Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

На фоне Pussy Riot: спасение против страха

По поводу акции Pussy Riot в Храме Христа Спасителя сказано много, но что-то важное до сих пор не проговорено. Лично у меня нет понимания, что ситуация обработана, что всё ясно и понятно - и как её оценивать, и как надо Церкви вести себя, если что-то подобное повторится. Много эмоций и мало анализа.

Это чувство неудовлетворенности понуждает меня высказаться. На самом деле о подобных "грязных" акциях говорить не хочется - риск загадиться очень велик. Но некоторые вещи всё же надо сказать.

Сначала общая характеристика акции.

По совести говоря,  "панк-молебен" Pussy Riot нельзя назвать кощунством в прямом смысле этого слова. Участницы не ставили себе целью оскорбить Бога, Богородицу, святыни. Они попытались составить текст по отношению к святыне настолько уважительно, насколько это для них возможно.

Понятно, что с точки зрения православного христианина - текст за гранью допустимого. Мироощущение Pussy Riot далеко от христианства. Скорее всего, девушки даже не чувствуют, насколько велик этот разрыв. Они искренно считают, что им удалось найти компромиссную форму, так сказать, уложиться в формат - голова покрыта, в юбках, в алтарь не вошли, акция  осуществлена не постом, а на масленицу...

Не правда ли,  это что-то напоминает? Своего рода вывернутое наизнанку фарисейство, так сказать, "фарисейство извне". Никакого мистического содержания, никакой реальной попытки обратиться к Богу... Голая политическая акция.

Поэтому о. Андрей (Кураев) был по-своему прав, предложив накормить девушек блинами. Что бы это было? Попытка перейти из идеологической в личностную плоскость. От речёвок и лозунгов - к общению. Мудрый и чуткий собеседник мог постараться  за внешним эпатажем найти реальную человеческую душу, в которой так или иначе запечатлен образ Божий, и показать этой душе, что такое общение со Христом, и вообще, кто такой Христос.

Но такого мудреца не нашлось. И это не удивительно: мало кто мог бы реализовать подобную программу, не скатившись в банальное и опасное попустительство. Возможно. сам о. Андрей и смог бы. А кто ещё?

Что же в итоге получилось? Чем действительно является эта акция?

В первую очередь, оскорблением Патриарха. Громким и публичным.

Также, несомненно, оскорблением чувств верующих. Подобные тексты, вынесенные в пространство храма, не могут оставаться личным мнением их авторов. Они задевают каждого верующего. Недопустимость этого очевидна. Православный человек не может снести пародии на молитву, задирание ног в храме, провокационные маски, обращение к Богородице на уровне уличной тусовки. Член Церкви не может не возмутиться и оскорблением её Предстоятеля.

Наконец, с точки зрения светских законов акция Pussy Riot - самое настоящее хулиганство.

Так что статью на девушек найти можно, есть за что и судить, и приговорить...

Но вот надо ли...

Задумывалось ли так или нет, но "панк-молебен" стал провокацией. Возможно, девушки и не хотели этого, вернее, они устраивали обыкновенную,  "уличную" провокацию: сказать гадость власть имущим, в лицо, максимально публично и громко. Но получилось не только это. В результате Церкви оказался брошен моральный вызов.

Суть этого вызова - является ли Церковь институтом только этого мира или она всё же - не от мира сего? Какие законы для неё главные - любви или юриспруденции? Сколько в нас есть от Христа, от христианства и что считать таковым?

Представим: НБП врывается в приёмную Президента, хамит, активисты приковывают себя наручниками к батарее... Власть их отдирает от батареи, судит, наказывает... Это - обыкновенно. Но это - земная власть. Приняв эту логику, Церковь становится в ряд земных институтов.

Хулиганов, хамящих власти, власть, однако, может простить. Когда она может это сделать? Тогда, когда чувствует себя сильной. Когда понимает, что прощение никто, в том числе и враги, не может выдать за слабость. Если же власть слаба, она вынуждена демонстировать силу.

По этой логике то, как активно видные представители нашей Церкви, требуют наказания для Pussy Riot по закону, говорит о слабости Церкви. Мы чувствуем себя неуверенно. Мы не ощущаем, что Церковь - реальный духовный лидер народа. Мы боимся, что нас посчитают слабыми, что, оставив девушек безнаказанными, мы поощрим к хулиганским выходкам их последователей. Страх - вот основная движущая сила этой истории.

Между тем, суд и наказания активисток Pussy Riot вряд ли окажется серьёзным педагогическим воздействием. Если обвиняемым и дадут реальный срок, он вряд ли будет большим.А ореол мучеников будет создан. Практика НБП показывает, что пассионарии для подобных акций всегда найдутся. В результате Церковь оказывается противопоставленной значительной части общества, причём противопоставление происходит не в духовном, а политическом плане. Не проивопоставление греху, а противопоставление людям.

Может ли Церковь любить своих врагов? Являются ли врагами Церкви феминистки из Pussy Riot? Если говорить о РПЦ, вероятно, да. Но являются ли они врагами Христа? Кто ответит? Умер ли Христос в том числе и за них? Тут ответ очевиден: да, умер и за них тоже. А мы, что делаем - для них? Судим, готовы посадить... Мы уверены, что это принесёт этим девушкам пользу? Я сомневаюсь...

Но что надо делать? Отпустить? Простить? Легко простить кающегося. А если они не показывают раскаяния, а мы отпустим, не будет ли это попустительством?

Провокация удалась. Мы воспринимаем ситуацию бинарно: простить-покарать. Оба выбора политически неудачны. Но замечаем ли мы, что и сама эта вилка - из разряда земной политики? История с Pussy Riot - показатель обмирщения Церкви. Мы не столько занимаемся спасением, сколько участвуем в деятельности земной корпорации.

Есть ли выход из этого, спровоцированного Pussy Riot кризиса? Наверняка есть. Церковь должна перестать казаться обиженным субъектом, памятуя, что если судить по справедливости, то наказания достойны не только Pussy Riot, но и чуть ли не каждый. Если не по государственному, то по Божиему закону - уж точно. Но Бог милостив... А мы? Мы должны быть мудрыми, а не суровыми. Каждое наше действие должно не просто взывать к справедливости, а вести к спасению - нас самих и тех, кто оказывается рядом с нами. У Церкви богатый духовный опыт и, безусловно, найдутся люди, которые могут применить этот опыт к данной ситуации.

Как снять героический флёр с участвоваших в акции? Как сделать ситуацию чуть более смешной? Как обломать остроту провокации? Может быть, стоит создать специальную площадку для подобных акций? Хотите совершить "панк-молебен", - пожалуйста. В пространстве, принадлежащем Церкви. Но не в храме. Хотите, чтобы он был доказательством, что вы со Христом, а не против Него (а на самом деле, каждый такой хочет показать, что Христос - именно с ним), - пожалуйста: обратитесь к консультанту, он проверит ваши тексты. Англичане мудро устроили Гайд-парк, создав пространство, в котором можно говорить без последствий всё, они вывели неконструктивные проявления из нормативной публичности.

И тогда уже жесткость Церкви в отношении тех, кто будет продолжать творить подобное в храмах, будет понятной даже наиболее отъявленным крикунам. Хулиган тот - кто нарушает правила игры. За это следует удаление с поля и наказание. Без обид.

Я не утверждаю, что это - хорошее решение. Наверняка есть и другие, и лучше. Но надо выходить за рамки навязанной нам плохой альтернативы.
Tags: Православие, Религия и атеизм, События, Социум, Сценарии нашей жизни
Subscribe

  • ДИКТАТУРА АБОРТМАХЕРОВ

    В США произошла очередная история, когда публично высказанная позиция стала причиной конца карьеры. Джон Гибсон, генеральный директор…

  • Нельзя служить двум господам: Богу и маммоне

    Автор Ольга Казанцева С детских лет нам теперь пытаются внушить, что категоричность – это плохо, компромисс – хорошо…

  • Н.С. Лесков перед смертью

    Автор: Алла Новикова-Строганова Когда дни Лескова были уже сочтены - 12 февраля 1895 года - в Прощеное воскресенье - к его дому пришёл, не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments