Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Критерий "Чёрного квадрата"

7 февраля 2012 проходила встреча премьер-министра и кандидата в президенты РФ В.В. Путина с его доверенными лицами. Одним из них оказался известный и титулованный художник Илья Глазунов.

Между Глазуновым и Путиным состоялся весьма примечательный диалог.

Глазунов сказал следующее:

Реалистическому направлению в современном искусстве трудно пробиться, - сообщил Глазунов, - одним из примеров такого положения вещей является недавняя выставка, одним из экспонатов которой стал унитаз. Так что приверженцы более традиционного искусства вынуждены просто уезжать за границу.

На что Путин ответил:

Малевич ведь тоже когда-то уехал. И "Черный квадрат" он написал там, за границей. Это, конечно, не живопись в традиционном понимании. Это какое-то философское выражение видения чего-то. Он также представлял мир. Конечно, это не требует каких-то особых данных, но Малевич такими данными обладал, он хорошо рисовал. Вопрос о том, запрещать что-то или закрывать - но мы же уже закрывали, запрещали.

Вы сказали, нельзя ли там прижать - давайте не будем ничего запрещать. То, что поддерживать реализм, безусловно, нужно. Не социалистический, а просто реализм - это, безусловно, нужно.

ch_kv.png 
Казимир Малевич, "Черный суперматический квадрат", 1915

Что тут интересно.

Во-первых, к сожалению, искусство и культура находятся далеко на периферии интересов власти. Хорошо, что Путин знает, о Казимире Малевиче и правильно относит его к современному искусству. Но этим всё и исчерпывается. Малевич ведь никуда не уезжал, а прожил всю жизнь в России, где и сотворил свой «Чёрный квадрат», да ещё во многих авторских копиях… Более того, «Чёрный квадрат» - не есть представление мира, «видение чего-то». Это – манифест в красках, попытка переформатировать культурное пространство, отменить культурную традицию. Не случайно, Малевич вешал «Черный квадрат» в «красный» угол, на место икон.

Для Путина искусство существует в своей реальности, само по себе, оно не пересекается с его жизненным пространством, которое, прежде всего. Описывается в экономических категориях. А между тем, то, что происходит в культуре, сказывается на всех сторонах жизни общества и каждого из его членов. Культура – это символическое пространство, и навыкая пользоваться теми или иными символами, мы изменяем свою психологию, своё поведение, свои взаимоотношения с другими людьми и миром.

Поэтому культурный либерализм крайне опасен. И яркий пример подобной опасности – новый проект закона о культуре.

Конечно, запретить современное искусство невозможно. Глазунов не очень правильно ставит вопрос. Тем более, что и сам Илья Сергеевич относится всё же к современному, а не традиционному искусству. Современное искусство в его крайних, провокационных видах можно и нужно лишить государственной поддержки, исключить из государственного информационного пространства. Но, очевидно, Путин не пойдёт на такие меры. Он не видит в них необходимости. Его обещание поддержать реализм – неконкретно. Впрочем, если даже реалистическое искусство получит какую-то поддержку, культурной ситуации в целом это не исправит. Если в публичном пространстве реализм и арт-хулиганство будут присутствовать на равных правах, это не сделает нашу культуру чище. Чтобы нечистоты не отравляли воду, канализация и водопровод не должны смешиваться.

Не случайно, что апологеты современного искусства восприняли слова Путина как свою прямую поддержку.  

Tags: Искусство, Символическая действительность, Социум
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments