Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

О "божьем даре" Светланы Гайер

Автор Галина Хотинская   

С.М. Гайер 
Светлана Михайловна Гайер (26 апреля 1923, Киев — 7 ноября 2010, Фрайбург-в-Брайсгау). Фото с yarki.ru

«Ангелом-хранителем русской литературы» называют Светлану Гайер в немецкоязычном мировом пространстве. Эта переводчица от Бога, «филигранный мастер», «королева сложнейшего литературного дела» в совершенстве владеет великой и завораживающей тайной Слова. Владимир Набоков выделял три типа переводчиков: ученый муж, жаждущий заразить весь мир своей любовью к забытому или неизвестному гению, добросовестный литературный поденщик и профессиональный писатель, отдыхающий в обществе иностранного собрата. Ученый муж, как и трудолюбивая дама, корпящая над одиннадцатым томом собрания сочинений, в переводе дадут точность и педантичность, но они лишены творческого дара, а ведь ни знание, ни усердие не заменят воображения и  стиля. Идеальный шедевр иностранной литературы должен переводить конгениальный автор: таланты должны быть одной природы, переводчик  должен прекрасно знать оба народа, оба языка, все детали авторского стиля и метода, происхождение слов и словообразование, исторические аллюзии, «наряду с одаренностью и образованностью он должен обладать способностью к мимикрии, действовать так, словно он и есть истинный автор, воспроизводя его манеру речи и поведение, нравы и мышление с максимальным правдоподобием». 

Легко преодолевая преграды и смысловые барьеры двух великих культур, Светлана Гайер как никто воссоздает словесно-духовную музыку русских корифеев на немецкий, демонстрируя качества конгениальности. А ведь это – перевод более сорока русских классиков 19-20-го веков. Весь массив перелопаченного ею материала подобен грандиозному сооружению вроде Кельнского собора. Грациозная, миниатюрная женщина трудолюбием напоминает муравья, подымающего ношу, превышающую в семь раз его собственный вес. Кстати, Светлана Михайловна живет во Фрайбурге, недалеко от собора, как она сама говорит, «живу в его тени». Не случайно и то, что она любит только классическую музыку, и особенно музыку И.С. Баха.

Икона сошествия Святаго Духа на апостоловВ благодарственной речи, произнесенной в соборе Святого Петра во Франкфурте на Майне в 2001 году по поводу вручения  ей Европейской премии переводчиков, Светлана Гайер вспомнила библейскую притчу о неделе истечения Духа Святого. «Это было в воскресенье, в последний день Святой Троицы, именуемой в Библии «неделей Языка, Святых обетов и предсказаний», т.е. профессиональный праздник». Я воспроизведу эту речь в моем переводе так, как услышала тогда на немецком и записала: «В ночь Пятидесятицы ученики Господа, читая Тору, молились в доме матери Иоанна Марка – спутника Петра и Павла, и внезапно всех присутствующих пронзил огонь; они заговорили, как сказал евангелист Святой Лука, на неведомом наречии, «на иных языках». И многим, не знавшим арамейского, славословие апостолов было понятно. Весть шла от духа к духу, минуя языковые барьеры. В этом событии предсказан всемирный дух Евангелия, мечта о преодолении языковых границ и абсолютном понимании между странами и племенами. В самом «говорении языками», том описанном евангелистом случае глоссолалии (странных выкриках людей, охваченных экстатическим состоянием), заключалось чудо нисхождения Духа святого. Так в Библии изображено «полное понимание», когда Слово Божие распространилось по земле. Именно поэтому Шеллинг назвал Троицын день (Pfingsten) «Вавилоном наоборот». «При всей многокрасочности данное загадочное событие, – подчеркнула С.Гайер, – нуждается в переводе и толковании. Вопросы, возникающие при этом, возбуждают, обладая непреходящей актуальностью. Это вопросы об отношении языка и сознания, языка и понимания и, наконец, о роли переводчика. Огненные языки предсказания погасли, но осталась тоска человечества об универсальном понимании. Мечта о преодолении языковых границ остается утопией и находится всегда в арсенале «профессиональных пограничников», а ими являются переводчики. Деятельность переводчика – это эвокативный акт (слово «эвокация» означает «приглашение в суд на разбирательство» мой комментарий:Г.Х.). Эвокативно-игровой характер немецкого слова „übersetzen“ – «переводить» указывает на это. „Übersetzen“ по-русски означает: «перенести нечто в иное место» и соответствует представлению о транспорте, почтовой тройке или дилижансе. Пушкин именовал переводчиков «почтовыми лошадьми Просвещения». Они должны заботиться о надежной транспортировке, чтобы легко преодолевать большие расстояния. Это весьма мужественное занятие на грани свертывания собственной шеи. Иные говорят о наведении мостов и о паромах. Но цель одна, – достичь другого берега с наименьшими утратами и не потерять содержимое тяжелой поклажи. Но поклажа уже не та, когда она перенесена. Ведь содержимое языка изменилось во время транспортировки. Кстати, немецкое слово «Fergen», означающее «паромщик», уточняет С. Гайер, имеет еще такие значения: «поэт» и «перевозчик». На это обстоятельство в свое время обратил внимание известный немецкий переводчик Пауль Целан. Он имел в виду не простой перевоз груза через мост, а именно тот перенос, который осуществлял «понтифик». Понтифик в древнем Риме был Первосвященником. Ведь слово pons в родительном падеже означает «мост» + „feci“ от слова „facere“ (по-немецки „machen“ («делать»), означало «возведение» понтификом для римлян «святого моста» понимания и выражало  его высшую озабоченность «хранением» «Слова Божьего». Эти образы и параллели не случайны. Груз, который доходит до цели, всегда совершенно иной. А ведь переводчику доверяют очень тяжелый словесный груз. Результат диалога переводчика с автором никогда не достигнет оригинала. Переводчик никогда не стремится изготовить дубликат или быть двойником автора. Дело перевода описательно можно обозначить как движение и путь к дому соседа. Именно так об этом говорится в знаменитом стихотворении Иоганнеса Бобровского „Die Sprache“ («Язык»). Перевод – это всегда напряжение между бесконечной далью и следующим расстоянием, между идеалом и действительностью, между смыслом и словом. Чтобы хорошо переводить, «нужно все время погружать себя в утопию, в то особое состояние, подобное состоянию предсказаний и обетов истечения Духа Святого на Троицу. Только тогда совпадут и перевод, и понимание как озарение».

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>

Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments