оценкам правозащитной организации «Open Doors» христиане представляют самую многочисленную группу жертв преследований за религиозные убеждения. Христианство всё больше мешает современному человечеству. Оно становится всё более неудобным. А поскольку христианство  в своей основе неизменно, следует вывод, что меняется мир, и меняется он, всё дальше уходя от Христа.

British Airways оказывается более снисходительна к мусульманам и сикхам: они же – не европейцы, их религиозность простительна. Она объясняется тем, что прогресс до них как следует ещё не добрался. А вот прогрессивному европейцу показывать религиозность нельзя. Это уже – моветон. Европеец должен быть просвещённым безбожников.

Раздражение, выказываемое по отношению к христианам Европы, пока ещё не принимает каких-то особенно острых форм.  От христиан не требуют, чтобы они расстались с крестом. Требуется всего лишь, чтобы крест был не виден. Иными словами, пока проходит обкатку запрет не на исповедание веры, а только на проповедь. Верить можно, свидетельствовать о вере - нельзя.

Но не стоит преуменьшать опасность.  В событиях в Великобритании мы должны видеть знак. Мы знаем, чем закончится история: нам предложат выбрать – хлеб или Христос. В этой перспективе судебные истории о запрете на ношение крестика становятся первым актом грядущего финала.  Уже можно выбирать – Крест или работа. От нашей реакции зависит, насколько легко  враг рода человеческого исполнит всю пьесу.

  Текст написан для портала "Татьянин день" 

 

Tags: Война с прометеями, Религия и атеизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments